СУБЪЕКТИВНО 

Начало в №№5–21 

Прошло около месяца с момента появления нового указа президента страны до 2024 г. Если всё сбудется, россияне попадут если не в коммунизм, то в другую благодатную Россию. Дело за малым: найти денег на реализацию 12 программ и, что более важно, – использовать их с умом.

Однако эксперты в первую очередь обратили внимание на сам указ, получивший, мягко говоря, неоднозначные оценки. Например, Мария Шклярук, вице-президент ЦСР, сочла, что 12 национальных проектов – все одного уровня: «Первое, что бросается в глаза, – нет ключевых направлений, ускоряющих экономический рост. Второе – наличие несоразмерных целевых показателей по национальным проектам. Какие-то, например, по здравоохранению, более проработанные, другие – слабее». 

Далеко не по всем пунктам указа есть конкретные показатели. Например, нет количественных ориентиров роста реальных доходов населения (им лишь указано «устойчиво расти»). 

А другие цели можно трактовать и так, и этак. Вот задача – войти в пятерку крупнейших экономик мира (которую, кстати, Владимир Путин ставит в шестой раз). По данным МВФ за 2017 год, Россия на 12-м месте по объему ВВП в долларах по рыночным курсам ($1,53 трлн). Однако по паритету покупательной способности она уже шестая, уступает примерно $130 млрд Германии. Какой показатель выберем? 

Разумеется, небывало высокий рост экономики – сердцевина указа. Кристин Лагард, прошлый директор-распорядитель Международного валютного фонда, на Петербургском экономическом форуме по этому поводу добавила, что мировая экономика достигла пика последнего десятилетия – 3,8% в год. Мы за этим темпом не поспеваем. Министр экономического развития Орешкин лишь руками разводит: в России роста ВВП выше 2% не предвидится. 

«За шесть оставшихся лет придется в среднем в год приращивать по 6%, – пишет академик Абел Аганбегян. – Конкретных решений пока никто не предложил. Вопросы – куда (и сколько) направлять дополнительные инвестиции и где взять ежегодно вначале по 2 трлн рублей, а в 2020-е – по 3 трлн, тоже остались без ответа. Выход поручено найти правительству. Будем ждать». 

Пока же, по итогам мая, промышленность замедлилась практически до нуля – минимум с октября 2017 г. И доля убыточных компаний показала 2-летний рекорд: почти 35%. 

Или вот президент поручил повысить ожидаемую продолжительность жизни россиян до 80 лет к 2030 году. Задача решаема, если расходы на здравоохранение будут расти, как и доля россиян, ведущих здоровый образ жизни и занимающихся спортом, полагает первый проректор Высшей школы экономики Лев Якобсон. 

Андрей Мовчан, экономист из фонда Карнеги, обращает внимание на коэффициент рождаемости: поставлена задача сделать его выше 1,7: «Коэффициент с таким названием в России уже выше 1,7. Есть еще рождаемость в год на 100 человек, она в России 1,2. А 1,7 – это примерно, как в арабских странах. Однако у нас страна с европейской устойчивой малой семьей. А живем мы лучше, чем в большинстве арабских стран. И вдруг у нас будет рождаемость выше, чем у них!? Это странная задача». 

К тому же рождаемость у нас падает из-за очередной демографической ямы, вырытой кризисом конца 90-х. И что, ввозить мигранток – потенциальных матерей? 

Следующая загадка – в самом указе стоимость его программ не оценена. С момента его публикации эксперты сошлись на том, что, по самым грубым оценкам, потребуется 25 трлн руб. дополнительных расходов на 6 лет. Пока нашли только 8 трлн по всем направлениям на весь период, федеральный чиновник сказал РБК: «Это ничтожно мало!» 

А источников денег у нас, по большому счету, три. Первый, от нас мало зависимый, цена нефти. До сих пор была хороша, но буквально в последние дни падает. Но даже если начнет вдруг дорожать, говорят в Институте народнохозяйственного прогнозирования РАН, мы не получим ускорения экономики – нужны структурные реформы, с которыми полная неясность. Но вот падение нефтяных котировок приведет к новому экономическому обвалу. И отчасти в этом виновато само правительство: зависимость экономики от нефти снижается однобоко. Пока Минфин рассчитывает получить за 6 лет 1,6 трлн, однако бюджетное правило обернулось невиданным подорожанием бензина. 

А теперь предлагаю читателям представить всю кассу финансирования указа в виде условного бассейна из школьной задачки, который пополняется из одной трубы, а другая его опустошает. Чиновники скребут по всем сусекам, но уже ясно, что оставить в покое источник второй – налоги, как наказывал президент Путин, не получится. Из правительства идёт утечка информации, что из многих вариантов решено с 18% повысить НДС до 20%, а также отменить льготную ставку в 10%, действующую (пока!) для лекарств и товаров первой необходимости. Эта струйка пополняющей наш «бассейн» трубы сулит 2 трлн. 

Однако я уже писал, что Счетная палата обнаружила: в прошлом году без малого 2 трлн – вдвое больше по сравнению с 2016 г. – бюджетных денег «использовано не по назначению», а если называть вещи своими именами – пущено по ветру и разворовано. Значит, разумнее налоги не повышать, потому что нашу угнетенную экономику они вгонят в еще большую депрессию и – прощай надежды. 

– НДС фактически изымает деньги у населения,- объясняет Александра Суслина из Экономической экспертной группы. – Налог "зашит" в стоимость всех товаров и услуг. Особенно болезненной может стать отмена льготной ставки: вырастут цены на товары первой необходимости, ударив по беднейшим людям. И как исполнять пункт указа о сокращении бедности? 

