СУБЪЕКТИВНО 

Ещё будучи премьером, Владимир Путин озадачил правительство: с 2008 по 2012 годы поднять долю малого и среднего бизнеса (МСБ) в валовом продукте страны с 21 до 27%. Однако к 10-летнему юбилею задания вряд ли есть повод пить шампанское: по данным Минэка, доля МСБ всё еще не поднялась выше 20%. Теперь перед властью новая амбициозная цель: долю МСБ к 2025 г. довести до 40%! Однако есть большие сомнения, что эта высота покорится.

В начале августа Счетная палата и Альфа-банк с разницей в несколько дней выложили почти одинаковые результаты своих исследований. Банк, опросив 3 тыс. индивидуальных предпринимателей и компаний c выручкой до 350 млн руб. в год, услышал худшие за последнее 3-летие оценки и ожидания, характерные для "пика" кризиса. Плачевное состояние экономики не даёт развиваться 83%, а половина говорит об ухудшении ситуации в ближайшие полгода. У большей половины упала прибыль, у трети – число клиентов и покупок. Две трети фиксируют снижение спроса. По сравнению с ноябрем 2017-го доля предпринимателей, готовых продолжать бизнес, сократилась с 41% до 34%. При этом 15% созрели закрыть полностью или продать бизнес в ближайшие 5 лет. Вот такая неприглядная картина. 

"Часть отраслей уже несколько лет стагнирует – это грузоперевозки, строительство", – говорит руководитель направления маркетинга массового бизнеса Альфа-банка Ольга Третьякова. 

Почему же сей плач на просторах России раздается? Ведь в 2014 г. правительство приняло госпрограмму поддержки МСБ! Казалось бы, дела должны пойти на лад. Однако Счетная палата признала программу профанацией, а предприниматели – и это впервые! – заявили, что у правительства для этой сферы нет четкой программы. Хотя власти обещали не повышать налоги, тем более – в кризис, у половины они выросли, превратившись в проблему № 1. Почти две трети пожаловались на двузначный рост тарифов естественных монополий. Дефицит финансов терзает 46% респондентов. 

Взять хотя бы кредитование. Несмотря на обещанные льготы, оно не выросло, а сократилось. Хотя Федеральная корпорация поддержки МСБ, один из крупнейших институтов развития, рапортует об успехах, но доля её кредитов мизерна: 1,5% в 2016-м и 4,8% – в прошлом году. 

Кстати, аудиторы СП обратили внимание, что вклад МСП в ВВП и региональный продукт статистика не наблюдает вообще. Хуже того, в Стратегии развития МСП эта цель даже не обозначена! 

Тем не менее, формально госпрограмма "в основном выполнена". Как? С помощью изощренных бюрократических фокусов, обнаружили аудиторы СП. Например, один из ключевых показателей – число новых рабочих мест – урезали вчетверо! Заодно на треть сократили и финансирование по госпрограмме. Словом, как изворотливые школяры, задачку подогнали под ответ. 

Ситуация такова, что, на первый взгляд, не знаешь, за что хвататься. Власть не раз обещала снять административное давление. Но вот факты. В аппарат бизнес-омбудсмена за время работы этого института поступило 55 тыс. жалоб предпринимателей. Но лишь 44 удалось добиться послабления меры наказания в минувшем году. Похоже, соображения силовиков сильно отличаются от идей власти. 

В июне бизнес-омбудсмен Титов представил президенту Путину очередной доклад, озаглавленный «Книга жалоб и предложений российского бизнеса». Там собраны 284 системные проблемы и 600 решений экспертов. Оказалось, что даже уголовное преследование – не самое страшное, хотя за последние два года количество дел выросло почти в 5 раз – до 1 млн. Куда как важнее неопределенность экономической ситуа- ции, тяжкие налоги, снижающийся спрос. Дальше, согласно исследованию ВЦИОМ, угнетают дорогие энергоресурсы и персонал (страховые сборы), а также путаные законы. Госдума приняла вдвое больше экономических нормативных актов. И практически каждый второй либо вводил дополнительные обременения бизнесу, либо ужесточал и без того разгулявшийся контроль. На последней теме есть смысл остановиться детальнее, потому что реформа контрольно-надзорной деятельности (КНД), затеянная несколько лет назад, «зависла». Борис Титов направил новому куратору реформы, вице-премьеру Константину Чуйченко, свои идеи. Главное – кардинально изменить обязательные требования к бизнесу. Здесь, без преувеличения, черт ногу сломит. Требований этих около 2 млн! 

Только в так называемых чек- листах по промышленной безопасности их 20 тысяч. В общепите, который контролируют четыре ведомства, в общей сложности 790 требований еще советской модели. Понятно, что персонал кафе где-то недоглядит. Например, температура салатов будет не 10 градусов, а чуть выше, или супов и горячих блюд – ниже положенных 75 градусов. Ну, и залетит владелец кафешки по полной. Кстати, в Казахстане к этой сфере предъявляют не 790, а 38 требований, в США – 78. 

Вице-президент «Опоры России» Марина Блудян отмечает, что реформа КНД «зависла» в том числе и потому, что не стала нацпроектом: «Бизнес ждет, в каких новых документах будет отражена реформа, также ждем следующую версию законопроекта о КНД, который пока явно не готов». Однако мало ли нацпроектов страны исполнены только на бумаге? 

Рядом с безумным числом требований нельзя не обойти сами проверки. Минэкономразвития отчиталось, что в 2017 г. их было около 1,7 млн. – плановых и внеплановых. Почти на 200 тыс. меньше к предыдущему году. Успех? Однако опрос бизнес-омбудсмена показал, что успех липовый: число проверок доходит до 10 млн. При этом 42,8% опрошенных заявили, что административная нагрузка увеличилась (9% отметили снижение), и 49,8% сказали про ужесточение административных наказаний (7,4% нашли, что они смягчились). 

