СУБЪЕКТИВНО

Вопрос этот напрашивается, когда я вспоминаю известные строки Тютчева: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить, у ней особенная стать, в Россию можно только верить». Кстати, откуда у поэта мистицизм?

Об этом в 1946 г. писал наш великий философ Николай Бердяев в книге «Русская идея». «Противоречивость и сложность русской души, может быть, связаны с тем, что в России сталкиваются и приходят во взаимодействие два потока мировой истории – Восток и Запад. Русский народ есть не чисто европейский и не чисто азиатский народ. Россия есть целая часть света, огромный Востоко-Запад, она соединяет два мира. И всегда в русской душе боролись два начала, восточное и западное». И, как мы видим, борются по сей день. Отсюда Бердяев видит противоположные свойства в русском народе: «деспотизм, гипертрофия государства и анархизм, вольность; жестокость, склонность к насилию и доброта, человечность, мягкость; обрядоверие и искание правды; индивидуализм, обостренное сознание личности и безличный коллективизм; национализм, самохвальство и универсализм, всечеловечность; …смирение и наглость; рабство и бунт».

Ну, скажут, вспомнил философ предания старины глубокой! Увы, согласно исследованиям выдающегося ученого Льва Гумилёва, менталитет этносов за всё время существования мало меняется. Словом, как только начинаешь сопоставлять пророчество Тютчева с сегодняшней жизнью, то невольно пробивается сомнение: а не слишком ли он был оптимистичен? В США, где пандемия свирепствует жестче, антикризисные действия правительства, в отличие от России, обогатили людей. Значит, можно? А когда только говоришь, сложа ручки – за горло хватает бедность. По данным Росстата, реальные располагаемые доходы во II кв. 2020 г. упали на 8,4% по сравнению с аналогичным периодом 2019 г., а в III кв. – на 4,8%. Как вычислили эксперты ВШЭ, по итогам 2020 г. в реальном выражении люди получили на 10% меньше, чем в 2013 г.

Зато безмерно богатело государство. С 1 января по 1 декабря 2020 г. ФНБ увеличился с 7,77 трлн руб. до 13,46 трлн. Почти вдвое. А в «процентах ВВП» «кубышка» с 6,8% разбухла до 11,8%. Но тронуть «не моги»: от страха полные штаны. Россия в кольце врагов!

Так вот, о россиянах. В 2020 г. просроченные обязательства по всем видам кредитов выросли более чем на 100 млрд – до 940 млрд руб. Больше всего просрочки среди «кредитов наличными» – 560 млрд. На рекордные 22% (до 58 млрд выросли долги по автокредитам. Но в январе «кредитные каникулы» кончились, и деньги из должников примутся вышибать. Процедура банкротства в 2020 г. прошлась более чем по 119 тыс. человек, включая индивидуальных предпринимателей. Это на 72,6% больше, чем в 2019 г.

В целом же доля бедных выросла с 12,3% до 13,2% (данные за II квартал) – почти до 20 млн. При сокращении ВВП в 2021 г. на 4% бедность может вырасти до 14,2%, прогнозирует Всемирный банк. Поддержка государства может снизить бедность до 11,6%. Но, похоже, ВБ слегка переоценил милосердие власти. Правительство решило с 1 февраля индексировать соцвыплаты на 4,9%, а в январе Минтруд проиндексировал пенсии на 6,3%, приговаривая, что это выше уровня инфляции. Официальной. Но реальная потребительская корзина подорожала почти втрое больше. А вот работающих не от сладкой жизни пенсионеров который уж год игнорируют. Кроме того, в век цифровизации до 20% нуждающимся, по данным Счетной палаты, никакие пособия не доходят, а попадают почему-то тем, кто и без них не бедствует.

Ну, а что с зарплатами? В конце декабря вице-премьер Татьяна Голикова в ходе совместного заседания Госсовета и Совета по стратегическому развитию и нацпроектам гордо заявила, что в 2021 г. минимальный размер оплаты труда (МРОТ) вырастет на 5,5% – до 12 792 руб. И добавила, что он «Впервые превысит прожиточный минимум трудоспособного населения». Между тем, сообщает Центр стратегических разработок, зарплаты работников в следующем году снизятся на 10,9% по сравнению с 2019 г. Как-то концы с концами не сходятся. И на этом фоне превозносить новый МРОТ как-то не хочется. Минпромторг в какой уж раз предложил ввести продовольственные карточки для бедных, но правительство отвергло по моральным соображениям: дескать, вспоминается начало 90-х. Что ж, лучше быть полунищими, но гордыми!

На прошлой неделе академики Абел Аганбегян, Борис Порфирьев и член-корреспондент РАН Александр Широв подготовили доклад, предложив увеличить в два раза финансирование антикризисных мер и повысить минимальные зарплаты до 20 тыс. руб. Пособия по безработице должны вырасти до 20–25 тыс. рублей, пенсии – до 22 тыс. Ученые также советуют пересчитать все кредиты россиян по ставке 8% годовых, отменить подоходный налог с небольших зарплат и ввести прогрессивный налог на заработок более 100 тыс. рублей в месяц. Подчеркну: Ольга Меньшикова, сотрудник Всероссийского НИИ труда признала: реальный прожиточный минимум в 2–3 раза выше официального, и должен составлять 25–30 тыс. руб. Так что предложения ученых даже скромнее. Напомню, согласно закону, подписанному в декабре президентом, минималка, рассчитанная по новым правилам, всё равно не позволит жить прилично. С 1 января 2021 г. она для трудоспособных составит 12 702 руб., для детей – 11 303 руб., для пенсионеров – 10 022 руб.

