СУБЪЕКТИВНО 

Не идёт у меня из головы эта картина: жительница алтайского села Санниково стоит на коленях перед премьером страны. Просит о помощи, и не только за себя: за детей-инвалидов, новорожденных и престарелых, за вдов участников Великой Отечественной войны и за тружеников тыла. Санникову, можно сказать, повезло. Но вертикаль власти до каждого села не дотянется.

Татьяна Кадукина буквально прорвалась к премьеру вот по какой нужде. Еще в 2012 г. глава сельсовета уговорил, а, по сути, обманул жителей многоэтажек согласиться на передачу газовой котельной с баланса района на баланс сельсовета: у них, мол, долги. И уже через год из кранов в домах текла чуть теплая водичка, а в 2016 г. и той не стало. Кадукина обратилась в суд, чтобы компенсировали 40 тыс руб. за некачественные услуги. Но из материалов дела удивительным образом исчезли предоставленные истицей документы, и ей в иске отказали. На приём к губернатору Алтайского края Виктору Томенко Кадукину, естественно, не допустили: много тут таких… Она пригрозила: я до Москвы доберусь! Но тут Москва сама нечаянно объявилась. 

Журналисты спросили: как Татьяна Андреевна прорвалась к г-ну Медведеву? 

– Там была охрана, – рассказала Кадукина. – Но мне не привыкать, я из детдомовских. Меня, конечно, силовики не подпускали. Я сказала: «Ко мне не прикасайтесь, будет хуже». Когда они мне стали перекрывать дорогу, я крикнула: «Дмитрий Анатольевич, услышьте меня, пожалуйста! Я – инвалид второй группы». Он повернулся ко мне, подошел, и у нас начался диалог. 

А на колени Кадукина не встала – упала прямо к ногам премьера, поскользнувшись: кто-то, скорее всего, охранник, подставил подножку. «Если бы не падение, я бы, если честно, встала бы перед ним на колени. Это был «крик души», – сказала Кадукина. 

И не её одной. Многие селяне поставили водонагревательные котлы. «Во-первых, это очень дорого, – говорит Кадукина. – Во- вторых, проводка алюминиевая, плавится, горит. В домах ужасный запах, туман, просто невыносимо. Звоним в МЧС, нас перенаправляют в пожарную часть. И так все по кругу...». 

В Санникове проблемы стянулись как минимум в тройной узел. Начну с денег. «Очень дорого» – это в месяц 4100 – 4300 рублей только за отопление. А вся квартплата с капремонтом выходит Кадукиной около 6 – 7 тыс. Между прочим, её пенсия – 7227 рублей, плюс разовое пособие инвалида 2711 рублей. Выходит меньше 10 тыс. Льготы по коммуналке есть, но отнюдь не 50%. 

То есть Кадукина не имеет даже минималки! Не знаю, интересовался ли премьер материальным положением коленопреклонённой – во всяком случае, среди его распоряжений в СМИ по поводу челобитной намёка на то, чтобы дотянуть её содержание до столь же мизерной минималки я не обнаружил. Понятно, что очередной майский указ о двойном уменьшении нищих в богатой России и на сей раз сердобольные чиновники проигнорируют. На прошлой неделе глава Олонецкой райадминистрации Карелии Сергей Прокопьев заявил о желании «пристрелить» недовольных граждан. Потом объяснил шуткой. Но в каждой шутке, как мы знаем, есть доля шутки. Особенно, если шутит чиновник. «Деньги есть, но вы держитесь!» – так в новых финансовых реалиях страны можно перефразировать известное утешение премьера. 

Между тем в начале ноября в ходе пресс-конференции президент Путин так ответил на вопрос, как выжить на маленькую пенсию: 

– Мы, безусловно, понимаем, что жизнь в нашей стране не очень легкая. Но государство делает все возможное, чтобы качество жизни граждан стало лучше. Уже в самое ближайшее время правительство внесет новые поправки в бюджет страны. А это значит, что граждане могут рассчитывать на существенную помощь от государства. Пенсионеры, многодетные семьи и необеспеченные граждане также получат дополнительную финансовую помощь от государства. 

Поправки в бюджет 19-го года, о которых говорил президент, действительно внесли, а депутаты их одобрили в середине ноября. Но «существенной помощью от государства» и не пахнет: расходы на социальную поддержку урезаны на 20,06 млрд. Похудели и другие статьи социалки: образование лишилось 9,2 млрд, общие расходы на здравоохранение урезали на 0,3 млрд, а финансирование госпрограммы «Развитие здравоохранения» – на 2,7 млрд. Зато увеличивают финансирование армии и вторично с начала года – силовиков. 

Да, и вот что любопытно. Уже после цитированного выше ответа президента первый вице- премьер и глава Минфина Силуанов заявил, что в интересы правительства не входит стимулирование роста доходов населения искусственным путём – то есть перераспределением бюджета. Доходы населения, по мнению чиновника, должны увеличиваться за счет роста экономики. Причем – частной. Только долю этой частной чуть видно: всё захватило государство, которое Кудрин, глава Счетной палаты, недавно в очередной раз обвинил в неэффективности. Вот круг и замкнулся. 

