СУБЪЕКТИВНО 

С одним из основных докладов на последнем Владивостокском экономическом форуме (ВЭФ) выступал Сергей Караганов, доктор исторических наук, декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ. Особую ценность представляет тот факт, что ученый – еще и почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике, который возглавлял совсем недавно с 1994 г. А эти сферы, как понимаете, в прямом ведении президента страны.

За несколько дней до поездки на форум господин Караганов дал обширное интервью «Огоньку». Некоторые высказывания ученого повергли меня буквально в шок и трепет. С одного и начну. 

По словам Караганова, нынешний тур «поворота» на Восток обоснован 10 лет тому назад, а реально начался в 2012–2013 годах. Почему? Во-первых, потому что на Западе «почти все, что было можно и нужно, мы уже получили (ой ли?) – технологии, военную организацию, создали высокую культуру на основе сплава своей собственной и европейской». А во-вторых, «западник» сегодня, уверен Караганов, «это человек прошлого, а тот, кто устремлен в будущее, обязан интересоваться Востоком… Я и сам лет 15–20 тому назад был европоцентристом. Пока не разобрался, куда идет мир. И какова наша страна»... «Ну а насчет «не повернули»... Повернули!» 

Караганов дипломатично обошел тот факт, что Россия особенно круто начала разворачиваться на Восток в 2014 г., после присоединения Крыма и введения санкций. Ну, это для справки. Посмотрим теперь насчет категоричного «повернули!». 

Конечно, во-первых, это китайские инвестиции. Их российское правительство пыталось привлечь еще в 2014-м. Вроде бы договорились, что наш ВЭБ получит до 6 млрд юаней кредитов в ноябре 2016 года на три и пять лет. Однако большинство договоров ограничилось меморандумами и соглашениями о намерении, а миллиардов мы так и не увидели. 

Нынешним летом президент Путин попросил китайцев финансировать модернизацию России. Рамочное кредитное соглашение до 600 млрд руб. в июне подписали глава Внешэкономбанка Шувалов и глава Госбанка КНР Ху Хайбан. И в этом случае дальше ни к чему не обязывающих меморандумов и соглашений о намерениях дело не сдвинулось. 

По данным ЦБ, пока Россия имеет от Китая всего 0,5% тех инвестиций, что Поднебесная вкладывает в остальной мир. По сравнению с 2014 г., когда мы, по выражению Караганова, «повернули!», инвестиции с $4,6 млрд сократились до $4,4 млрд. 

«Китай готов инвестировать в российскую экономику только на определенных условиях и из-за санкций сможет теперь навязывать их Москве», – говорит старший научный сотрудник Института Гайдара Юрий Зайцев. Например, китайцы требуют бесплатного предоставления земельных участков, гарантий сохранности активов, а также возможности ввозить своих граждан в Россию на работу без разрешения. И будут добиваться закрепления этих условий в международном договоре. 

В планах нашего правительства – позволить китайцам покупать доли в российских электросетях. Энергетика, промышленность, транспорт и строительство, технологический сектор интересуют китайцев в первую очередь. В высокотехнологичных сферах китайцы в обмен на инвестиции требуют полной передачи технологий, ноу-хау, всей рабочей документации и опытных образцов продукции. Российские владельцы патентов, как правило, против, ну а китайцы в ответ не очень активничают на российском рынке. 

Похожая история складывается в сфере ТЭКа. Поставки оборудования для работы на шельфе и добычи сланцевой нефти под санкциями с 2014 г., которые в прошлом году усилены. В результате в последние два года не введено ни одного месторождения газа, не открыто ни одного крупного нефтяного. 

По словам главы Минэнерго Александра Новака, китайцев просили участвовать в проектах "Газпром нефти" в Баренцевом море и на шельфе Печорского моря, а также "ряде других месторождений". Вроде бы премьер госсовета КНР Ли Кэцян говорил об интересе китайских компаний: "…будут даны соответствующие поручения более детально проработать участие китайских партнеров", – сообщил господин Новак. Однако результат, как и с финансированием ВЭБа, может ограничиться протоколами о намерениях. 

«Обманчиво низкий текущий эффект санкций не должен вводить в заблуждение: технологические ограничения действуют по принципу сложного процента, – отмечают наши экспертв. – У российских компаний сейчас практически нет своих технологий и оборудования для освоения нетрадиционных и морских запасов". 

По прогнозу директора энергетической школы "Сколково" Татьяны Митровой, к 2025-му из- за санкций Россия потеряет около 5% текущей добычи нефти, а к 2030-му – около 10%. При текущих котировках это $28,5 млрд экспортной выручки ежегодно. 

Наконец, с санкциями возникло еще одно препятствие: расчетная валюта в торговле двух стран. Игорь Шибанов, управляющий партнер группы компаний Skymax, работающий как в материковом Китае, так и Гонконге, говорит, что уже около полутора лет китайские банки вычищают российских клиентов, массово закрывая счета компаний, блокируя платежи и отказывая даже в простейших операциях, вроде обмена валюты туристам. Если сначала под удар попадали подсанкционные компании, то теперь весь российский бизнес считается "токсичным". Блокируют корпоративные переводы и даже карты физлиц. Компанию открыть еще можно, но вот счет в банке с российским паспортом – уже нельзя. 

