СУБЪЕКТИВНО 

Чудеса с показателями нашей чуть живой экономики продолжаются. Она вдруг подпрыгнула на 2,3%, посрамив авторитетные прогнозы. Однако нарисованное Росстатом чудо странным образом не облагодетельствовало россиян. Кроме того, как сквозь пальцы бежит капитал из всех загашников, а также из страны. И вслед за ним – люди разных возрастов и профессий. 

Я уже писал, что буквально через месяц после назначения главой Росстата саратовский экс-министр экономики Павел Малков отыскал $10 млрд прежде невидимого ВВП. И экономика за прошлый год, достигнув 100 трлн руб., ускорилась так, как не удавалось даже в 2013 г., при нефти дороже $100 за бочку! Минэкономики объяснил чудеса прозой: забыли (!) учесть построенные объекты в Ямало-Ненецком округе. Однако Росстат гипотезу шефа опроверг: строители вложили в подскок мизер – четверть процента. А основной творец чуда – население! Правда, сами россияне как-то не заметили, что на них свалилась манна небесная. Это и неудивительно: доходы людей падают пятый год подряд. Потребительский бум не увидела и розница. Как показал опрос Центра конъюнктурных исследований ВШЭ в декабре, больше половины торговых компаний жалуются на «недостаточный спрос», а у 28% он еще и сократился, едва не повторив провал кризисного 2015-го. Ситуация ухудшается. 

С 1991-го по 2016 год Росстат шесть раз менял подчиненность и методику учета. За эти годы, говорят специалисты, была утрачена вся сопоставимая аналитическая информация. Угодливое и возмутительное вранье Росстата вызвало предложение экспертов: сделать ведомство независимым, как Счетную палату, и поставить под контроль общества, как в мире. А пока догадываться, в какой на самом деле социально- экономической данности мы живем, можно, только наблюдая разные процессы в обществе и экономике. 

Например, меня не слишком порадовал тот факт, что за пятилетку падающих доходов число россиян, живущих за пределами страны и получающих там российскую пенсию, увеличилось на четверть. Казалось бы, где родился – там и пригодился, оттуда и уйдешь в мир иной. Ан нет, даже старикам надоело мыкаться, и они ищут, где лучше. Хотя президент Путин обещал увеличивать пенсии темпом выше инфляции, в минувшем году реальная средняя пенсия сократилась (даже с учетом выплаченных в январе 2017 г. 5 тыс.) на 2,4% впервые с 2015 года. 

Выплаты Пенсионного фонда россияне получают в 129 странах. Львиная доля соотечественников осела в Германии, Израиле, Абхазии, Латвии и Белоруссии. По данным Росстата, если в 2009 году Россию покинули только 32,5 тыс., в 2017 году – уже 377,2 тыс. пенсионеров. Около 50 тыс. ежегодно прощаются с Родиной с 2014 года. Именно тогда Крым стал нашим, а Запад ввел масштабные санкции. 

Но куда больше огорчили меня результаты опроса «Левада-центра», опубликованные на прошлой неделе: 41% молодых людей от 18 до 24 лет хотели бы эмигрировать. Характерные причины: 24% желают активнее участвовать в политике; не чувствуют себя под защитой закона 21%. По мнению пресс-секретаря президента РФ Пескова, 41% – «не такой высокий показатель». Подождем, пока доля желающих покинуть Россию перевалит за половину? 

Еще тревожнее, что около двух третей потенциальных эмигрантов – "цифровые таланты", специалисты по искусственному интеллекту и т.д. Готовы работать за рубежом 50% российских ученых, 52% – топ-менеджеров, 54% – IT-cпециалистов. К ним хоть сегодня присоединятся 49% инженеров и 46% врачей. 

Ну а реальная «утечка мозгов», как посчитали в РАНХиГC, по статистике принимающих стран, почти в 7 раз превышает официальную цифру Росстата. На самом деле ежегодно в развитые страны уезжают по 100 тыс. россиян, а наша статистика видит только 15,5 тыс. К сожалению, Россия не способна конкурировать за таланты на мировом рынке труда, делает вывод директор московского офиса Boston Consulting Group Александр Шудей: «Это может создать сложности как для компаний, так и для страны в целом в условиях цифровой трансформации экономики». 

Поправлю деликатного эксперта: не «может создать сложности», а уже создало. По итогам 2018 г., доля высокотехнологичных отраслей свалилась к минимуму – чуть больше 20% ВВП. Напомню, что прежняя порция майских указов президента Путина требовала увеличить долю этих технологий на треть. Но экономика все более зависит от простейшего минерального сырья и его перекачки за рубеж. 

Сказывается технологический коллапс прежде всего на убогой производительности труда: с 2012-го по 2017 г. она выросла лишь на 1,9% – по полпроцента в год! Для сравнения: в странах ОЭСР за эти годы показатель прибавил 14% – по 2% в год. Эксперты утверждают: если Россия не хочет отстать от мира навсегда, то производительность до 2024 г. должна расти не по 5% в год, как диктует майский указ президента, а по 20%. Вот и соображайте сами, по силам нам это или нет: с полпроцента годовых взвинтить темп в 40 раз, если соответствующий нацпроект получит меньше 46 млрд, мизер по сравнению с остальными?! 

