СУБЪЕКТИВНО

Может ли такой народ, как в России, ужиться с новым миром, который, хотим мы того или нет, пусть и черепашьими темпами, надвигается на страну? Для начала – несколько основных мнений ведущих специалистов.

Ирина Мухина, кандидат физмат наук в области искусственного интеллекта и финансовых технологий, четверть века работала в управленческих и в финансовых ТНК США. «Бабушка» оцифрованного мира утверждает, что если в пятом индустриальном технологическом укладе (Россия, напомню, барахтается в 4-м) всё было сосредоточено вокруг материального, т.е. нашего тела, то в шестом укладе на первый план выходит фактор нематериальный: наше здоровье, внимание, интеллект, умение управлять собой, своими эмоциями, связи – социальные – с другими людьми, наши высшие ценности.

– У нас есть возможность синтезировать новую цивилизацию вокруг человека, – убеждена Мухина. – Цивилизацию, которая позволит реализовать те таланты и те богатства, которые исторически, культурно и духовно заложены в нашем народе.

После развала СССР многие наши и зарубежные эксперты говорили, что новой России повезло: ей досталось очень грамотное население, и это внушает оптимизм относительно будущего страны. Но вот минуло 30 лет – ничто по сравнению с веками, в течение которых развивались все цивилизации, в том числе и наша. Как чувствуют себя культурные и духовные богатства, заложенные в нашем народе, о чем говорит Мухина?

Приведу для начала несколько штрихов.

Финансовый университет при правительстве России провел исследование в городах с населением более 250 тыс. и выяснил, где жители используют ненормативную лексику. Чаще всего мат витает в воздухе Владивостока, Нижневартовска, Новосибирска, Хабаровска и Сургута. Реже – в Петрозаводске, Чебоксарах, Вологде, Санкт-Петербурге и Химках Московской области. Собственно, крепкое словцо – вовсе не диво и в других городах и весях. Не я придумал: мат для связки слов – русская традиция. О чем это? Да о том, что, во-первых, у людей скудна нормальная лексика, не позволяющая высказать мысль. А значит, такова и культура. Гуляя, часто слышу, как матерятся и молодые, и вполне зрелые люди, причем девушки (женщины) в этих компаниях реагируют весьма спокойно, а нередко и сами не скупятся на крепкое словцо. Попутно социологи выявили, что города, где чаще матерятся, отличаются низким уровнем жизни, плохими дорогами, невниманием к собственному здоровью и закредитованностью людей.

Вот другой штрих к портрету россиян. Эксперты Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя (ЦИФРРА) установили, что больше всего за год выпивают в северных регионах, а также в Подмосковье.

Например, на жителя Ненецкого АО пришлось 28,6 л, на сахалинца – 28,3, на магаданца – 28,3. На четвертом месте Московская область: 25,8 л. Замкнула пятерку самых весёлых регионов Карелия (25,6 л). Причем пиво, сидр, медовуха, пуаре не учитывались. Еще одно лукавство: ЦИФРРА считал на душу населения. Но младенцыто не пьют! Куда объективнее международная аудиторскоконсалтинговая сеть FinExpertiza, аналитики которой учитывали пьющих только трудоспособного возраста – 26,65 л в год, но не официальные 14,94, и тоже – на каждую душу в среднем по России. По данным ВОЗ, Россия – одна из самых алкогольно-зависимых в мире, ущерб экономике 5 трлн. руб. в год.

Однако и FinExpertiza не до конца объективна: не учтено потребление контрафакта, самогона, аптечной настойки боярышника, спиртосодержащей парфюмерии и прочего зелья. А его, по данным Счетной палаты, и опять – на душу населения – в 2019 г. скушали 2,6 л. В сумме, как минимум, 30 л в год на трудоспособного. В СССР всполошились, когда допились до 13 л – и опять на душу.

Кстати, в этом году продажи спиртосодержащих настоек (в пузырьках) выросли в аптеках на 8% – самоизоляция в пандемию! Напомню, от «малышек» 4 года назад скончались 78 иркутян. А сколько выгнали самогона на замечательных аппаратах Челябинского завода – это не учесть!

Между тем испытание самоизоляцией можно считать почти чистым экспериментом поведения людей, оставшихся без работы под напором цифровых технологий, о чем я писал в прошлом номере. Параллели вижу в том, что в обеих ситуациях давление стресса примерно одинаковое. В конце ноября 10 вахтовиков золотодобывающей компании «Полюс» направили в психдиспансер Красноярска: в самоизоляции каждый день пили.

А эти штрихи к портрету народа вообще из ряда вон. Астраханская чиновница закатала в бетон 12-летнего сына, нашли спустя несколько месяцев. Вот сюжет зеркальный: 15-летний Серафим ночью пытался зарезать ножом 6-летнюю спящую племянницу, в мать трижды стрелял из травматического пистолета отцаполицейского, который успел скрутить сына. Мотив: родители не дают свободы, требуют вовремя приходить домой. К нападению мальчик готовился хладнокровно: в интернете читал про жизненно важные органы, чтобы бить наверняка. Но в том же интернете можно прочесть ключевую мысль основателя анархизма в России Михаила Бакунина: «Свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого». Серафим не прочел… Да и прочел бы – вряд ли понял, что жить в обществе и не зависеть от него невозможно.