Где же истина? Оказывается, официальная статистика не учитывает административные дела, которые возбуждают без всяких проверок, а также рейды и контрольные закупки. Вот и получается, что Роспотребнадзор не включил в официальную статистику 25%, Росприрод-, Ространс- и Россельхознадзор – до 50%, антимонопольщики и Росалкогольрегулирование – до 90% дел об административных правонарушениях. 

И по-прежнему, сетуют эксперты, проводятся «проверки ради проверок», а не ради повышения качества. Например, чтобы фермеру зарегистрироваться в автоматизированной системе «Меркурий» Россельхознадзора, нужно сделать платную ветеринарную экспертизу даже для переработанной мясной, рыбной и молочной продукции. «В результате для молочной отрасли необоснованные издержки на оформление ветеринарных сертификатов и сопутствующие услуги составят порядка 600 млн рублей в год», – подсчитали эксперты. Но это не значит, что проверок не будет, а, стало быть, возрастет административная нагрузка на добросовестный бизнес и не останется средств на инвестиции. 

Для сравнения эксперты приводят опыт Франции. На «Ранжис», одном из самых крупных оптовых рынков страны и Европы с оборотом 1,5 млн тонн различных продовольственных товаров на 12 млрд евро в год, с охватом населения около 18 млн, действует единый центр зооветеринарного и фитосанитарного контроля, а также качества продукции. Таким образом, производители не тратят лишние деньги, а покупатели получают сертификат качества продукции. 

Забавную роль сыграла и борьба с коррупцией: она стимулирует излишнее рвение ревизора. Если он, не дай Бог, назначил подозрительно низкий штраф, если не включил предприятие в план проверок или отказался проводить внеплановую, то как минимум этому ревизору придется объясняться перед начальством. А уж коли нарушений вообще не обнаружил – подозрение в коррумпированности серьезно возрастает. 

Как и по части КНД, хватало благостных заверений того же главы Минфина Антона Силуанова, а теперь еще и первого вице-премьера, в том, что якобы не станут менять налоги ближайшие 6 лет. Клятва жила недолго: на 2% подняли НДС. А теперь с пеной у рта обсуждают идею помощника президента страны г-на Белоусова изъять у металлургов, химиков и прочих богатеньких компаний полтриллиона. Мол, с неба свалилась прибыль, не заработана. Не стану перечислять косвенные поборы – странички не хватит. Вот лишь один сюжет. 

До 1 июля каждый ИП, находящийся вроде бы на упрощенном налогообложении, должен был уплатить взнос в Пенсионный фонд с доходов, превышающих 300 тыс. рублей. Но и Конституционный, и Верховный суды разъясняли: эти взносы уплачивать не с доходов, а с разницы между доходами и расходами. Ведь что такое доход 300 тыс. в год? Это 25 тыс. в месяц – нищенская, по сути, зарплата. А Минфин, который всё ещё обещает не трогать налоги, просто наплевал на решения высших судов, разослав по всем инстанциям письмо, запрещающее учитывать расходы при расчете взносов. И если предприниматель с этим не согласен, он может пойти в суд и рассказывать там о решениях КС и ВС. У многих ли найдутся для этого силы, время и знания, да и деньги на адвокатов? 

Кроме этой вакханалии есть уйма налоговых проверок (с бесконечным копированием и брошюровкой). Закон даёт на это всего 5 дней, однако на самом деле бизнес тратит уйму времени, отмечают омбудсмен по налогам Михаил Орлов и председатель комитета по налоговой и бюджетной политике «Деловой России» Кирилл Никитин. И если в судебных разбирательствах сторонам дают ознакомиться с материалами дела, то итоги проверки никто полистать и проверить не позволяет. 

Растет и регулярная отчетность – форм много, а в них требования часто противоречат друг другу. Так ведомства изощряются в бюрократическом творчестве. Ну, чем еще заняться полчищам чиновников? 

Провалились и попытки пристроить МСП к госзакупкам. Сейчас всю квоту «малышей» прибирают к рукам посредники, «в том числе аффилированные с госкомпаниями, а также имеющими в учредителях субъекты РФ или муниципальные образования», – отмечает омбудсмен по закупкам Сергей Габестро. Крупный бизнес и власть маскируются под малые предприятия и отбирают у них хлеб? Как следует из доклада бизнес-омбудсмена, в 2017 году объем госзакупок составил 25 трлн рублей, а на долю МСП пришлось всего 2 трлн (12,7%). 

А ведь в марте президент Владимир Путин предложил ввести уголовную ответственность за нарушения в сфере госзакупок, и соответствующий законопроект внесен на рассмотрение Госдумы. Похоже, неразберихи только прибавится. Торги регулируются 40 нормативными актами, где-то правила аукционов в них предусмотрены, а где-то их придумывают сами организаторы торгов. При этом найти информацию о торгах довольно трудно, доступ к ним ограничен, и слишком велико влияние «человеческого фактора» на их исход. 

Так и будем жить под гнетом встроенных в вертикаль госмонополий, у которых одна задача: урвать побольше. Потому они и конкурентам в лице МСБ головы не дают поднять. 

Напомню, в США, Турции и Японии доля МСБ от 53 до 56%, а в европейских странах и Китае – около 60%. Нами любимая поговорка «тише едешь – дальше будешь» может сбыться. Но есть шанс, что это «дальше», обретя знак «минус», вынесет Россию не в авангард, а в арьергард мира. 

Игорь ОГНЕВ