СУБЪЕКТИВНО 

РОССИЯ НАМЕРЕНА ОТОРВАТЬСЯ ОТ РАСЧЁТОВ В ДОЛЛАРАХ 

Чем хуже идут дела в экономике, тем острее и нетерпимее желание власти и отдельных крупных чиновников расплачиваться в торговле с миром не долларом, а рублем. Даже родной Минэк в июле объявил, что мундиаль бессилен ускорить экономику: в минувшем месяце она замедлилась вдвое.

И вот в середине июля глава ВТБ Андрей Костин на встрече с президентом Путиным заявил, что России нужно продолжить курс на дедолларизацию экономики. По мнению банкира, создание собственных инструментов даст финансовому сектору "дополнительную защиту от внешних факторов" и ускорит его развитие. Г-н Костин попросил президента, чтобы правительство, ЦБ и "соответствующие структуры" рассмотрели план ВТБ. 

Ни сам г-н Костин, ни СМИ не расшифровывают суть предложенных ВТБ инструментов, способных укрепить наши финансы. В начале июня аналитики АКРА писали, что банки России деградируют все больше и больше: прибыль системы за 5 месяцев упала почти на 20%. Доля убыточных банков с 10% в 2014г. выросла чуть не до трети. ЦБ и Минфин рубли для их подкормки печатают сотнями миллиардов. Единственным источником финансовой помощи банкам на горизонте нескольких лет останется государство, а банковский сектор продолжит «буксовать» как минимум еще три–пять лет, прогнозирует АКРА. 

Странно ведет себя, на взгляд многих специалистов, и Минфин. Во-первых, он до того азартно скупает эти самые «зеленые», с которыми власти не на шутку собираются воевать, будто завтра доллары исчезнут на планете. В итоге банки наши впервые столкнулись с рекордной за 6 лет нехваткой иностранной валюты на рынке. Дефицит настолько острый, что у банков недостаточно валюты расплатиться со всеми клиентами. А чем обернется ситуация в сентябре и декабре, когда рынку предстоят пиковые погашения внешнего долга, остается только гадать. 

Во-вторых, в рамках так называемого бюджетного правила все нефтедоллары выше цены отсечения $40 за бочку, заложенной в бюджете, Минфин перекачивает в Фонд национального благосостояния. Скопившиеся там без малого 5 трлн руб. лежат мертвым грузом и не работают ни на экономику, ни на тот же Пенсионный фонд, пускающий предсмертные пузыри. 

Но это лишь начало. На ближайшие три года Минфин спланировал, а Госдума утвердила скупку долларов, евро и фунтов стерлингов на 8,518 трлн руб. Это в 2,2 раза больше, чем на реализацию нового майского указа Владимира Путина, предполагающего ускорение экономики, борьбу с бедностью и повышение качества жизни. 

Вот как оценивает эти действия начальник аналитического департамента УК «БК Сбережения» Сергей Суверов: «С одной стороны, государство всячески на словах поддерживает дедолларизацию экономики. С другой стороны, массовые и растущие покупки валюты Минфином ослабляют рубль и мешают развитию рублевого долгового рынка, создают, в том числе, проблемы для размещения ОФЗ. Кроме того, это приводит к уменьшению инвестиций населения в рублевые активы». 

Очень похоже на то, что вовсе не загнивающая экономика, а финансовый сектор стал приоритетным для власти. И вот на этом прискорбном банковско- финансовом фоне кандидат экономических наук Костин вторично за последние два месяца призывает воевать с "дедолларизацией всей мировой экономики". 

Уточню, что идея принадлежит главе не ВТБ, а России. То есть президенту Путину. Еще в мае, выступая в Госдуме, Владимир Путин заявил, что "отрыв от доллара" – основной валюты торговых расчетов в мире – приведет к "повышению экономического суверенитета" России, что является "абсолютно правильным". 

Западные страны, по его словам, помогают России двигаться в этом направлении, вводя "незаконные ограничения, нарушая принципы мировой торговли". Правда, доллар как таковой в этом случае не при деле, однако для красного словца годится. "Весь мир видит, что монополия доллара ненадежна, она опасна для многих регионов", – объяснил Путин. Справедливости ради замечу: чем опасна – президент и здесь не пояснил. Да и трудно это сделать, потому что в могуществе доллара «виновен» вовсе не он, а экономика, сделавшая его таковым. Следовательно, игнорировать доллар – значит, по меньшей мере, конкурировать с экономикой США. Вот только по зубам ли это России? 

Известный в мире специалист Василий Симчера, бывший директор НИИ статистики РФ, говорит, что национальное богатство России к началу 2017 года составляло $11,5 трлн. В США его объем в том же году оценивался в $140 трлн. В 12 раз больше! При этом в России из этой суммы всего лишь половина, то есть $5,5 трлн приходится на материальные активы. Словом, наши мудрецы из денег делают деньги, минуя производство. А в США, несмотря на изобилие всех финансовых инструментов, доля материальных активов больше. И используются они в разы лучше, заключает эксперт. Хотя рубль прекратили величать деревянным, но ему по силам заменить доллар лишь в торговле со считанными странами, у которых национальную валюту ветры качают. Например, с Венесуэлой, где инфляция к концу года достигнет 1000000%! Может, мы этого хотим и для России? 

Приведу лишь два сюжета, прямо влияющих на силу рубля. 