Я привел лишь два криминальных сюжета, но в интернете их можно видеть каждый день, и не по одному. Большинство семей замучены нищетой, а меньшинство – как бы еще миллиончик, а лучше миллиардик хапнуть. «Сейчас мы точно знаем – гением можно только родиться. Другой вопрос, что родившись гением, можно им не стать. К примеру, попались придурочные родители или придурочные учителя», – говорит профессор Татьяна Черниговская, крупный учёный в области нейронауки и психолингвистики, доктор биологических наук. Зная замашки наших полицейских, можно предположить, каким тоном отец разговаривал с сыном – будущим убийцей своей семьи.

А в школах не до Бакунина, там царствует ЕГЭ. Россия упрямо держится за него, не доверяя доводам, что вреда от ЕГЭ больше, чем официально декларируемой и весьма сомнительной пользы.

Приведу лишь несколько изъянов ЕГЭ, обнаруженных Томашем Блушевичем, доктором философии Гарварда. Он анализировал опыт профессоров, преподававших в 2018 г. курс «Письмо, мышление, анализ, интерпретация», часть вводной программы студентов 1 курса Школы перспективных исследований (SAS) родного ТюмГУ. Цель – выяснить, чего недостает студентам для успешной учебы в бакалавриате.

Во-первых, студентам трудно было привыкнуть, что в текстах не следует искать готовые ответы и что единственно верного ответа может не быть в принципе.

Во-вторых, учащиеся неслишком хорошо знакомы с понятием аргумента, «сложной, формализованной, зачастую логически упорядоченной цепочки рассуждений, которые по необходимости выражают неочевидное суждение о мире». Но студенты часто думали, что аргумент равен субъективному мнению: «эта идея плохая».

В-третьих, боязнь ошибки: студенты не отвечали, если не были уверены, что ответ понравится педагогу.

В-четвертых, первокурсники не задавали вопросов: «Студенты считают, что вопрос – признак слабости, символ пораженчества. Это касается и вопросов на уточнение (когда что-то неясно), и вопросов на объяснение (когда студенты хотят узнать больше о конкретной проблеме)». Они также не использовали вопросы как инструмент дискуссии, поскольку были уверены, что «ценные высказывания следует представлять в утвердительной манере».

В-пятых, некоторые студенты не хотели менять точку зрения (даже если видели, что будет лучше), поскольку считали это признаком слабости. Они глубоко идентифицировали себя с усвоенной позицией и отстаивали ее до последнего, неважно, насколько шаткой она на самом деле была. И так далее…

Кстати, о цифре. «Мы привыкли думать, что новое поколение с гаджетами на «ты», – говорит Александр Ларьяновский, управляющий партнер Skyeng. – «Удаленка» показала, что на самом деле они знают мизер и ничего толком не умеют. И без «аппарата насилия» родителей работать не могут. «Удаленка» показала неэффективность многих педагогов, и с этим надо что-то делать.

А главный учитель для большинства подростков – интернет. Маленькое отступление, но связанное с сюжетом. Владимир Корицкий, коммерческий директор сервиса «Работа.ру», рассказал о результатах исследования: что в резюме больше всего настораживает работодателей? Из трех пунктов на 2-м месте около половины отталкивают от соискателей их орфографические ошибки, неправильная пунктуация, особенно, если касается секретарских, административных позиций, где нужно много общаться в письменном виде. Вот вам следствие царящего в официальных медиа и в интернете «убогости» и «клоачности», как выразился Гасан Гусейнов, один из самых заметных преподавателей Свободного университета, который создали изгнанники-оппозиционеры ВШЭ, филолог и историк культуры:

– Мы существуем в условиях множественности грамотностей. Есть литературный язык Толстого, Достоевского, Гоголя, Лескова и других классиков. Школьная программа русского языка предусматривает хорошее владение грамматикой, морфологией, синтаксисом. Но этот же носитель языка, выпускник школы или студент, или преподаватель, владеет и другой грамотностью – сетевой коммуникацией (речь о мессенджерах и чатах). Эта, другая, грамотность не предполагает даже знаков препинания, точки в конце предложения, всех этих двоеточий, кавычек. Точно так же, как вы, никогда не будете исправлять человека, который напишет условное «аффтар пеши исчо». Мы понимаем, что это альтернативная система грамотности.

Она, добавлю, успешно пробивается в обыденность…

И как будут жить эти россияне в постцифровой цивилизации в трактовке Мухиной, приведенной в начале? «Только при одном условии: если мы сами этого захотим», –пишет Мухина.

Но захотим ли?

На это хотение, кроме воли и мозга, ежедневно влияет общественная атмосфера страны. Вот что по этому поводу говорит Михаил Черныш, первый замдиректора Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН: «Один из важнейших уроков, который мы вынесли, закончив Советский Союз, – вред цинизма в общественных отношениях. Когда говорится одно, а делается другое. Двоемыслие, одна из разновидностей цинизма, проявляется всегда, когда есть высокий уровень репрессивности в обществе… Цинизм вернулся в российское общество с новой силой. Проникнутый цинизмом готов бороться за свое «право» нарушать правила, не выполнять обещаний и вообще мухлевать, как угодно. Когда такие вещи дают о себе знать, «порядок вещей» близится к закату».

Что происходит в такой период с народом и страной описал философ Хосе Ортега-и-Гассет. Об этом в следующий раз.

Игорь ОГНЕВ /фото из открытых источников/