Между тем помочь Кадукиной, да и всем бедолагам с нищенским доходом, государство могло бы еще вчера: бюджет лопается от профицита, а, кроме того, как никогда полны другие загашники. И деньги на соцпомощь из бюджета выделяют, однако получает их лишь 20% нуждающихся. Остальные 80% идут тем, кто в поддержке вовсе не нуждается. Знает об этом премьер? Если знает, то почему правительство не принимает экстренные меры исправить нелепую ситуацию? Ведь власти без конца хвалятся успехами цифровых технологий, запущенных при их непосредственном участии. Значит, при желании информацию, которая есть в разных ведомствах, могли бы собрать воедино? 

О непосильных стараниях правительства по этой части известно вот что. В конце февраля премьер Медведев поручил чиновникам понять (!), почему беднеют россияне. И потребовал сделать комплексный анализ падающих пятый год (по данным экспертов 7-й) доходов населения. Минфин назвал статистику «ужасной», Минтруд и Минэк, в ведении которого с 2017 г. передан Росстат, должны изменить методику. Самым прытким оказался Росстат: на прошлой неделе буквально через два часа после того, как президент посетовал, что доходы населения «практически стоят на месте» и потребовал «изменить эту ситуацию», статведомство опубликовало ежемесячный доклад, в котором отчиталось о рекордном за полгода повышении реальных зарплат. Работают же люди! Правда, эксперты этот доклад разделали под орех. 

Конечно, есть резервы, способные спасти социалку от обрезания. Например, МВД сообщило, что чиновники за 8 месяцев увеличили скорость воровства казенных денег до 475 млн каждый божий день. Число преступлений выросло на 4,7%. Но из 102 млрд вернуть удалось только четверть. Словом, социальный бюджет трещит по всем швам, и вряд ли Кадукиной с другими бедолагами страны достанется больше, по крайней мере, в обозримом будущем. 

Второй узел – газификация каждого сельского дома, тем более – многоэтажек в Санникове, что кардинально избавило бы от проблем не только это село. И надо же быть такому совпадению: буквально на прошлой неделе глава Газпрома Миллер докладывал президенту Путину: «На сегодняшний день уровень газификации в среднем по России превысил 68%, а газификация сельской местности составила почти 60%». Но Алтай в эти средние цифры, видно, не попал: газификацию края до 17% обещают поднять к 2020 г. Да что – Алтай! В Московской области из шести тысяч сельских населённых пунктов газифицировано меньше половины. 

Стратегия газификации села, по словам Ивана Гилева, министра строительства и ЖКХ Алтая, в последние годы существенно изменилась. Раньше газифицированным считался населенный пункт, в котором газопровод доведен только до околицы. В результате из 76 якобы газифицированных поселений распределительные сети по всему селу проложены только в 12-ти. Сейчас задача иная: газифицировать каждую улицу. Но чтобы газ был в каждом доме – за это хозяева должны заплатить до 150 тыс. Где они у Кадукиной и таких, как она? «В государственной программе плохо прописана роль самого государства. Многие региональные проекты не могут получить финансовой поддержки от правительства. В итоге большая часть расходов покрывается Газпромом и региональными бюджетами», – говорит замдиректора Института энергетической стратегии Алексей Белогорьев. 

Правительство вот как намерено поступить. В Госдуму внесён законопроект: «Газификация на внутрипоселковом уровне становится ответственностью муниципалитетов. Для этого расширяются их полномочия», – объяснил член Комитета Госдумы по энергетике Борис Гладких. Полномочия! И смех, и слезы… Для справки: годовой бюджет сельской администрации в дотационном Алтае примерно равен доходам средней семьи в Москве. 

Госпрограмму по развитию села урезали вчетверо, и необъятная Россия постепенно превращается в мертвую зону: каждый девятый субъект с 1989 г. потерял более 20% жителей. 

Здесь натыкаемся на третий тугой узел. Как показал анализ экспертов Европейского клуба, с 2010 г. местное самоуправление РФ только деградирует. Субъектам дано право изымать у муниципалитетов полномочия, определять порядок формирования органов МСУ. Выборы мэров не только не возвращены – теперь их можно реабилитировать лишь по представлению конкурсной комиссии, половину которой делегирует губернатор. Результат голосования прогнозируется заранее. Узаконено уничтожение поселенческого уровня МСУ – любые территории, чуть не массово, превращают в городские округа, даже если там городских поселений нет и не предвидятся. 

В результате доля налогов МСУ (на имущество и землю) составляет 3% и 14,5% всех доходов муниципалитетов, а доля налогов граждан снижена с 10% до 2%. Федерация превратилась в профанацию: регионы, которым вместо 50% налогов по Бюджетному кодексу остается 30%, без ведома Москвы могут распоряжаться лишь 5% своих средств. Зачем вертикаль держит на голодном пайке регионы? Да затем, что основной инстинкт авторитарного режима – подгребать под себя всё, до чего в состоянии дотянуться. 

Дмитрий Песков, пресс- секретарь Президента РФ, недавно признал неэффективность муниципальной власти. В Кремле, по его словам, «ищут способы избавления от разрыва между государственным и муниципальным уровнями власти». А президент Путин не раз обращал внимание на то, что разрыв – «следствие того, что по Конституции муниципальный уровень власти отделён от государства». 

Словом, Конституция мешает пришпилить местное самоуправление к вертикали власти. Но рано или поздно это случится. В развитых странах МСУ – фундамент государства, высшая школа управления, где взрослеют будущие лидеры страны, понимающие, что их опора – избиратели, без которых они ноль без палочки. Но Россия и здесь умудряется всё перевернуть с ног на голову. Потому и россиянам еще долго придется выпрашивать милостыню у власти на коленях. 

Игорь ОГНЕВ