СУБЪЕКТИВНО 

«ПОРТРЕТ БУДУЩЕГО» РОССИИ НАРИСОВАЛО ПРАВИТЕЛЬСТВО 

В конце сентября россияне, не подозревая того, получили от власти два многообещающих подарка. Сначала были утверждены «Основные направления деятельности правительства до 2024 года», а через пару дней Госдума начала рассматривать бюджет на 2019-2021 годы. Вот и посмотрим, что сулят нам эти документы.

Остановимся сначала на первом. Представляя основные направления членам Кабмина, премьер Медведев назвал их «портретом будущего». «Первое – демография. Национальной целью является обеспечение устойчивого естественного роста численности населения, – объяснил премьер. – Второе направление работы – это снижение бедности в два раза и рост доходов граждан». Рассказал глава правительства и о важности образования, медицины, экологии, науки, спорта, экспорта, грузопотоков, эффективности, урожайности и делового климата. 

Что творится с демографией, наши читатели уже представляют – я рассказывал в прошлом номере «ТП». Скорее всего, устойчивого, да еще и естественного, без мигрантов, прироста населения стране не видать, как другой Вселенной. 

Плохо верится в успехи и второго главного направления – двойного снижения бедности вместе с ростом доходов. Алексей Кудрин называл уровень бедности высоким: 13,2%, или 19,3 млн, перебиваются на доходы ниже прожиточного минимума. Эксперты говорят и о более 20 млн бедных. Однако Татьяна Голикова, вице-премьер правительства, пыталась дезавуировать Кудрина: мол, он приводил данные конца 2017 г., а сейчас наметились «более оптимистичные тенденции...», сказала она. 

Правда, независимые экономисты объясняют эту «победу» разовыми выплатами премий и надбавок накануне президентских выборов. А с августа реальные доходы россиян вновь устремились вниз, и скорее всего падение ускорится. Ведь с 1 января увеличиваются налоги и стартует пенсионная реформа. По оценкам Центра макроэкономического анализа «Альфа-банка», только из-за этого россияне за год недосчитаются 800 млрд руб. 

Президент Путин заявил 2 октября на совещании с членами правительства, что дополнительного дохода в бюджет от пенсионной реформы не будет. Но два миллиона человек не получат своих пенсий в январе, что эквивалентно их выпадающим доходам на 300 млрд. Так что с нашим президентом можно бы согласиться, но с оговоркой: если эти 300 млрд считать не доходами, а экономией бюджета. Ведь не будь реформы, эти деньги бюджету страны пришлось бы перевести в Пенсионный фонд. А при таком раскладе львиная доля экономии на пенсиях и повышении НДС перекочует силовикам и оборонке – этот расклад виден по проекту бюджета на ближайшую трёхлетку. 

Словом, в пересчете на каждого старше 18 лет (120 млн человек) кошельки наши похудеют в среднем на 6,6 тыс. руб. – такую сумму придется отдать в бюджет на реализацию плана ускорения экономики, который, как считает глава МЭР Максим Орешкин, позволит догнать Германию к концу 6-летнего срока президента Путина. Однако, по-моему, надежды министра призрачны. 

По официальным прогнозам, инфляция в 2019 году будет в полтора-два раза выше, чем в текущем. Однако правительство и ЦБ явно скромничают. С начала года рубль потерял около 20% к доллару и 15% к евро. При этом доля импорта в торговле 34%, по продовольствию – 22%, по говядине – 45%, а по непродовольственным товарам – выше 40%. Главным образом по этой причине, со слов аналитика компании «Алор» Алексея Антонова, наблюдаемая гражданами инфляция уже достигает примерно 10% в год. Из-за этого доходы почти гарантированно будут снижаться каждый год на 2–3%. 

А кроме повышения НДС и пенсионной реформы уже появились новые дрожжи инфляции. К примеру, с начала года зерно для хлебопекарен подорожало на 40%. По словам директора группы компаний "Владимирский хлебокомбинат" Олега Омельченко, такого катастрофического роста цен не было ни разу за последние пять лет. Зерно дорожает вслед за мировым рынком, а также курсом рубля, стоимостью бензина и ГСМ. Как следствие, минимум на 10% повышаются цены хлеба и макаронных изделий. Но поскольку Россия выращивает в основном фуражное зерно, дорожая, оно тянет за собой все виды мяса. Что уже заметно по ценникам в магазинах. 

Взглянем на строительство, и прежде всего – жилья. Отрасль жизненно важна не только для бездомных, но и для всей экономики, поскольку обеспечивает по цепочкам половину рабочих мест в стране. Но сегодня она лишь добавляет свою порцию негатива. Доходит до парадоксов. Прямо во время доклада премьера Медведева о «портрете будущего» ипотечное агентство «Дом.рф», причем не какое-то частное, а правительственное, увеличило ставки, объяснив это общим подорожанием кредита. Но если ЦБ поднял ключевую ставку на 0,25 процентного пункта, то государство – вчетверо больше. 

Повышенная ставка ЦБ пополнила перечень главных причин – свистопляску валютного курса, ужесточение долевого законодательства, подорожание строительных материалов. Арматура с 36-40 тыс. руб. за тонну прибавила до 46-52 тыс. Цены тепло- и гидроизоляционных материалов выросли более чем на 10%, металла – более чем на 20%, сухих смесей – на 10-15% по отношению к февралю. Понятно, что девелоперы объявили: уже в конце года цены квартир в новостройках вырастут до 20%, а на «вторичку» уже растут в 35 городах. 

