СУБЪЕКТИВНО 

ТАК ЛОВКО ОТЗЕРКАЛИЛА РОССИЯ САНКЦИИ ЗАПАДА 

Тихо, без парадов и застолий, отметила страна скромный 5-летний юбилей антисанкций – наш ответ Чемберлену. Такая скромность оправдана на все сто: ведь вместо вставания с колен получилось приземление на четвереньки. 

Вначале расскажу парочку историй, которые, как мне кажется, иллюстрируют взгляд нынешней власти на устройство мира вообще и экономики в частности. Госдума 23 июля заменила льготный НДС в 10% с пальмового масла на 20-процентный. Спикер палаты Вячеслав Володин объяснил решение обращениями россиян, по мнению которых «повсеместное использование в пищевых продуктах пальмового масла… снижает качество продуктов, а иногда и наносит вред здоровью». Чиновник назвал и вторую причину: растущий импорт «пальмы» создает на Западе рабочие места, а нам, читай, это ни к чему. Но любой импорт в Россию ли, в другие страны – это и есть международное разделение труда, благодаря чему экономика в мире и росла веками. Вертикаль против? Тогда культивируйте пальму в Приполярье, как уже было с кукурузой. 

Однако по поводу «пальмы» угадываю недоумение читателей: ведь масло это вредное! Да, оно содержит насыщенные жиры, однако не больше, чем сливочное масло, которое назвать вредным пока не решаются. Это утверждали недавно в телеэфире РБК эксперты. Больше того, исследования Медицинской школы Гарвардского университета показали, что после отказа от действительно вредных трансжиров, в последние годы производители продуктов и перешли на пальмовое масло. Ученые Гарварда допускают, что для здоровья продукт может быть даже лучше сливочного масла, хотя и не так полезен, как оливковое. В Госдуме обещают, что 4,5–5 млрд руб. в год, полученные от повышения НДС на «пальму», пойдут на поддержку производства молока. Это еще бабка надвое сказала: мы видим, как власти распорядились доходами от повышенного общего НДС. Но вот спреды, сыроподобные продукты и кондитерка, где пока применяется дешевая «пальма», как пить дать, подорожают. Так что г-на Володина, как я подозреваю, сподвигли вовсе не обращения россиян (да и были ли они?), а скорее – просьба Минфина еще одним налогом пополнить казну. А попутно чиновник притянул за уши и свои нелепые полит- экономические воззрения. 

Но что еще страшнее – концентрация интеллекта служителей вертикали отразилась в приказе Минобрнауки. В нём прописаны правила «взаимодействия с государственными органами иностранных государств» и «приема иностранных граждан». Так вот, российские ученые отныне должны за пять дней до намеченной встречи с иностранными коллегами предупредить министерство и предоставить сканы паспортов гостей. На подобные встречи ходить не в одиночку, а в сопровождении не менее двух российских ученых. Неформальные встречи возможны, но с разрешения руководства. Отчет, то бишь доносы, обо всех разговорах, «заверенный круглой печатью», направлять в ведомство. Приказ регулирует использование иностранцами на территории институтов «технических средств обработки и накопления информации» – вплоть до часов и почему-то биноклей. Их можно приносить только в случаях, «предусмотренных международными договорами» (какими – не уточняется). 

Приказ возмутил ученых, а нобелевский лауреат Андрей Гейм заявил “Ъ”, что «идиотизм, к сожалению, крепчает по всему миру, а не только в России», но эта конкретная инициатива выглядит очень «по-советски». Российский химик, профессор РАН Артем Оганов заявил “Ъ”: «Я работаю в России и горжусь этим, а этот приказ деморализует меня и, думаю, всех ученых. Приказ осложняет взаимодействие с учеными из других стран, а ведь ни в одной стране наука не сможет развиваться в отрыве от науки мировой». Уточню: разделение труда в науке началось раньше, нежели в экономике, потому, что действие второе – это следствие первого. Однако наши власти логику мировой эволюции стремятся поправить, а точнее – извратить. 

В Минобрнауки заявили, что документ «носит рекомендательный характер». Однако источники “Ъ” утверждают, что он «основывался на вводных, полученных ведомством от спецслужб». А они, как мы хорошо знаем, дают вовсе не рекомендации. 

Если читатели подумают, что описанные истории не имеют отношения к антисанкциям, то они сильно ошибаются. Примитивные антисанкции – это производный продукт квинтэссенции мировоззрения обитателей властной вертикали, которое ярко отражается в приведенных выше историях. А результаты в первую очередь бьют не в лоб супостатам, а по кошелькам россиян. Если 5 лет назад у нас с женой только текущие (без ЖКХ) суточные расходы вынимали около 200 рублей, то сегодня примерно 750 – при неизменных потребностях. За эти годы продукты подорожали примерно в 1,5 раза. В 2014 году, вводя продовольственные контрсанкции, власти требовали не допустить спекуляций и указывали на пользу такой меры для российской экономики. Впрочем, протекционизм, в каком бы виде он ни появлялся, во все века непременно оборачивался своей неприглядной стороной. Эксперты заявили, что одновременно с нашим ответом Чемберлену была ликвидирована конкуренция с импортом. 

– Контрсанкции не могли снизить цены на продукты, потому что любое отсутствие конкуренции ведет к повышению цен. Мы говорим: «Зато наполнились полки магазинов отечественными продуктами». Но … при уходе каких-то товаров на них появляется спрос, и цена растет, – поясняет Анатолий Тихонов, руководитель Центра международного агробизнеса и продовольственной безопасности РАНХиГС. 

