СУБЪЕКТИВНО

Нет, что не говорите, не устаю удивляться Россией! На сей раз расскажу историю с биткоинами (биткойнами), этакой цифровой диковинкой, о которой львиная доля россиян не только не имеет ни малейшего представления, но и вряд ли слышала. А между тем эта штуковина, если ситуация не изменится, может ощутимо ударить по каждому кошельку.

Сначала о том, что это за чудо? Чудо, потому что невидимое. Состоит из bit – единицы и coin – монеты. А по сути – виртуальный электронный платеж без посредников и, что важно, без подтверждения.

Удивляюсь я вот чему. Статус биткоина в России не определен. Им нельзя расплачиваться. Вроде бы хранить биткоины не запрещено, однако недавно Минфин предложил ввести уголовную ответственность за недекларирование криптовалюты. Тем не менее, в России майнингом – ловлей крипты с помощью спецмашин, а их уже сотни тысяч – азартно увлекаются более 400 тысяч человек. Есть и крупные объекты, но сколько майнят в гаражах и на кухнях – никому не ведомо.

Зато известно другое: «Россети» обнаружили угрозу перегрузки сетей. Ажиотаж вызван тем, что за 3 года курс биткоина взлетел в 1 тыс. раз, перевалив недавно за $40 тыс. Многие инвесторы страхуют криптой риски вместо золота. Такой гешефт крипты увеличил за год потребление энергии почти в 1,5 раза, и «Россети» получили убытки более 718 млн. руб.

В последнее время в авантюру пустились солидные игроки. В январе на территории заброшенного никелевого завода в Норильске создано предприятие, которое должно добывать до шести биткоинов в день – по текущему курсу более чем на 16 млн руб. Компания станет вторым в регионе потребителем электроэнергии после «Норникеля». Блокчейнконсультант Денис Смирнов: «Избыток электроэнергии, который зачастую образуется в таких местах, сильно облегчает работу майнинг-ферм. Сама идея добычи биткоина тоже довольно перспективна с оговоркой: добывать на государственном уровне. Нужна законодательная база, которая на сегодняшний момент хромает». Но ждать, как видим, некогда.

Норильское предприятие не одиноко. «Газпром нефть» – четвертая по объемам добычи компания РФ – запустила электростанцию на попутном нефтяном газе в Ханты-Мансийском автономном округе. И предложила энергию майнерам. Первый покупатель – компания Vekus, доставившая на месторождение контейнер со 150-ю импортными устройствами. В 2019 г. российские компании добыли 94,1 млрд кубометров попутного газа и сожгли в факелах 17,1%, что в 16 раз больше годового потребления Швеции. Жгли ПНГ и на упомянутом месторождении, а теперь гордятся тем, что он пошел в дело. Причем, кВт-час гораздо дешевле, чем в Москве и Питере.

В ноябре En+ Group, ведущий мировой производитель алюминия и электроэнергии Олега Дерипаски, расположенный в Братске, объявил о сотрудничестве с BitRiver, оператором крупнейшего в России центра майнинга криптовалют. Штаб-квартира компании в Москве, а официальные представительства в Китае, Японии, ОАЭ и США. По доходности инвестиций она с гигантским отрывом опережает все активы мира. И это – не единичные примеры подключения солидных компаний, в том числе с участием государства, к майнингу крипты.

Задумайтесь на минутку, что происходит? Центробанк, которому на роду написано регулировать денежную политику страны, не разрешает хождение крипты, однако на этот запрет, похоже, чихать хотели. Мало того, крипту нужно еще превратить в реальные деньги. Оказывается, в России – не проблема. Это вы можете сделать на бирже, в интернет-обменниках, с помощью сервиса Wirex, на площадке Форекс, наконец, при посредничестве физических лиц. В крупных городах: Москве, СанктПетербурге и Екатеринбурге появились специализированные автоматы, которые в обмен на биткоины выдают наличность. Правда, таких биткоиноматов в стране слишком мало. Пока?

По выражению экспертов, крипта пожирает мир. Общая капитализация рынка криптовалют, по данным Coimarketcap, достигла $724 млрд – больше ВВП Швейцарии ($707 млрд), Саудовской Аравии ($680 млрд) или Турции ($650 млрд).

Запущенные на небывалую мощность «печатные станки» центробанков залили в рынки более $8 трлн и породили «цунами», взвинтившее котировки золота на 27%, а биткоина – на 227%.

Я упоминал в прошлом номере «ТП» о проекте Российской ассоциации криптоиндустрии и блокчейна (РАКИБ) создать «Национальный майнинговый пул» (НМП), запрещенный ЦБ. Инициаторы утверждают: экономический эффект превысит $2 млрд только за первый год. В качестве участника «круглого стола», организованного Альянсом руководителей региональных СМИ России и РАКИБом, я спросил: какие механизмы работают на эффект? Только ли плата за электроэнергию? И получил анонимный ответ: «Кроме электроэнергии, ввоз майнингового оборудования – а это таможенные пошлины. Один аппарат «АСИК Т19» стоит в среднем 340 тыс. руб. Уже в Россию везут миллионы аппаратов, которые дают серьезные поступления в казну государства». Развивая отечественные майнинговые пулы, РАКИБ надеется вернуть в Россию деньги, которые сейчас платят майнеры азиатским и западным компаниям за возможность добывать криптовалюту.

Прочитал я этот ответ и подумал, что речь идет о производстве древесины, а не о деньгах. Да, виртуальных, но которые легко превращаются в реальные. А деньги, между прочим, продукт особый. Как ни обзывай крипту – а её разновидностей несколько – бесконтрольный майнинг увеличивает денежную массу в мире. И если она зашкаливает – экономика и население получают кучу неприятностей.

