СУБЪЕКТИВНО 

Итак, в прошлом номере «ТП» я остановился на том, что две трети россиян не видят смысла платить налоги. Крупными мазками картина, по исследованию ВЦИОМ, выглядит так. Лишь четверть населения считает преступлением вести бизнес без официальной регистрации, а 64% смотрят на такую практику лояльно. Более того, 37% заявили, что относятся к теневому бизнесу «с сочувствием» или «с пониманием». Еще 27% сказали, что хотя это плохо, но не должно наказываться. И уж совсем ни в какие ворота не лезет тот факт, что лишь 43% населения имеют официальные доходы. Дополнительные заработки от сдачи жилья, продажи продуктов с подсобного хозяйства и прочих декларируют только 18%.

Исследование ВЦИОМа как бы продолжает результаты опроса «Левада-центра». Чувство ответственности за происходящее в городе или районе испытывали в 2000 году 40% россиян, а в последнее десятилетие показатель колеблется от 15–18%. О стране и говорить нечего: 34% – в 2000-м, в 2006–2016-м – от 10 до 15%. 

«Вопрос, куда идут наши налоги, у большинства не возникает, – комментирует руководитель отдела социально-политических исследований «Левада-центра» Наталья Зоркая. – Обычные люди платят, пребывая в таком настроении: “все равно разворуют”, как с платой за капремонт, например. Откуда тут быть росту ответственности?». 

И тем не менее в стране есть еще порох в пороховницах. По данным исследования НИУ ВШЭ, проведенного в то же время, что и ВЦИОМ, не какие-то богачи, а 26% молодых и образованных горожан готовы жертвовать на улучшение здравоохранения, 20% – на расширение социальной помощи, 15% – на повышение качества образования и т.д. Более того, почти треть этих респондентов готовы доплачивать 5% дохода, а десятая часть – даже 15%, чтобы они или их дети могли получать образование не стандартное, а получше. Примерно такое же отношение людей и к медицине. Эти люди основали малочисленные независимые некоммерческие объединения (НКО). 

Правда, респонденты выдвигают требование, которое нынешние власти вряд ли примут: мы платить готовы, если «за использованием средств будет следить общественность и получится конкретный результат». А коли так, остатками политического и социального «пороха» будут палить по воробьям. 

За последние два года в разы увеличилось количество состоятельных россиян, меняющих гражданство. Параллельно стремятся к нулю инвестиции в экономику. Одна из главных причин – полнейший туман окутал перспективу. В том числе – туман фискальный. И он только уплотняется, поскольку президент Путин запретил чиновникам открыто обсуждать тему. Что новое правительство выложит на стол – то страна и станет жевать. 

Мораторий на рост налогов президент Путин ввел с 2014-го до конца 2018 г., между тем в этот период появилось много побочных платежей. Я уже писал, что хотя в прошлом году прибыль в экономике упала на 9%, в то же время сбор налогов парадоксально вырос почти на треть! Ну, а с началом 2018 г. правительство порадовало новыми инициативами. Коротко перечислю далеко не все дополнительные налоги, внесенные в бюджет на 2018-20 годы и утвержденные Госдумой. 

Ввели НДС на металлолом. Его когда-то отменяли из-за махинаций, однако об этом печальном опыте чиновники забыли… 

Акциз на бензин вырос на 50 коп. за литр с 1 января и столько же добавится с 1 июля – почти втрое больше предусмотренного Налоговым кодексом. 

По сути отменены беспошлинные покупки товаров в иностранных интернет-магазинах: прежний лимит без уплаты сбора с тысячи евро в месяц снижен до $20. 

Плата за использование лесов с кубометра повышена в 2,17 раза в 2018 г., в 2,38 раза – в 2019 г. и в 2,62 раза – в 2020 г.; за использование водоемов для генерации электроэнергии – в 1,25 раза, а за «пользование акваторией поверхностных водных объектов или их частей» – в 10 раз! 

Утильсборы на автомобили выросли на 15%, а за оборудование для тяжелого машиностроения ввели 7%. 

С 2019 г. появится инвестиционный сбор, увеличивающий плату операторам морских портов на 25%. 

Операторам связи плату за использование радиочастотного спектра решено поднять на 25%. Кроме того, вводятся таможенные пошлины на станки и оборудование, которое ранее не облагалось налогом. 

Ставку водного налога решено поднять в 1,75 раза в следующем году, в 2,01 раза – в 2019-м и 2,31 раза – в 2020-м… 

Все «подарки» не перечислю, но скажу, что совокупный годовой эффект закручивания гаек бизнесу и населению – около 1 трлн руб. 

«В ближайшие годы, – предупреждает Андрей Мовчан, директор программы "Экономическая политика" Московского центра Карнеги, – эта спираль с большой вероятностью приведет страну к экономическому коллапсу». 

Туман окутал и два фискальных сюжета, придуманных Минфином. Это ключевой в реформе так называемый фискальный маневр 22/22 (он же 21/21) и повышение налога на «физиков» с 13 до 15%. 

О второй идее долго рассуждать не приходится: надо ведь чем-то закрывать дыру в бюджете! Поговаривают в ведомстве и о том, что народ должен платить налог с доходов по банковским депозитам. Правда, допнагрузка как минимум будет удерживать людей в той же «тени», противореча первой идее Минфина, но этими деталями чиновники пренебрегают. 

