ПРЕСС-ОБЗОР 

В Мюнхене прошла ежегодная конференция по безопасности – едва ли не второе по значимости публичное международное мероприятие, после Недели высокого уровня на Генассамблее ООН. Владимира Путина, который в 2007 году выступил здесь с нашумевшей программной речью, на конференции не было, равно как и лидеров США и Китая – не тот формат. Но выступления так или иначе крутились вокруг них.

ПЛАНЫ ПУТИНА – В ЖИЗНЬ! 

За несколько дней до начала Мюнхенской конференции организаторы обнародовали экспертный доклад о ситуации в Евро-Атлантическом регионе и в мире. Доклад назван «Westlessness». 

Если с ходу не перевели − «Беззападность». Название непривычное. До подобных вещей не договаривался даже Путин: он тогда говорил о процессе, а это уже результат! 

Подробная расшифровка дается в первой главе доклада: «В последние несколько десятилетий ответ на вопрос, что удерживает Запад вместе, был ясен: приверженность либеральной демократии, правам человека, рыночной экономике и международному сотрудничеству в международных институтах. Сегодня значение Запада все больше оспаривается. Мы свидетели распада Запада как относительно сплоченной геополитической конфигурации. Мир становится все менее западным, но, что еще важнее, менее западным становится сам Запад. Это то, что мы называем «беззападностью». 

Сильно сказано. Составители доклада признают, что «беззападный» мир, лидерами которого являются Россия и Китай, на подъеме, а «либеральному триумфаторству периода после холодной войны не хватило саморефлексии». 

В российском МИДе вряд ли сказали бы лучше, замечает «Коммерсантъ». 

«ПУТЕМКИНСКОЕ ГОСУДАРСТВО» И ПРИМКНУВШИЙ МАКРОН 

Вторая часть доклада содержит отдельную главу о РФ, озаглавленную «Путемкинское государство». В ней говорится, что Россия – слабая страна, раздираемая множественными и при этом усиливающимися внутренними проблемами, но при этом способная «хорошо разыгрывать слабые карты». 

Интересно, где они увидели усиливающиеся внутренние противоречия. Российское большинство вполне устраивает президент и его внешняя политика, но решительно не устраивает правительство, где тон традиционно задавали бухгалтера. Сейчас нашли инженера − выпускник СТАНКИНа, он уверенно отличает зенкер от зенковки, одно настораживает: вышел из налоговиков. 

Однако вернемся к докладу. «Москва уже давно берет вес не по силам». Далее следует признание. «В 2019 году Россия все же сумела нанести немало чувствительных для Запада ударов, одержав несколько дипломатических побед. 

Несмотря на отсутствие перемен в кремлевской внешней политике, Россию в прошлом году восстановили в правах в ПАСЕ. Турция, страна НАТО, закупила российские зенитные ракетные комплексы С-400. Москва закрепилась на позициях влиятельной силы на Ближнем Востоке». 

Надо же, Россия не прогнулась, а ее вернули в ПАСЕ! Причем пункт с ПАСЕ поставлен выше «влиятельной силы» на Ближнем Востоке, тогда как здесь идут реальные процессы, а там заседает сборище управляемых болтунов. 

Но самое важное, оказывается, заключается в том, что с Россией начал дипломатические заигрывания французский президент Эмманюэль Макрон, призвавший европейцев пересмотреть основы их отношений с ней». 

Первое ощущение: доклад писали не эксперты, а отмороженные пиарщики, которые, наскоро пролистав увесистую папку страниц исходного документа, особо не заморачивались: вам нужно плюнуть в Россию и наехать на Макрона – плюнем и наедем. Ну, а то, что при этом мы будем вынуждены проговориться, признав успехи России − это, ребята, уже ваши проблемы. 

ГЕРМАНИЯ – ДРУГОЕ ДЕЛО 

Выступление президента Германии Франка-Вальтера Штайнмайера, выступившего с заметной речью, начиналось за упокой − с претензий к ключевым международным игрокам. «Россия не только попрала международное право при аннексии Крыма, она превратила силу в инструмент политики. Возникли отсутствие доверия, конфронтация». 

«Китай, в ходе впечатляющего подъема, стал важным международным игроком. Но он избирательно применяет международное право, например, в Южно-Китайском море, а также в отношении нацменьшинств». 

«Соединенные Штаты отвергают даже саму идею международного сообщества, словно позиция «каждый за себя» может стать основой международной политики». 

Германия − совсем другое дело. Президент ФРГ призвал усилить диалог, обращать внимание на точку зрения партнера. Нужно попытаться понять оппонента и его интересы. Без этого не удастся сохранить ядерную сделку с Ираном и добиться мира на востоке Украины. 

Франк-Вальтер Штайнмайер заявил о назревшей необходимости изменить отношения с РФ. «Нужно улучшенное отношение ЕС к России и России к ЕС, но не за счет государств и народов Центральной Европы». 

ЭТО ОН О ЧЁМ? 

