СУБЪЕКТИВНО 

КАК ВЛАСТЬ ЗАИГРАЛАСЬ В ФАНТИКИ, ПОЗАБЫВ ПРО ЭКОНОМИКУ И ЛЮДЕЙ 

Еще недавно премьер Медведев с безудержным оптимизмом заверял россиян о «социальном» характере бюджета на ближайшую трехлетку, а на прошлой неделе, похоже, прозрел. «Такой рост (экономики) является недостаточным, это для всех очевидно», – заявил Медведев министрам на совещании в Горках. Еще бы: вместо скромнейших 1,3% роста к концу полугодия, обещанных Минэком, получили втрое меньше – 0,7%. Зато все закрома забиты рублями, долларами, евро и юанями. Однако власть, как пушкинский скупой рыцарь, чахнет над этим богатством, не зная, как использовать его на благо страны.

На упомянутом совещании, которое имеет все шансы войти в историю, г-н Медведев поручил Минэкономразвития подготовить еще один план ускорения экономики, который «необходимо принять в ближайшее время». План, как уточнил Медведев, должен быть «компактным, логичным, с целевыми показателями, сроками, с ответственными за выполнение». Но «Это не должно быть просто повторением нацпроектов и госпрограмм. Это должны быть меры по стимулированию экономического роста», – подчеркнул премьер. 

Как это понимать? Что, нацпроекты и госпрограммы никуда не годные? Но ведь нас уверяли, что над ними корпели самые умные головы! Стало быть, теперь востребован мудрец, чтобы сотворить чудо. Годится ли на эту роль Максим Орешкин, глава Минэка? Ведь он должен предложить нечто обуздающее, например, силовиков, среди которых немало рейдеров и взяточников, но подчиняются они лишь президенту. 

У меня сомнения по части мудрости этого министра связаны, например, с таким эпизодом. Недавно г-н Орешкин весьма эмоционально огласил претензии к банковской системе из-за чрезмерной закредитованности россиян. В сентябре в интервью Business FM министр, в частности, сказал: «Мне кажется, в ситуации, когда человек попадает в долговую яму, виноваты обе стороны: и банк, кредитная или микрофинансовая организация, которая продавала продукт, понимая, что человек будет находиться в трудной жизненной ситуации, и, конечно, сам человек… Банки должны нести ответственность за такое хищническое кредитование в некоторых случаях…». 

А в июле на «Эхе Москвы» чиновник предупреждал, что экономика из-за закредитованности населения, по расчетам МЭР, "в любом случае взорвется" в 2021 году. Так ли взрывоопасна ситуация? С одной стороны, количество "плохих" кредитов постоянно увеличивается. К тому же статистика ЦБ не учитывает проценты и штрафы, поэтому реальные долги как минимум вдвое больше. С другой стороны, заместитель гендиректора группы Societe Generale по направлению «Международные банковские и финансовые услуги» и член совета директоров Росбанка Филипп Хейм заявили, что глобальной закредитованности российских заемщиков не наблюдается, но риск возникновения кредитного «пузыря» необходимо учитывать. Этого взвешенного мнения придерживаются и другие независимые эксперты. Тем не менее в конце августа президент Путин, взяв сторону Орешкина, потребовал резко сократить выдачу кредитов населению и выразил «обеспокоенность» ситуацией с доходами людей, которые падают из-за обслуживания банковских займов. И вот ЦБ ужесточает банковские нормативы по части кредитования. По прогнозам МЭР, рост потребительского долга замедлится втрое – до 8% год к году, а со следующего года – до 4%. Это означает, что в деньгах выдачи займов рухнут в 4,5 раза. 

Однако если что-то и поддерживает нашу хилую экономику на плаву, так это потребительские кредиты. Почти 80% россиян признались социологам, что им не хватает денег до зарплаты. Это и неудивительно: доля зарплат в структуре российского ВВП около 50%, а в развитых странах ОЭСР в среднем 65%. И вот финал. Согласно прогнозу правительства в 2020 году ожидается торможение темпов роста спроса. Это и есть предсмертные судороги потребительной модели роста экономики. 

Кстати, очень символическое совпадение: в прошлую среду СМИ опубликовали откровения премьера Медведева в беспомощности и одновременно – рейтинг Всемирного экономического форума, где Россия второй год торчит на 43-м месте. В частности, резко ухудшился инвестиционный климат: организованная преступность выросла, надежность полиции снизилась, защита собственности и интеллектуальных прав стали еще хуже, регуляторная нагрузка на бизнес увеличилась. Институты государства в зачаточном состоянии, процветают коррупция и фаворитизм, судебной системе как не доверяли в 2013 году, так не доверяют и сегодня… Ну и что предложит в противовес господин Орешкин, если вертикаль власти идёт вразнос? 

Как бы то ни было, премьер на совещании перечислил конкретные положения будущего плана. Это улучшение делового климата, снижение административной нагрузки, повышение эффективности государственного сектора, меры по увеличению несырьевого экспорта, стимулы ускорения технологического развития. 

В последних номерах «ТП» я познакомил читателей с основными положениями выхода из тупика с помощью инвестиционной модели, обоснованные академиком РАН Абелом Аганбегяном. Многое из перечисленного премьером и высказанное ученым совпадает. И в этом нет ничего удивительного: вещи эти, напомнил Аганбегян, общеизвестны в мире. Тем более что премьер заверил: деньги найдутся из Фонда национального благосостояния (ФНБ). На 1 октября там накопилось 8 триллионов рублей, которые «нужно использовать с максимальной отдачей». 

