СУБЪЕКТИВНО

«Единство приносит плоды, лишь, когда сплачивает заранее мощные силы. Сплоченность безжизненных изнуренных сторон не имеет исторической перспективы». /Хосе Ортега-и-Гассет/

Как выяснили социологи, с россиянами творится что-то неладное. К сказанному в прошлом номере «ТП» добавлю шокирующее меня исследование GlobalNR (в России опрашивал «Ромир»): 25% молодых соотечественников признались, что старики для них обуза. Такой моральный слом – нечто новое для России. В стадах диких животных более гуманные отношения, нежели у части нашей молодежи. Но власть ситуация в обществе не очень заботит. В октябре 2019 г. президент Путин утвердил национальную стратегию развития искусственного интеллекта (ИИ) до 2030 г.

На прошлогодней ноябрьской международной конференции ArtificialIntelligenceJourney в Москве Владимир Путин напомнил: «человек является высшей ценностью». Поэтому главной задачей любого технологического прорыва должно быть устойчивое и гармоничное развитие, рост качества жизни и новые возможности для граждан. При этом ИИ способен улучшить госуправление. Но используют ли потенциал ИИ в России на все сто да еще во благо простого человека, о чем говорил президент – это большой вопрос. Ведь основной упор глава государства сделал на том, что «Искусственный интеллект – ресурс колоссальной силы, и тот, кто будет владеть им, приобретет огромные конкурентные преимущества… Россия должна стать глобальным игроком на мировой арене в сфере искусственного интеллекта».

Однако сначала не худо бы, пусть в общих чертах, прояснить, что такое естественный, человеческий интеллект. Есть заумные трактовки, но если попроще – это способность человека копить и быстро осмысливать информацию, извлекать верные выводы, чтобы достигать некие цели, используя свои качества: память, внимание, ум, воображение. Другие специалисты добавляют абстрактное мышление, логику, анализ, поиск связей и закономерностей, обучаемость, в том числе – на ошибках. Эти свойства, пусть даже не все, человек стремится заложить в разные устройства ИИ и машины.

Сначала посмотрим на техническую сторону дела и организацию работ по ИИ. Тут не обойти упомянутую выше конференцию, на пленарном заседании которой случился казус, в некотором смысле показательный. Модератор конференции Герман Греф огласил результаты небольшого опроса в зале. Оказалось, большинство считают Россию догоняющей (52,2%) и отстающей (26,6%) страной в развития ИИ. Гендиректор группы компаний «Яндекс» Аркадий Волож тут же опроверг: «Я бы хотел поспорить с результатами опроса. Как будто у нас ничего нет, как будто мы не в числе мировых лидеров».

По словам г-на Воложа, только РФ, США и Китай сегодня производят технологии, которыми пользуются десятки или даже сотни миллионов людей. «К тому же у нашей страны есть потенциал увеличить долю искусственного интеллекта на мировом рынке с нынешних 1–2% до 10–15%», – добавил генеральный директор Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев.

Но вот мнение доктора физмат наук Валерия Рязанова, завлаба сверхпроводимости Института физики твердого тела РАН и главного научного сотрудника лаборатории сверхпроводящих материалов Московского института стали и сплавов. Возглавляемая им команда ученых годом ранее объявила о создании первого в России прототипа квантового компьютера.

– Догоняем, – сказал ученый журналу «Огонек». – Разные группы в мире работали около 20 лет, а мы только четыре.

И вот что они сотворили. Группа Джона Мартиниса вместе с Google еще в 2015 г. продемонстрировала работу девятикубитного сверхпроводящего процессора, а в 2019 г. IBM представила «облачный» доступ на 20-кубитный квантовый процессор. Google через пару месяцев после этого заявила о прорыве в создании 72-кубитного процессора и достижении квантового превосходства.

– По сравнению с миром, мы находимся на уровне 2012–2015 годов, – продолжает Рязанов. Да, во многом мы действуем по зарубежным лекалам. Вероятно, квантовый компьютер будет использован и в проблеме искусственного интеллекта. Вместо того чтобы логически домысливать и искать ответ, вы копите признаки, например, разных болезней. А потом делаете человеку всяческие анализы, кидаете результаты в эту машину, и она точно определяет болезнь.

Квантовая химия и квантовомеханические расчеты сейчас страшно приблизительны, считает Рязанов. Много деталей и тонкостей, списать их полностью не получается. Где можно пользоваться чужими результатами, мы, конечно, пользуемся, иначе не догоним никогда. На самом деле в типах кубитов, которые мы умеем делать, уже проглядывается некий застой. Надо придумывать и создавать новые системы. Это уже физика, в которой мы хорошо разбираемся. Как знать, может быть, этим путем и надо идти.

Ну что ж, научный поиск в начале пути – это нормально. Но Россия, и я писал уже, по части технической базы не только ИИ, но и цифровизации, отстаёт от мира на поколение. Так что пускать пыль в глаза не стоит, особенно в присутствии главы государства, а то он, чего доброго, и поверит чиновникам. Ведь других источников информации у него нет. Тем более, организация исследований в области ИИ, по словам того же Рязанова, оставляет желать лучшего.