Но перспективы не радуют. Президент России в указе «О стратегических целях на 2030 год» поставил задачу «обеспечения темпа устойчивого роста доходов населения и уровня пенсионного обеспечения не ниже инфляции». Однако Максим Авербух, директор Института прогнозирования конъюнктуры сырьевого рынка заметил: это означает, что никакого реального роста не будет: его съест инфляция. Президент ориентировался на данные Росстата, однако они в разы отличаются от реальных. И в самом лучшем случае зарплаты через десятилетие будут на уровне мегапровального 2020 г.

Почему? Вновь обратимся к президенту, который на встрече в Тобольске 1 декабря прошлого года заявил, что спрос на нефть будет расти следующие 5 лет всего на 1% в год, а с 2026 г. и вовсе начнет падать. То есть, по сути, признал, что эра нефти, основного кормильца, подходит к концу. Остальная экономика в завале. Отсюда и плясать. В рублях за последние 7 лет зарплаты выросли почти на 17 тыс., однако в долларах рухнули на 27% – до 670. Это минимум с 2009 г. Расчёты НИИ труда показывают, что зарплаты большинства россиян не восполняют даже воспроизводство рабочей силы (нормальные питание, отдых, медицина, воспитание хотя бы одного ребёнка и т. д.). Даже кредиты не остановили спад розницы – 4,1% по итогам года. Потребители меньше тратили как на продукты питания (–2,6%), так и на непродовольственные товары (–5,2%).

Еще кусаются чисто российские парадоксы. Например, у работника после 40 лет зарплаты не растут, а падают – это отличает нас от Европы и США. По мнению Владимира Гимпельсона, директора Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ, наступает раннее обесценивание человеческого капитала: «Либо речь идет о здоровье и его раннем исчерпании, либо о том, что навыки, полученные 20–30 лет назад, почему-то перестают обновляться и цениться на рынке.

Ну, и кучу сюрпризов посулил Минфин. В декабре министр финансов Силуанов заверял, что правительство «однозначно» не будет поднимать налоговую нагрузку, поскольку власти уже провели серьезные маневры в налоговой системе и «надо немножко сбавить пыл». Но в январе, на Гайдаровском форуме, всё тот же министр сменил плюс на минус. Так, с января канула в лету «вменёнка» – щадящий и удобный единый налог на вмененный доход самых малых предпринимателей. Первый удар пришелся на сельскую розницу и общепит. Очередным оброком – маркировкой – обкладывают молочников (включая сыры, мороженое). Суммарно, с закупкой спецтехники, отрасль лишится около 20 млрд руб. в год. Солидная часть затрат переместится на ценники, а значит, в наши кошельки. Кроме молочки, с апреля запущена маркировка питьевой воды, пива, слабоалкогольных напитков…

– Перед нами не что иное, как косвенное налогообложение бизнеса, – считает интернетомбудсмен Дмитрий Мариничев. По его словам, мы получаем вторую систему «а-ля Платон», только на этот раз придется платить не только дальнобойщикам, а всей стране.

Но, кроме продуктов, подорожают другие товары и услуги. Так, на 15% больше будем платить за сотовую связь. На 20–50% уже выросли расходы на закупку деталей бытовой электроники – увеличился спрос на мировых рынках, а российские мощности так и остались хилыми и к тому же неспособными делать микросхемы нужного качества и параметров.

Дорожает новое жилье, добавка к ценам уже в разы съела льготы ипотеки. Максимально за 5 лет подскочила цена электроэнергии… Впрочем, все сюрпризы любимого государства здесь не перечислишь. Замечу, фискальная атака на бизнес и население – не первая. В 2018 г. власти, затеяв пенсионную реформу, сэкономили на ежегодной подкормке Пенсионного фонда из бюджета. С 2019 г. на 2% – до 20% – повысили НДС ради финансирования «майских указов». Исполнение всё равно отодвинули на 10 лет, хотя бюджет получил дополнительные 2 трлн.

И в кризисном 2020-м Россия – едва ли не единственная страна, снова повысила налоги. Для «физиков» ввели прогрессивную шкалу: с доходов от 5 млн в год платить 15% вместо 13%. Итог «замечателен»: за 10 месяцев, по данным Счетной палаты, доля «физиков» в консолидированном бюджете сразу подскочила примерно на 8%! В 2006 г. с «физиков» собирали 39% бюджета, в 2019-м – уже 53%. И эта доля стабильно растет, чего не скажешь о доходах. Крутитесь, как знаете! Доля налогов в федеральном бюджете за 3 года с 79,3% увеличится до 81,8% в 2023 г. Этот рекорд с 2005 г., пишут эксперты РЭУ – следствие того, что выбран не пряник для поощрения бизнеса и людей, а кнут. Что самое изумительное – в 2017 г. власти умудрились не «освоить» почти 600 млрд в 2018 г. – 800 млрд, а в последние 2 года – по 1 трлн в каждом. Даже в медицину с образованием не все деньги пришли. Объяснение одно: с каждым годом турбулентность хаоса в бесподобной вертикали власти нарастает!

Самое время вернуться к мистике Тютчева. В первую неделю января обнародованы результаты исследования GallupInternational под названием «Индекс экономической надежды». Только 6% россиян верят, что новый год одарит экономическим процветанием; 40% думают, что 2021-й будет таким же, как 2020-й (то есть, плохим), а 8% затрудняются с ответом. Остальные 47% пессимистов предсказывают: будет хуже.

Исследователей можно попрекнуть: мол, пандемия подкосила! На что есть как минимум два контраргумента. На таком же уровне – минус 41% – пессимизм пребывал в 1998 г., но еще ниже опустился по итогам 2013 г.

Так бывает в тех странах, где власти паникуют и не знают, что делать с экономикой и обществом…

Игорь ОГНЕВ /фото из открытых источников/