Президент ФРГ пояснил, что европейская политика в отношении РФ не должна ограничиваться санкциями и осуждающими Москву заявлениями. 

Ну вот, прозрел. Однако, что бы ни говорили с трибуны, настоящая информация собирается все- таки в кулуарах. 

МАКРОН − КАМЕРТОН 

По кулуарам конференции бродил редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков. «Эхо Москвы» пригласило его на программу «Особое мнение», куда зовут разных, в том числе настроенных явно не по «эховски», людей – респект редактору Алексею Венедиктову, ему удается виртуозно доить сразу двух маток, а может, даже трех. 

− Вы вернулись, по самым последним агентурным данным, с Мюнхенской конференции по безопасности. Возможна ли безопасность в Европе без Путина? – спрашивает ведущая. 

− Нет. 

− Нет? − удивляется она (скорей, напоказ). 

Судя по всему, нет. И это артикулировал не кто иной, как президент Франции Макрон, который фактически предпринял попытку обозначить лидерство Франции в военных вопросах в Европе, прозрачно намекнув на свою готовность выполнить эту функцию, и указав, что после выхода из ЕС Великобритании Франция остается единственной ядерной державой в Европе. И основой военного могущества Европы (без США и Великобритании) теперь будет Франция. Поскольку у Германии такого оружия нет, стало быть, она не может выполнять эту роль. 

Поэтому в этом смысле были знаковые вещи. Плюс Макрон абсолютно четко поставил вопрос о том, что есть две стратегии. Одна: продолжать жать Россию санкциями, пожалуйста. Вторая: начинать разговор по существу проблем. И сказал, что санкции не дали результата, нанесли ущерб Европе, сопоставимый с ущербом, который был нанесен России. Судя по всему, это бесперспективное направление. Если оно бесперспективно, чего продолжать давить? Мы можем давить – тогда и себе, и им будем наносить удар. Поэтому, если брать Макрона в качестве камертона, то да, он ищет разговора. 

ЛИДЕРСТВО АМЕРИКИ СТАНОВИТСЯ НАЖИМНЫМ 

Посланцы Дональда Трампа – госсекретарь Майк Помпео и министр обороны Марк Эспер – приехали в Мюнхен с совершенно другим настроем. Помпео, попеняв европейцам за их уныние и пораженчество, провозгласил, что Запад во главе с США побеждает повсюду, а его враги – Китай, Иран и Россия, – напротив, сталкиваются с непреодолимыми проблемами. 

Марк Эспер сосредоточился исключительно на Китае как главной угрозе для коллективного Запада. 

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг демонстрировал, что по части военного сотрудничества поводов для тревоги нет: США дислоцируют в Европе новые части, европейцы стали исправнее платить взносы в общий бюджет. 

Отношения США и Европы, по словам американских докладчиков, на глазах меняются. 

Правда, не в ту сторону, в которую европейцам хотелось. Американцы, чувствуя возросшую конкуренцию со стороны Китая, России и других стран, меняют правила игры даже по отношению к своим союзникам. Лидерство Вашингтона становится нажимным. 

Вашингтон говорит своим союзникам: не спрашивайте, что США могут сделать для вас, будьте готовы сделать для США то, что попросим. 

Выход США из Договора о РСМД в 2019 году был одобрен в НАТО единогласно и без какого-либо обсуждения. Германии предлагается отказаться от «Северного потока-2». А Европе в целом – от допуска китайских компаний в сети 5G. 

Американцы истошно призывали не покупать Huawei, потому что это орудие китайской разведки, а в зале минимум треть с такими телефонами в руках. 

Уже упоминавшийся Константин Ремчуков, редактор «Независимой газеты», встретился с главой Мюнхенской конференции по безопасности Вольфгангом Ишингером: мол, объясни, что это за «беззападность» такая, и как ты вообще дошел до жизни такой. 

И тот дал понять, что задумка заключалась в том, чтобы, нарисовав мрачную картину, укрепить скрепы, связывающие оба берега Атлантики, и мобилизовать здоровые силы либеральной демократии (американских демократов) против ее врагов – популистов (Трампа) внутри и автократов (Путина и Си) снаружи. 

«Слушайте, мне кажется, что и в Москве недовольны главой, которая называется «Путемкинская Россия», и американцы недовольны, и европейцы недовольны, что у них нет западности, − отвечал Ишингер. − Но цель любого такого доклада все-таки провокативная, и нам удалось добиться этой провокативности. Оценки на эту «беззападность Запада» были противоположны. Помпео говорит: «Мы выигрываем», Макрон говорит: «Мы проигрываем», то есть Запад не выигрывает. Американцы – да, и таких фактов будет больше. Но это и побудило, в том числе теоретическую дискуссию среди глав государств − о том, а что же такое эта «западность» Запада, которой они лишились». 

Ответ, на мой взгляд, вполне вразумительный. Толковый парень, а я, понимаешь, не разобравшись, по нему прошелся – пиар! пиар! 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./