Власти на всех перекрестках говорят о цифровизации реальной экономики, то бишь промышленности. Однако в последнее время падает эффективность наших инноваций. Доля промпредприятий, которые вместе с наукой, образованием и бизнесом участвуют в научно-исследовательских проектах, с 2010 года снизилась почти на треть, и только за последние два года – на 10%. «Доля России в общемировом числе работающих патентов на изобретения в 2015 году чуть-чуть перевалила за 2% – это более чем 10-кратный разрыв с США. Объем венчурного рынка России с 2014г. застыл на 0,01% от ВВП – примерно уровень Словакии и Испании. Тормозит вертикаль власти: чрезмерное регулирование, избыточная отчетность и неприятие государством риска (притом что венчурный бизнес и означает – «рисковый»), – отмечает ежегодный Национальный доклад Российской венчурной компании, Минэка и экспертного совета при правительстве. 

Все считают, будто нам выгодно продавать нефть. Но, по данным Василия Симчеры, это далеко не так. Добыча, очистка, сепарация, транспортировка на экспорт, рекультивация земель и многие операции, не включенные в конечную себестоимость тонны нефти, поднимает её до $500. А продаем мы её сейчас по $350– 400. То есть себе в убыток. «Недавно я был в Арабских Эмиратах, – пишет Симчера. – Там полная себестоимость нефти $20–40. Если бы мы продавали больше не сырой нефти, а продуктов переработки, кроме бензина и мазута, это было бы эффективнее. Но вопрос пока ставится только чисто теоретически. И так у нас по всей экономике – потери очень большие». 

При всём желании, предав анафеме доллар, суверенной экономики Россия не обретёт. Долларовая экономика, образно пишет один зарубежный автор, это плавающий завод, построенный вокруг реактора, перерабатывающего потребительские товары в безопасность. Потребители США и мира платят доллары за товары, производимые в глобальной экономике добавленной стоимости, а американский бюджет и компании получают эти доллары обратно в качестве вложений в логистическую и финансовую безопасность, которую и экспортирует Америка. И никаких альтернатив этой системе, основанной на самых крупных рынках – потребительском и капитала, не говоря о военной мощи, сейчас просто нет. 

Вот что говорят об изоляции доллара наши эксперты. 

Экономист, бывший зампред ЦБ Сергей Алексашенко: «При слабой экономике увеличить роль рубля в международных расчетах невозможно. Россия и Китай пытались использовать национальные валюты во взаимных расчетах, но эти соглашения пока ни к чему не привели. Нельзя насильно заставить мир рассчитываться в слабых валютах». 

Председатель совета директоров «Сафмар финансовые инвестиции», бывший первый зампред ЦБ Олег Вьюгин: «В международном масштабе основной расчетной валютой остается доллар, поэтому глобальную дедолларизацию силами России вряд ли можно осуществить. Можно попробовать перейти на систему расчета в других валютах при импорте-экспорте, но даже в таком случае в расчетной цепочке рано или поздно будет появляться доллар. Контрагентам это будет неудобно и не предохранит от санкций». 

Сергей Пухов, эксперт Центра развития Высшей школы экономики: «Дедолларизация в российской экономике идет давно и без участия Костина. Все расчеты, в том числе при покупке недвижимости и автомобилей, которые раньше велись в валюте, сейчас проходят в рублях. Спрос на наличную валюту со стороны населения снижается, наличной валюты у него в последнее время было на минимальных уровнях». 

Партнер Matrix Capital Павел Теплухин: «Идея дедолларизации будет работать только тогда, когда Россия начнет поставлять на международные рынки большое количество несырьевых товаров, за которые потребителям будет удобнее рассчитываться в рублях, чем в долларах. Сейчас же Россия экспортирует в основном энергоресурсы, которые привязаны к доллару». 

Пока что, по данным Кеннета Рогоффа, профессора Гарвардского университета и бывшего главного экономиста МВФ, ситуация с долларом в мире такая. Почти в 60% стран, на долю которых приходится 76% мирового ВВП, валютный режим был в той или иной степени привязан к доллару. Доллар участвует почти в девяти из каждых 10 сделок на мировом валютном рынке, дневной оборот которого составляет $5,1 трлн. А в валютных резервах центробанков, составляющих $11,42 трлн, на него приходится почти 60%. Последние десятилетия отмечены «потрясающим ростом доминирования доллара», отмечает Рогофф. 

Данные Рогоффа о доминировании доллара в мире, как ни странно, подтверждает и наш Центробанк. Согласно его отчету доля доллара в международных резервах России выросла до исторического максимума – на 1 января 46% ЗВР – зеленые. 

И вот на прошлой неделе в ходе пресс-конференции по итогам саммита БРИКС в Йоханнесбурге (ЮАР) Владимир Путин поменял акценты, заявив: «Мы не собираемся … никак отказываться от доллара. Мы применяем его и будем применять настолько, насколько финансовые власти Соединенных Штатов не будут препятствовать использованию доллара в расчетах». Президент имел в виду санкции, которые Россия, увы, сама и накликала. "Но вообще любая национальная валюта настолько сильна и хороша, насколько сильна и хороша экономика, которая за ней стоит", – признал президент. 

Так что г-н Костин видно не учел, что после переговоров с Трампом совсем уж открещиваться от доллара не очень корректно… 

Игорь ОГНЕВ