К тому же инфляция ускорится на 0,8-1,1 процентного пункта, дополняет коллегу главный экономист «Альфа-банка» Наталья Орлова. Стремясь собрать больше денег, власть гасит и предпринимательскую активность. В результате после кратковременного повышения сборов налогооблагаемая база сократится, налоги придется повышать снова, и порочный круг замкнется. 

Коммунисты и некоторые именитые экономисты предлагают ввести еще и прогрессивный налог. Однако мера эта, показывают расчеты экспертов, даст немного, поскольку не коснется основной массы налогоплательщиков. 

– Даже если сделать подоходный налог прогрессивным, – говорит Дмитрий Белоусов, руководитель Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, – можно не сомневаться, что нагрузка вырастет только для низших слоев общества. Причем совместители еще набегаются за справками о доходах со всех мест работы, а потом еще и с декларациями помучаются. А богатые найдут лазейки, например, выводя часть своих потоков из российской юрисдикции, прибегая к страховым и иным схемам, и т.д. 

Кстати, поток миллионеров и миллиардеров, покидающих Россию, становится всё плотнее. Но прежде всего богачи выводят из России свои капиталы. Так, в прошлом году в офшоры утекло $42 млрд, или 2,5 трлн руб. Это на 15% больше, чем федеральный бюджет потратил за год на экономику и вдвое превышает расходы на образование и здравоохранение вместе взятые. Богатейшие россияне, по оценке NBER, держат в офшорах почти 60 трлн руб. (около $1 трлн) – это 60% ВВП. 

Еще 2 трлн правительство надеется получить от повышения пенсионного возраста. Однако, по данным ЦБ, в прошлом году половина гособоронзаказа – 1 трлн из двух – было обналичено. Читай: пущено не по назначению, разворовано… Поскольку мало надежд на то, что ситуация изменится, то труба, питающая наш «бассейн», в лучшем случае может пополнить его сэкономленными пенсиями лишь на 1 трлн. 

Третий источник для выполнения указа – госдолг. Только не внешний – при нынешних отношениях с миром на него лучше не надеяться. Вот наш Минфин недавно еще радовался, с каким азартом иностранцы скупают облигации федерального займа. Однако радость, похоже, торпедирована бесповоротно: только в мае зарубежные инвесторы вывели $1 млрд, а с апреля и вовсе отток достиг 200 млрд руб. – рекорд за всё время статистики ЦБ. Словом, оценивать влияние этой струйки на пополнение-опустошение нашего «бассейна» лучше изощренным специалистам. 

Другое дело – внутренний долг. Он удобен сейчас, поскольку в депрессивную экономику никто вкладывать не хочет, а государственные обязательства покупают активно. К тому же внутренний долг у нас небольшой, и Минфин планирует прирастить его на 3 трлн руб. без особого ущерба для бюджета. 

Но это опять же теория, а вот эпизод из жизни. Внешэкономбанк, госкорпорация развития, финансирующая мегапроекты Кремля. За 2017 год его убыток вырос в 2,6 раза, за 287 млрд руб., побив все рекорды. Между прочим, ежегодно государство подкармливало его на 150 млрд, которые могли бы пойти на медицину, образование да и на повышение тех же пенсий – ведь черпали эти миллиарды в основном из Резервного фонда, приказавшего долго жить. 

Вот следующая струя в нашей трубе-отсосе. «Самая серьёзная болевая точка у нас в части коррупции, – сказал Алексей Кудрин на полях Петербургского экономического форума в конце мая, – это государственные закупки. Это всё, начиная от проектирования объектов, строительства, закупок, ремонтов. Очень много завышенных цен, даже несмотря на выполнение процедур. То есть результаты тоже имитируются». По данным Минфина, лишь 4% закупок проводится на условиях конкуренции, а 96% – у единственного поставщика. По оценкам Института экономической политики им. Гайдара, убытки государства – еще 2 трлн руб, вдвое больше, чем годом ранее. 

Доходит до анекдотов. Читаю сообщение «Интерфакса»: «3 млн евро, изъятые у бывшего сотрудника Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России Дмитрия Захарченко, частично пропали». Якобы «в процессе транспортировки». 

Вот бывший министр АПК Ткачев без конца хвастал небывалыми успехами его отрасли. А что на самом деле? Как выяснили эксперты РАНХиГС и Института им. Гайдара, из 200 млрд бюджетных денег под госпрограмму до сельхозпроизводителей дошла лишь половина, а поддержка малых фермерских хозяйств сократилась в 5 раз. Таким нехитрым способом львиная доля поддержки села перекладывается на население. Так, по данным ЦСР, на долю россиян в 2015 году приходилось 62% совокупной поддержки села, а на долю бюджета – 38%. Для сравнения: в США бюджетная поддержка АПК составляла 83,7%, в ЕС – 82,7%. 

На перечисление всех подобных фактов газеты не хватит. И снова всплывает проклятый вопрос: каким чудом избавлять от нищеты десятки миллионов при чиновниках, у которых деньги уплывают сквозь пальцы? И ведь никакой надежды на то, что триллионы для исполнения указа попадут по нужным адресам, нет, поскольку после формирования нового правительства мы лицезреем всё тех же особ. Неспроста Алексей Кудрин предлагает начинать реформы с капитального ремонта самого государства! Однако о таких планах пока не слышно. Значит, труба, отсасывающая деньги из нашего «бассейна», с каждым годом будет еще проходиместей, а нищих, больных и полуобразованцев – всё больше… 

Игорь ОГНЕВ