Правительство обещает подстегнуть отрасль. В рамках национальных проектов на ближайшие три года планируется направить около 1,5 трлн руб. на создание современной инфраструктуры, в том числе на строительство и ремонт автомобильных дорог, еще 320 млрд руб. – на жилищное строительство. Однако многие главы регионов криком кричат о том, что не могут эффективно использовать и те малые деньги, что были выделены прежде. Почему? Да потому, что мало строительных мощностей, а те, что есть, вылетают с рынка чуть не еженедельно. По мнению сопредседателя «Деловой России» Андрея Назарова, повышение цен может обанкротить до 30% малых и средних игроков, а оставшихся в деле новые правила ограничат в объемах работ. Ведь после полного отказа от долевого строительства жилья финансирование его строительства и, как результат, объем предложения на первичном рынке будут регулироваться банками. Недавно глава Счетной палаты Алексей Кудрин заявил, что из 450 объектов 145 не введены в срок только в первой половине этого года: «Сегодня заморожено 2,5 трлн руб. в объектах, брошенных без консервации. Какие-то уже надо списать с баланса, какие-то – продать бизнесу или инвесторам, какие-то – достраивать». Так что хаос, описанный Кудриным, имеет все шансы усилиться до цунами. 

Между тем на прошлой неделе президент Путин потребовал обеспечить реальное достижение показателей, обозначенных в его указе о целях развития РФ до 2024 года. Для этого следует «в полной мере использовать конкурентные преимущества страны, создать все условия для самореализации граждан и их инициатив». Вот только поднимется ли Россия с колен на 5-е место в мире, как прописано в указе президента? 

Сомнения берут еще и потому, что доходы от приватизации в «портрете будущего» господин Кудрин на слушаниях в Совфеде РФ отказался назвать даже смешными. Напомню, что государство, по данным ФАС, так или иначе присутствует в 70% экономики, а по данным Центра стратегических разработок – в 46%. Эта разноголосица говорит мне о том, что ведомства потеряли всякие ориентиры. И не мудрено. При всех разглагольствованиях верховной власти о конкуренции и рыночной экономике значение экономических факторов в жизни общества стремительно падает. 

К слову, приведу сюжет, когда приватизация госкомпании превращается в анекдот. Речь идёт о Роснефти, которая не только добывает 40% нефти в стране, но и является крупнейшим поставщиком валюты. Так вот, недавно госкомпания преподнесла «подарок»: государственному ВТБ пришлось выдать $2 млрд одному катарскому фонду на покупку акций Роснефти, якобы проданному еще в декабре 2016 г. Позарез нужная сегодня валюта утекает из страны. Напомню, с акциями Роснефти носились как с писаной торбой. Сначала сделку взялась финансировать итальянская Intesa, однако не найдя желающих вложиться в пакет, потребовала возврата денег. Вроде бы ¾ пакета согласилась выкупить китайская CEFC, но её главу арестовали, заподозрив в экономических преступлениях. И тогда наши власти сыграли пародию на приватизацию: по сути, выкупили пакет Роснефти за свою же валюту. 

В связи с гримасами нашего госкапитализма хочу познакомить читателей с фрагментами выдающегося экономиста, Нобелевского лауреата Фридриха фон Хайека из его главного труда «Дорога к рабству». В книге, написанной в 1944 г., Хайек анализирует истоки национал-социализма и коммунизма. Одним из них ученый называет «чрезвычайно опасную тенденцию» – монополизацию экономики, тем более – государством, поскольку эта дорога неотвратимо ведет «если не к тоталитарному, то скорее к корпоративному обществу». В этом случае монополизированные отрасли, которые превалируют сегодня в России, «будут чем-то вроде независимых государств в государстве». Чем чревата подобная модель? Да тем, что в 20-х годах в Германии «капиталистам удалось заручиться поддержкой других общественных групп», позволив «участвовать в их прибылях и (что, по-видимому, даже более важно) убедить всех в том, что монополии идут навстречу интересам общества. Но система, в которой большие привилегированные группы участвуют в прибылях монополий, является в политическом отношении даже более опасной, а монополии в таких условиях более прочными, чем в случае, когда прибыли достаются немногим избранным… Частная монополия почти никогда не является полной и уж во всяком случае – вечной… в то время как государственная всегда защищена – и от потенциальной конкуренции, и от критики… ибо критика монополий является одновременно критикой правительства… Вряд ли можно надеяться, что монополии будут по-настоящему служить обществу. Механизмы монополий станут тождественны механизмам самого государства и больше будут служить интересам аппарата, но не общества в целом». 

Еще раз: не 5-е место страны в мире и уж тем более – не благосостояние россиян заботит архитекторов наших монополий, а участие в прибылях. Ну, какая здесь может быть конкуренция компаний? По словам Игоря Артемьева, это особенность государственно- монополистического капитализма, сращивания бизнеса и власти: «Это – общая болезнь, которая у нас уже давно. На фоне санкций госсектор еще больше укрепился…» 

Но, подытоживает главу книги Хайек, «поставьте монополиста в положение «мальчика для битья» (в экономическом смысле), и вы увидите, как быстро способные предприниматели вновь обретут вкус к конкуренции… Надо понять, что мы подчиняемся либо безличным законам рынка, либо диктатуре какой-то группы лиц; третьей возможности нет. И те, кто способствует отказу от первого пути, сознательно или неосознанно толкают нас на второй». По которому, добавлю, Россия и пытается идти. А точнее – ползти. 

О втором сюжете – проекте трехлетнего бюджета – в следующий раз. 

Игорь ОГНЕВ