Насчёт денег г-н Медведев явно поскромничал. Эксперты указывают: если учесть все ликвидные активы государства: федеральных властей, регионов и внебюджетных госфондов, то доступная сумма достигнет 17,6 трлн руб., или 16% ВВП. Это без сокровищ банков и населения – 132,5 трлн. Беда одна: даже за такие бешеные деньги не купишь, например, благоприятный деловой климат. Согласно исследованию Альфа- банка 65% опрошенных предпринимателей, которым остроумный Минфин очень вовремя отменил удобный единый налог на вмененный доход, думают, что ситуация в экономике в ближайшие полгода станет только хуже. 

О том, что главная проблема – отсутствие бизнес-модели экономического роста, говорил Герман Греф на недавнем Московском финансовом форуме. Я уже упоминал две основные модели роста: инвестиционную и на основе потребительского спроса. Разумеется, работают они не автономно, а в тесном сотрудничестве. И если одна начинает сбоить, это рано или поздно подкашивает другую. Представьте: предприятие построили, а его продукцию не покупают, поскольку денег нет. Греф и говорил на форуме, что эту взаимозависимость должна отражать бизнес-модель. Сегодня, по его словам, прежде всего, нужно осознать приоритет развития экономики и социальной политики, и под это адаптировать системы управления. «Это не зависит от объема денег. В эффективной системе управления ты в отсутствии ресурсов находишь пути решения, в неэффективной модели ты при избытке ресурсов единственное, что производишь – большое количество шума, которое не дает качественного результата», – заявил глава Сбера. 

Похоже, страна к этой ситуации и пришла: много денег и шума. Это лишний раз заставляет вспомнить и программу того же Грефа начала века, которая, по его собственным оценкам, выполнена примерно на треть, и стратегию развития страны до 2020 г. она, по оценкам Центра стратегических разработок, реализована еще скромнее и забыта. Между тем над ней работало около тысячи специалистов, в том числе – сотня зарубежных, и обошлась она казне почти в полмиллиарда. И всё – на ветер. 

Вот теперь самое время спросить: что происходит? Ведь обитателям вертикали стоит только ладошку подставить – и в неё посыплются триллионы! Между тем по данным Счетной палаты, чиновники в 2018г. умудрились придержать, то есть не потратить на нацпроекты более 778 млрд руб. В этом году вертикаль идёт на рекорд: неистраченной окажется сумма, близкая к 1 трлн., да и весь бюджет использован за 9 месяцев минимально, истрачено меньше 63%. Рекорд 11-летия! 

Но это – семечки. Минфин играет по-крупному. Правда, главным потерпевшим оказывается реальная экономика, а значит десятки миллионов беднеющих россиян. Картина, по Росстату, впечатляет: за полугодие компании вложили в государственные займы, ценные бумаги и перевели в банки 123 трлн руб.! Почти на 40% больше по сравнению с прошлым годом. Сравните: инвестиции в собственное развитие за те же полгода в 23 раза меньше, всего 5 трлн. Почему такой перекос? См. выше реплику Грефа: вместо понятной всем бизнес-модели экономики предприниматели видят впереди густой туман, в котором прячутся рэкетиры, а Минфин занимает под 7% с гаком – дороже всех в мире. Дураков нема! 

Но Минфину этих денег мало. Хотя ведомство уже перевыполнило годовой план по продаже ОФЗ, но до конца года оно намерено занять еще 420 млрд. Это первый вице-премьер Силуанов реализует свою стратегию: изъять средства из экономики в карманы государства, а уж оно лучше ими распорядится. 

Вообще-то, заимствование государством денег внутри страны – обычная практика, когда средств казны не хватает на некие крупные проекты. Однако Россия и здесь на особицу. Минфин с благословения высшей власти рисует ОФЗ и получает десятки триллионов совсем для других целей. Часть складируется на банковских депозитах – сейчас там лежат рекордные 3 трлн руб. – и в ФНБ. А следующая статья – масштабная скупка валюты. На 2020-2022 годы – 6,6 трлн руб. В этом году за $35,5 млрд будет выплачено почти 2 трлн руб. – больше расходов на все нацпроекты вместе взятые. 

Валюту из ФНБ Минфин продает не на рынке, а Центробанку. Тот, в свою очередь, по текущему курсу печатает рубли и переводит их в бюджет. Словом, резервы не тратятся, а остаются собственностью правительства. Но при этом валюта становится дефицитом для тех же банков и прочих институтов государства, да и курс рубля начинает плясать то вверх, то вниз. А это для бизнеса хуже горькой редьки. 

Словом, интересная игра с кругооборотом фантиков получается. Часть изъятых из экономики средств не работает, лежит в разных заначках, теряя реальную стоимость, а часть денег делает новые деньги. Это и называется финансиализацией, что к реальной экономике имеет весьма опосредованное отношение. Но если верна реплика, звучавшая на Московском финансовом форуме, что из каждого рубля бюджетных денег воруют 50 копеек, может, лучше и не пускать десятки триллионов вниз по вертикали, коли институты государства так и остаются инвалидами? Правда, при этом сырьевая структура экономики не превращается в высокотехнологичную; российские миллиардеры за три квартала стали на 30,6 трлн руб. богаче, а уровень субъективной бедности, по данным «Левады», втрое выше официального… 

Но, похоже, выбор сделан. Что ж, будем ждать чудо-план от г-на Орешкина… 

Игорь ОГНЕВ /фото из Интернета/