Между тем эта ситуация в экономике уже породила такой невиданный прежде термин, как накопленная бедность. Евгений Гонтмахер, член экспертной группы «Европейский диалог», говорит, что если бы Росстат считал бедных не по изжившему себя прожиточному минимуму, то их число удвоилось бы. Всё чаще видишь людей, шарящих по мусорным бакам, а пенсионеров ловят на краже элементарных продуктов в магазинах. Однако даже санкционные продукты уничтожают, а не раздают бедным. Интересно пояснил сей факт президент Путин на форуме «Деловой России»: «Потому что это сохранение рабочих мест, сохранение определенного уровня рентабельности производства, ценовой политики и так далее". Но почему-то мы не видим ни первого, ни второго, ни третьего… На свои нужды в 2018 г. люди позаимствовали свыше 8,61 трлн (темп кредитования учетверился!) и к 1 января задолжали 14,9 трлн – больше 27% всех доходов. Это исторический рекорд. По данным ВЦИОМа, у 57% непогашенные кредиты, в том числе у каждого второго – двум и больше банкам или МФО. Ситуация не так уж безобидна и чревата не только социальным взрывом. В начале февраля глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что такие темпы роста потребительского кредитования, тем более необеспеченного, опасны. Одно из ведущих рейтинговых агентств мира Fitch Ratings усомнилось, что ЦБ способен его ограничить. 

Под удар попадают многие банки. Хотя сектор на две трети стал государственным, однако по сравнению с 2014 годом объем безнадежных кредитов «физиков» вырос в 2,4 раза – до 3,8 трлн руб., сообщил на прошлой неделе руководитель группы рейтингов финансовых институтов АКРА Кирилл Лукашук. Между прочим 3,2 трлн руб., по оценке Fitch (68% господдержки), ЦБ вливал в сектор, а точнее – просто печатал, на санацию других банков. Фокус не удался. "Мы пришли к затянувшемуся структурному кризису. Большая часть корпоративных заемщиков чувствует себя хуже", – констатировал Лукашук. 

Рейтинговое агентство «Эксперт РА» ожидает, что в 2019 году рынок покинут более 50 банков, в том числе за счет добровольной сдачи лицензий – в прошлом году руки вверх подняли семь банкротов. Что прогноз сбудется, говорит такой факт: на прошлый год агентство предрекло кончину 60 банков – лицензий лишились 57. К началу 2019 года в секторе осталось 440 банков. 

– В 1990-х и начале 2000-х банкиром мог стать любой, – говорит Сергей Хотимский, первый зампред Совкомбанка. – Можно было купить банк с уже нарисованным капиталом за $3-5 млн, а реальный капитал банка до 2004 года был экзотикой. 

После кризиса 2008-09 годов у банков остались "скелеты в шкафах" и у многих стоят там до сих пор. Как только нефть дешевеет, «скелеты» оживают. Нарисованные балансы скрывают истинный масштаб дыр, а необеспеченные кредиты их увеличивают. Так, в середине прошлого года на балансе 20 крупнейших банков обнаружили дыру на 1,7 трлн руб. – вдвое больше официальных оценок. Только в одном санированном Московском индустриальном банке государство потеряло 6 млрд рублей, да еще 11,4 млрд субординированных долгов спишут. Причем львиная часть тайной дыры пришлась на банки государственные. 

Сквозь пальцы утекают деньги не только внутри страны. В 2018 г. частный сектор вывез из России $67 млрд. По сравнению с 2014 г. отток ускорился в 2,7 раза, а за IV кв. вообще убежало $36,5 млрд – почти в 1,5 раза больше, чем за весь прошлый год. Прежде ЦБ успокаивал публику, что бегство капитала может быть элементарной покупкой валюты населением, бизнесом или выплатой долгов. Но как только дела резко ухудшились, показатель вообще исчез из статистики ЦБ. Грандиозный масштаб вывода капитала из страны, по словам главы аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилла Тремасова, подчеркивает «падение доверия к экономике». Именно отток капитала стал причиной резкой девальвации рубля в 2018 году, указывает аналитик. 

ЦБ не остался в одиночестве. Минфин тоже будет играть в прятки. Прежде, за день до размещения гособлигаций, ведомство сообщало, какую сумму оно предложит инвесторам. Результаты публиковались сразу после аукционов. Но когда квартальные планы по займам были трижды провалены, да еще подряд, скорее всего, простейший показатель, позволяющий оценить соотношение спроса и предложения на ценные бумаги, станет недоступен. Правильно, нечего разным любопытствующим совать нос, куда не просят! По итогам прошлого года Минфин выполнил лишь около половины плана государственных займов (500 млрд рублей из 1,031 трлн). На этот год запланирован выпуск ОФЗ на рекордные 2,4 трлн. Выполнить программу будет "сложно", признал в декабре глава Минфина Антон Силуанов. 

Я уж не говорю о скрытой части экономики: 4,1 трлн руб., или 4,7% ВВП 2018 года, – военные расходы. «Это само по себе не хорошо и не плохо, это факт, – говорит главный научный сотрудник Института проблем рынка РАН Владимир Осипов. – Но проблема в том, что из-за этого мы не можем определить, насколько эффективна наша экономика, есть у нее реальный рост или нет». С другой стороны, никто не может сказать, откуда эти деньги пришли и как были потрачены, продолжает Осипов. Вроде бы у нас провозглашен курс на повышение эффективности государственных расходов. Это означает открытость информации. А закрытые данные – прямо противоположная тенденция. 

Но, к изумлению трудящихся, Институт экономической политики им. Гайдара обнаружил секретки даже в ЖКХ, образовании, здравоохранении, физической культуре и спорте, СМИ и, что самое удивительное, в кинематографии! Мы не знаем, сколько и на что было потрачено. Похоже, государевы люди топчутся по деньгам, как по мусору. Продолжим путешествие по этим свалкам в следующий раз. 

Игорь ОГНЕВ