Здесь не обойтись без небольшого экскурса в историю. В 1944 г. на международной конференции в Бреттон-Вуде 44 государства под эгидой ООН договорились: золото во взаимных торговых расчетах и в самой мировой финансовой системе заменить двумя резервными валютами – долларом и фунтом стерлингов. Но в Европе еще шла война, и потому остановились на американской валюте по курсу $35 за тройскую унцию золота. Создали регуляторы: Всемирный банк и Международный валютный фонд.

Надеялись, что Бреттон-Вудская система выведет мировую экономику после войны на новый уровень. Считается, что с этой задачей она справилась. Однако со временем мировой торговле потребовалось больше средств расчета, чем масса долларов, ограниченная золотым запасом США. И в 1976 г. появилась Ямайская валютная система. Она отвязала доллар от золота, и страны устанавливают плавающий курс национальных валют, исходя из своих ситуаций.

Ямайская система тоже не всех устраивает. Одна из главных причин – доллар из-за подавляющей мощи экономики США всё равно превалирует в международных расчетах, да и основной показатель – ВВП – далёк от идеала. А к нему привязан объем денежной массы.

Зачем автор занудствует по поводу вещей абстрактных, далеких от жизни, спросит иной читатель. А вот и нет! Всё очень конкретно, и хоть не прямо, но связано, в том числе с российской нищетой. Вот расчеты макроэкономистов. Чтобы ВВП за год прибавил всего 1%, реальная денежная масса (РДМ), очищенная от инфляции, должна вырасти на 5%. Но если власти клянутся поднять годовой ВВП на 5%, РДМ должна увеличиться уже на 27%! А коли желаем иметь ВВП больше прошлогоднего на 8%, как было недолго в нулевых, то без прибавки РДМ на 47% успеха не добьемся. Значит, обрывается цепочка: рост инвестиций – зарплат – налогов. Возникает дыра в бюджете – тощают пенсии и соцпособия. Ну и так далее.

Что имеем на самом деле? За 2020 г. данных пока нет. Но в 2019 г. ДМ повысилась на 9,7%, в 2018 г. – на 11%, а в 2017 г. – на 10,5%. Это – не очищенная от инфляции (официальной!). А она из года в год меньше реальной в 2-3 раза! Вот и прикиньте: когда реальную инфляцию в 10-15% вычисляем из прироста РДМ, то получаем не увеличение, а провал ВВП вместе с реальными доходами. Вот почему имеем около 20 млн полунищих. Правительство не в силах влиять на рост экономики, поскольку по закону только ЦБ увеличивает РДМ. А у него, как известно, главная задача – не рост экономики, а таргетирование инфляции (управление денежнокредитной политикой с помощью процентной ставки), которой ЦБ крутит туда-сюда, чтобы глава государства похвалил.

Что нас ждёт? Согласно утвержденной трехлетке, ЦБ прогнозирует рост ДМ на 7-12% в год при инфляции (официальной!) 4%. Замечу, она уже на 1% выше. Если из 7-12% вычесть даже официальную инфляцию, вот и получим прирост ВВП, по расчетам известного макроэкономиста Сергея Блинова, только от 0,6 до 1,6%. Станет наша жизнь краше? Ответ вы сами знаете.

Но, может, крипта в этой ситуации как раз и пригодится, увеличив денежную массу? Увы, такие шутки опасны, поскольку крипта – черная кошка в темной комнате. Сколько её выловят майнеры, в том числе «черные», никогда не угадать, тем более что курс пляшет вверх-вниз, как сумасшедший. Например, стратеги JP Morgan допускают в долгосрочной перспективе курс биткоина до $146000. А РДМ требует ювелирного обращения. Специалисты говорят, что оптимальный годовой прирост её до 50-60% ВВП, но после отмены Бреттон-Вудской системы показатель за год нередко вдвое перепрыгивал ВВП. А в России было еще хуже. И тогда ценники в магазинах менялись быстрее, чем карты в руках шулера. Плохие деньги вытесняли хорошие.

– Такие вещи, как криптовалюта – признак или результат не столько развития информационных технологий, сколько появление избыточной ликвидности в экономике, – говорит Андрей Мовчан, экономист и финансист, специалист по инвестициям, ведущий эксперт программы «Экономическая политика» Московского центра Карнеги. – Неравенство растет. У части людей не хватает денег прокормиться, а у части образуются излишки, которые надо куда-то вкладывать. И когда тебе кажется, что классические рынки уж очень дороги, ты начинаешь искать возможности по углам. И тебе эти возможности кто-то, конечно, предоставит. Поэтому и золото так сильно выросло в последние годы. Поэтому и все эти странные вещи типа современного искусства или биткоины растут в цене. Высокая волатильность говорит только о том, что биткоин являет самый высокий уровень риска… Относиться ко всему этому нужно, как к спортлото. Никакой фундаментальной основы под изменением цены, конечно, нет.

Главный инвестстратег Bank of America Майкл Хартнетт, называя крипту «матерью всех пузырей», считает, что взрывной рост стоимости биткоина может породить очередную спекулятивную манию. О пузыре предупреждали профессор экономики Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини, президент Rosenberg Research Дэвид Розенберг и другие специалисты мирового класса.

Есть ли выход? Думаю, что есть: созвать новый Бреттон-Вуд, договориться и во всем мире прекратить эту вакханалию. Коли наш ЦБ запрещает оборот крипты, Россия (если не ведет двойную игру: запрещает у себя, а экономику Запада пусть, мол, разваливает) могла бы выступить инициатором. Но власть грезит иным: с помощью искусственного интеллекта владеть миром! Так бывает, когда естественный интеллект хромает…

Игорь ОГНЕВ