Не далее как в ноябре Игорь Шувалов, глава Внешэкономбанка, заявил, что проект соглашения о взаиморасчетах в нацвалютах после обсуждения на уровне министров был представлен премьеру Дмитрию Медведеву и главе Госсовета Ли Кэцяну. После этого, по словам Шувалова, Председатель КНР заявил, чтобы такое соглашение было подписано в кратчайшие сроки, добавив, что "было бы отлично, если бы мы смогли подписать до конца года". 

Напомню, отказ от доллара во взаимных расчетах Кремль и Пекин обсуждают с 2014 года. Наши эксперты описывают минимум три возможные схемы, которые, к тому же, сочетаемы. Однако кроме «искренних» заверений китайцев и здесь мы топчемся на месте. Всё упирается в политические решения понятно кого, а их пока нет. И вряд ли будут, говорят многие эксперты. 

Причины на самом деле глубже. И я бы сказал, что они двухъярусные. Ярус первый – размеры ВВП двух стран. Считай как угодно. По паритетам покупательной способности китайская экономика почти вшестеро больше нашей, а по обменным курсам – в восемь раз ($12 трлн против $1,5 трлн). И где тут почва для союза равных? От размеров экономик пляшет взаимная торговля. Рынок КНР так и не стал для нас главным: в 1-м полугодии 18-го на него пришлось $50 млрд (15,2%) товарооборота РФ, а на Евросоюз – $144 млрд (43,8%). И в обозримом будущем Китай не заменит для нас Европу, даже нефть вместе с газом не помогут. Китайско- американская торговля приблизилась к $600 млрд. Отсюда понятно, что отношения с Америкой – в центре политики КНР. 

Другой важный критерий – оборонная промышленность двух стран. В середине ноября в авиационном центре Чжухая на юге КНР прошла выставка международной авиатехники и вооружений. Хотя сегодня портфель заказов с Китаем превышает внушительные $7 млрд, однако наши эксперты после выставки стали поговаривать, что вскоре Россия будет закупать в Китае оружие. 

По ряду наисовременнейших направлений тамошние специалисты далеко впереди. В первую очередь, это беспилотники и перспективные дроны разного класса. Потряс специалистов макет огромного транспортного беспилотника TC (TW356) грузоподъемностью 2 т – полеты наших тяжелых дронов пока сопровождают лишь скандалы и уголовные дела. 

Впрочем, и в пилотируемой авиации Китай уже кое-где идет вровень с нами или уже обходит, догоняя США. Истребители пятого поколения (сразу два); многоцелевой поколения «4+» J-10B с управляемым вектором тяги; палубные истребители J-10 и J-15, тяжелый транспортник Y-20; ударные и многоцелевые вертолеты и пр. Китай уже испытывает гигантский самолет-амфибию AG- 600 с четырьмя турбовинтовыми двигателями, тогда как российский гигант – турбореактивный А-40/42, судя по всему, больше в воздух не поднимется. 

А есть еще многоцелевые ракетные комплексы и много чего другого. Конечно, эксперты отмечают в облике многих китайских образцов элементы российских и западных аналогов. Но ведь главное не это: страны, ранее служившие источником «вдохновения» китайских конструкторов, сегодня сами активно закупают их продукцию. Не встать бы и нам в этот ряд. А вероятность такого разворота вполне реальна. В конце ноября глава Роскосмоса Рогозин по сути «порадовал» технологическим коллапсом космической отрасли. По его оценке, не соответствуют современным стандартам как минимум 87% мощностей. Убыток ракетно-космической корпорации «Энергия», которая производит космические корабли «Союз» и «Прогресс», только в прошлом году составил почти 1,5 млрд рублей. Главные потери – от серии неудачных пусков, которые дважды за последние 12 месяцев заканчивались авариями. 

Правда, на прошлой неделе глава Минэкономразвития Максим Орешкин с пафосом заявил, будто наша экономика по некоторым направлениям существенно опережает европейские страны. Это, мол, цифровизация и новые технологии. Но я, грешным делом, в такие заявления плохо верю. 

Еще одна цитата от господина Караганова помогает понять, как мы дошли до жизни такой: «Нужно не развитие машиностроения, как об этом болталось в предыдущие годы. Это было бы ошибкой. Необходимо предлагать нашим восточным партнерам то, в чем у них есть заинтересованность, – сырье и продукты его переработки, водоемкие товары. Еще одно наше преимущество – огромные запасы воды и энергии… Кто сказал, что чипами для компьютеров торговать выгоднее, чем сельхозпродуктами высокой степени переработки или размещением «заводов» для хранения BigData? Из-за холода это в разы дешевле, чем в остальной Азии». 

Но ведь сельхозпродукты, в количестве и качестве пригодные для экспорта, нужно еще произвести. Однако до АПК импортозамещение пока не добралось: 95% технологий отрасли – зарубежные. А Караганов предлагает поставить крест на машиностроении… Во-вторых, только на 20% сельхозтерриторий есть сети 3G, а на остальных – ничего. Чтобы эта сеть появилась везде, как требует президент Путин, опять же без машиностроения не обойтись. И, кстати, без IT-специалистов – тоже. Но пока у нас на 1 тыс. крестьян приходится 1 айтишник, а в странах-лидерах – 90. Но выучи их – часть убежит из такой страны… 

Несколько раз перечитал я это место в глобальных рассуждениях Караганова. И подумал: не озвучивает ли он затаенные мысли высшего руководства страны, к которому был близок много лет? Но если на минуточку представить, что так оно и есть, то в результате подобного «разворота» Россия станет уже не младшим братом Китая, а его пасынком. Тем более для этого есть более глубокие причины. Об этом – в следующий раз. 

Игорь ОГНЕВ