В соответствии с дорожной картой на следующий год у нас запланирован четырехкубитный процессор, потом восьмикубитный, потом – 16, 30 или 32-х кубитные. И – соответствующий эмулятор на классических компьютерах. Он позволит проверять, правильно ли работает квантовая система. Работы будут курировать три госкорпорации – «Росатом», РЖД и «Ростех». Недавно было даже объявлено о создании Национальной квантовой лаборатории (НКЛ) при «Росатоме», заменившей Российский квантовый центр (РКЦ), долго не признававший сверхпроводящее направление, которым занимается лаборатория Рязанова, одним из основных.

В НКЛ вошли шесть научных организаций Москвы и одна из Новосибирска.

Лаборатория Рязанова – часть консорциума. НКЛ предстоит работать по трём направлениям квантовых технологий из госпрограммы «Цифровая экономика».

Первое – телекоммуникации: защищенная связь и криптография. В основе – передача информации при помощи квантов света, фотонов. Их в принципе «подслушать» невозможно, поскольку при этом разрушается квантовое состояние. На небольшие расстояния квантовые данные уже передают. Второе – квантовый компьютинг, чем и занимается группа Рязанова. А третье организовалось позже: квантовые сенсоры (их, например, очень ждут в медицине, поскольку они позволят сканировать чуть ли не каждую клетку в отдельности).

– Результатом труда нескольких экспертных групп стал большой документ, из которого нужно было составить стратегию, – рассказывает Роман Душкин, директор по науке и технологиям Агентства искусственного интеллекта, автор книги «Искусственный интеллект». – Мы закончили свою работу еще в мае, к Питерскому экономическому форуму. Планировалось, что именно там этот документ будет принят. Но Сбербанк, головной по теме, так ничего и не выпустил к форуму. И только в октябре из его недр вышел документ, но, по оценкам экспертов, на уровне школьного реферата. Похоже, наша работа сделана зря.

Словом, правительство по традиции опирается на госкорпорации, которым, в отличие от частных компаний, доверяет. На Западе всё наоборот: там по этим направлениям работает бизнес, и, как мы видим, совсем неплохо.

В целом на квантовые технологии правительство запланировало выделить 20 млрд рублей. Много это или мало?

– В мировых масштабах деньги не очень большие, – оценил Рязанов. – На Западе, к примеру, для начала работ по кубитам требуется не менее 100 млн долларов. Мы, в переводе на тогдашний курс, получили на все наших семь команд примерно 13 млн долларов на три с половиной года.

Причем, деньги шли не из одного, а из трех государственных источников: Фонда перспективных исследований (ФПИ), Минобрнауки и «Росатома». В каком-то смысле ФПИ (инвестировал более 300 млн руб.) выполнил свою уставную задачу в качестве посевного, поддержал на начальной стадии. А потом должны подключаться средства из других источников.

– Кажется, – говорит Рязанов, – около 30% ожидались негосударственные. Может быть – госкорпораций. По поводу частных – не знаю. На каком-то этапе мы пытались выйти на Yandex, но дальше разговоров не пошло. Слишком уж дело неопределенное по срокам и приложениям.

Недавно организована «дочка» Росатома – СП «Квант». Теперь он – распорядитель бюджетных средств. Но – в качестве прокладки. Положение правительства о распределении денег появилось только в начале декабря.

Еще одна ситуация. Реально НКЛ создается вокруг Российского квантового центра. РКЦ не так давно переехал в Сколтех. При его поддержке будут создавать новую чистую зону, где можно будет изготавливать квантовые структуры для различных платформ. На это уйдёт 1,5-2 года, а времени на раскачку нет.

Кстати, Рязанов ушел из проекта. Он считает, что свою миссию успешно выполнил: к 2020 г. прототип первого российского квантового процессора создан. «И когда началась неразбериха – кто главнее в рамках нового проекта под эгидой Росатома, – комментирует Рязанов. – Я не стал вступать. Честно говоря, наелся администрированием. Буду заниматься своим куском: образованием и работой в двух лабораториях.

В каких сферах пригодится ИИ? В первую очередь там, считают эксперты, где рутинный умственный труд. Это бухгалтер, экономист, финансист, юрист, водитель, операторы сложных машин, полицейские, охранники, даже военные. Чуть позже пойдут врачи, учителя, продавцы в магазинах. Такие профессии нельзя автоматизировать без ИИ, как это сделали с рабочими на конвейере в прошлом веке.

А как насчет способности ИИ улучшить работу госаппарата, о чем говорил президент Путин?

– Бюрократия уже является тормозом для развития ИИ и вообще внедрения новых технологий, – говорит Роман Душкин. – Придумывают всякое регулирование, оценку реализации стратегий и тому подобные закорючки. Но главное – обосновывают необходимость самой бюрократии. Я уверен, что на смену нынешней придет бюрократия рациональная. И её работу легко автоматизировать с помощью ИИ.

Так, Агентство Искусственного Интеллекта Душкина разрабатывает ИИ для населенного пункта. Когнитивный агент будет взаимодействовать с физическими и юридическими лицами, государственными органами. «Это, – уверен Душкин, – категорически ускорит отработку обращений в органы государственной власти, а сам когнитивный агент станет единой точкой входа для любых обращений».

Но как с ИИ будут уживаться простые россияне? Об этом в следующий раз.

Игорь ОГНЕВ /фото из открытых источников/