– Любые инвестиции сопряжены с большими издержками, которые в значительной степени переложены на потребителя и государство, – говорит первый замруководителя Аналитического центра при правительстве Глеб Покатович. – Цены на товары растут: ведь производителям нужны новые технологии, оборудование, более качественное сырье, квалифицированная рабочая сила и пр. 

Другие эксперты замечают, что эти компоненты чаще всего импортные, и при каждом новом обвале рубля издержки возрастают. Объективности ради замечу: были периоды, когда цены падали. Однако затем они подскакивали на эти же продукты и с лихвой брали реванш. И вот – неминуемый результат. Рентабельность АПК за эти 5 лет, по данным аналитиков «ВТБ капитал», колебалась от минус 4-х до плюс 8% – слезы… Это следствие убогой производительности труда в отрасли. И это стимулирует рост цен. Они, по данным даже прирученного Росстата, росли в нынешнем полугодии так резво, что опережали даже общий показатель инфляции. В частности, сахар в годовом выражении подорожал на 17,6%, яйца – на 13%, мясо и птица – на 10%, крупа и бобовые – на 9,8%, хлеб и хлебобулочные изделия – на 7,7%. Показатель годовой инфляции за тот же период – 5%. 

Опрос Фонда «Общественное мнение» в августе показал: денег до зарплаты не хватает почти 80% россиян. Конечно, на контрсанкции наложилось общее состояние экономики, болтающейся между кризисом и стагнацией. Отсюда три четверти респондентов сказали ФОМу, что недовольны вознаграждением за свой труд и по- прежнему испытывают материальные трудности. Появилась новость, которая, однако, не радует: в продуктовых магазинах выросла доля покупок, которые оплачиваются картами рассрочки. По итогам первого полугодия 2019г. она составила 14%, хотя еще в прошлом году была чуть больше 9%, показало исследование банка «Русский стандарт». В рейтинге товаров, купленных в рассрочку, продукты год назад занимали только пятое место, а теперь поднялись на второе. 

Понятно, что нищих стало еще больше. Однако за это время около 30 тысяч тонн еды уничтожили гусеницами тяжелой техники. Это варварство стало главным символом импортозамещения – бесстыдным символом борьбы со всем западным по принципу «бей своих, чтобы чужие боялись». Скажу больше: правители наши не упустят случая засветиться перед телекамерами со свечками у аналоя, а потом отдать такое вот антихристианское распоряжение – уничтожать еду. Симптоматично, что Роспотребнадзор, занимавшийся позорным действом, недавно предложил прекратить демонстративное уничтожение санкционной продукции и найти ей более полезное применение (раздавать малоимущим, использовать в биоэнергетике или пищевой промышленности). Предложение поддержал вице-премьер и куратор АПК Алексей Гордеев. Неужто проняло? 

Да, Украина, Финляндия, Польша, Латвия, Литва и Эстония больше всех пострадали от нашего эмбарго. К примеру, доля России в экспорте украинской свинины, сыров, творога, колбас, томатов, капусты, корнеплодов, огурцов, овощей превышала 70%. Видимо, наше эмбарго – это наказание Украине, вроде добавки за Крым и Донбасс. Однако США, Германия, Великобритания, Чехия, Португалия, Словакия, Мальта, Албания и ряд других стран нашу зеркалку почти не заметили. Ведь доля России в экспорте санкционки из этих стран колебалась от 3-х до 15%. 

Как ни странно, лично я не испытал никакого злорадства по поводу того, что некие страны потеряли миллиарды от нашего эмбарго. И уж тем более не добавил мне патриотизма тот факт, что к моей пенсии как работающему пенсионеру с 1 августа, как клятвенно заверяли власти, добавили не смехотворные 200 с небольшим рублей, а лишь 75! Видно, аукнулись мне последние поправки президента в бюджет-19, которыми он увеличил финансирование силовиков, подрезав пенсионеров. Ладно, я как-нибудь проживу без этой жалкой подачки. Но с тех пор, как работающим пенсионерам перестали индексировать без того нищенские деньги, работать прекратила половина из них. Теперь в Минтруде вздыхают: не хватает квалифицированных кадров. А чего плакать? Сами же и разогнали. 

Июльский опрос Фонда «Общественное мнение» показывает, как меняется отношение россиян к контрсанкциям. С марта 2016г. по июль 2019-го значительно выросла доля ответивших, что решение об эмбарго было ошибочным: с 9% до 19%. А одобряющих снизилось с 61% до 56%. Пока поддерживающих большинство, однако, говорит Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК, в социально- экономических процессах динамика подчас имеет гораздо большее значение, чем количественные показатели. А динамика показательна: рост неодобряющих за последние три года в два с лишним раза. 

И другие цифры оптимистичными не назовёшь. На вопрос ФОМа, знают ли люди об эмбарго, 21% сказали, что слышат впервые. В ноябре 2014 г. «непосвящённых» было всего лишь 3%. И знающих о запрете стало меньше: с 71% до 46%. 

Итак, не слышали о российских контрсанкциях 21%(!). Получается, говорит Николаев, люди привыкают жить в условиях странной войны, которая создаёт лишь иллюзию безопасности, но пожирает основные государственные ресурсы. Настоящая же опасность, по мнению известного социолога Симона Кордонского, в том, что в России работает экономика выживания, а не жизни. Жизнь развивается, а выживание стагнирует.

Игорь ОГНЕВ /фото из Интернета/