О самом маневре поговорим подробнее. Он предусматривает вместе с параллельной отменой многочисленных льгот повышение налога на добавленную стоимость (НДС) с 18 до 22% и одновременное снижение страховых взносов с 30 до 22%. Да еще поговаривают о том, чтобы ввести налог с продаж! Минфин так рекламирует свою идею: дескать, увеличенный НДС будет стимулировать инвестиции в экономику и тем самым подтолкнет её рост. Ну а сниженные страховые взносы обелят зарплаты и выведут народ из «тени», где сегодня прячется, по разным оценкам, от трети до половины экономики и почти половина трудящихся. 

Минфину сразу и дружно оппонировали три крупнейших бизнес-объединения: «Опора России», Торгово-промышленная палата и «Деловая Россия». Вот их контраргументы. 

Существенно увеличенный НДС станет не помогать, а тормозить экономику, поскольку увеличится нагрузка на основные источники инвестиций: прибыль и амортизацию. А поскольку НДС в конце концов оплачивает потребитель, то ощутимый удар придется по населению. А если введут еще и налог с продаж, чего нет нигде в мире, – удар будет еще мощнее. В итоге еще ниже упадет главный двигатель экономики – спрос. Ну и что мы получим? Кроме того, подскочит инфляция. 

Глава Минфина Силуанов признал скачок инфляции, но только разовый и лишь на 2%. Здесь еще один вопрос: от чего отталкивается министр? На прошлой неделе выяснилось, что, по данным «Ромир», на самом деле цены растут в 5 раз быстрее, чем показал Росстат. 

Не верит бизнес и в обеление зарплат. Снижение страховых взносов с одновременным повышением НДС не снимает фискальную нагрузку, поскольку эти взносы, менее собираемые, заменяются более собираемым НДС. Словом, и по этой причине экономика не ускорится. 

Окончательно добил Минфин с его гениальной формулой эксперт Юрий Горлин, зам. директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС. По его данным, ведомство пытается перенести на российскую почву маневр стран Южной Европы. Но, похоже, и в этот раз наши чиновники опростоволосились, поскольку там и здесь цели реформ разные. Страны Европы стремились улучшить торговый баланс, а в России эта задача неактуальна. Словом, Минфин опять не тот инструмент скопировал. 

Однако эксперты оспаривают не только основную формулу Минфина 22/22, но и утверждение чиновников с придворными экспертами, что в целом налоговая нагрузка в России якобы соответствует развитым странам. Так, по словам главы Минфина Силуанова, фискальный уровень составляет 31,6% ВВП. Но вот цифры в авторитетном международном рейтинге «Paying Taxis-2017» поражают воображение. Россия красуется на первом месте, однако этим фактом лучше не гордиться: налоги у нас взлетели до 47,4% ВВП. На втором месте – Африка, за которой следуют США – 44%. Правда, надо учесть, что американский Конгресс принял реформу президента Трампа: максимальная ставка налога на прибыль снижена с 35% до 21%, и бизнес в течение 5 лет сможет амортизировать новые капвложения. Рейтинг замыкает Канада: 21% ВВП. 

Как мечется правительство – это видно по истории со льготами к налогу на прибыль при вложениях в модернизацию предприятий. Не далее, как в апреле прошлого года, выступая с отчетом перед Госдумой, премьер Медведев заявил, что налог этот могут снизить с 20 до 5% тем, кто инвестирует в обновление основных фондов. По словам премьера, он уже обсуждал это предложение с президентом и надеется, что введение льготы поддержат депутаты. 

Игорь Юргенс, вице-президент РСПП, отметил тогда, что «такая инвестиционная льгота уже была, однако не сработала. Совершенно по-разному правоохранители, налоговики, другие органы понимают как её саму, так и то, что является конечным продуктом». Изъян предложения правительства Юргенс углядел и в том, что «вырванные из контекста предложения фискального, налогового и другого характера долго не живут». 

Юргенс год назад как в воду глядел! Не далее, как в феврале, премьер на инвестиционном форуме в Сочи, говоря о деловом климате, подчеркнул: прежде всего нужна стабильная налоговая система, которая помогает бизнесу развиваться, а не «радует» сюрпризами. Однако один сюрприз Кабмин преподнес еще в ноябре. Тогда Госдума в окончательном чтении одобрила законопроект, восстанавливающий налог на модернизацию, отмененный в 2013 году. «Классическая мера в кризис, – комментирует Юргенс, – снижение налогов. Хорошо, мы понимаем, что с бюджетом сложности, о снижении пока речь не шла. Но на всех уровнях – президент, премьер, министр финансов – обещали налоги не менять! А сейчас – резкий разворот». 

И ведь почему-то «отрезали» именно те послабления, что были направлены на модернизацию производства, хотя основные фонды в стране – почти утиль! А теперь чем больше компании будут покупать современной техники, тем больше будут за это платить дополнительно. Да и приняты поправки молниеносно, в конце года, когда все инвестиционные бюджеты подсчитаны. Откуда брать дополнительные деньги, когда прибыль падает? 

В ответ на протесты бизнеса и Совбеза Минфин согласился на поправку: судьбу налога с 1 января 2018 г. решают регионы, но потолок льготы, которую они могут устанавливать, ограничили. Однако у регионов долгов выше крыши – за 2 трлн. «90% регионов льготу давать не будут, – считает директор Института анализа предприятий и рынков ВШЭ Андрей Яковлев. – Для бизнеса это приведет к еще большей неопределенности, которая с 2012 года мешает предприятиям полноценно планировать и инвестировать». 

Между тем глава ЦСР Алексей Кудрин вместе со Столыпинским клубом Бориса Титова не мыслят подъема экономики без её структурной реформы. Суть её в том, чтобы, наконец, соскочить с углеводородной иглы, насытив экономику современными технологиями. Об этом – в следующий раз. 

Игорь ОГНЕВ