СУБЪЕКТИВНО 

«Из той кривой теснины, как та, из которой сделан человек, нельзя сделать ничего прямого. Только приближение к этой идее вверила нам природа. Что эта проблема решается позднее всех, следует еще из того, что для этого требуется правильное понятие о природе возможного государственного устройства, большой, в течение многих веков приобретенный опыт и, сверх того, добрая воля, готовая принять такое устройство. А сочетание этих трех элементов – дело чрезвычайно трудное, и если оно будет иметь место, то лишь очень поздно, после многих тщетных попыток».

Эти строки Иммануил Кант, великий философ, писал во второй половине XVIII столетия. Его мысль о необходимом сочетании трех элементов, способном хоть чуть-чуть извлечь человека из природной «кривой теснины», необычайно актуальна именно для сегодняшней России. Почему? Да потому, что с начала ХХ века страна трижды жила при кардинально ином устройстве государства. И у населения, попросту говоря, шарики за ролики заехали в результате этой чехарды, о чем говорят многочисленные социологические исследования, на которые я ссылался в прошлом номере «ТП». 

Однако если вдуматься, за мыслью Канта кроется и много чего другого. Например, не получим мы нормального государства, если не пахнет в стране состоявшимся обществом, тем более – гражданским. Или не дождемся мы динамично развивающейся экономики, позволяющей людям жить в достатке, коли институты государства расхристаны. Уточню: институты – это не только Минэк или Минфин, а еще суды, полиция, парламент и пр. 

Словом, все три составляющие – экономика, общество и институты государства – должны становиться параллельно. Причем современные институционалисты, например, Александр Аузан, декан экономфака МГУ, особо подчеркивают значимость не только качества институтов государства, но и роль культуры. «Что делать с «понятиями», которые продолжают существовать в лексике не только первых лиц, но и в народной? – говорит ученый. – Мои друзья из московского клуба «2015», куда входят известные предприниматели и менеджеры, хорошо описывали развитие России в 2000-е годы. Сначала у них была формула «бабло побеждает зло», а позже они уже говорили: «да, бабло побеждает зло, но фуфло побеждает бабло». Так что бизнес наиболее ярко и точно выразил это в языковой системе понятий». «Мочить в сортире» – из той же оперы. Откуда эти «конкретные пацаны»? Плоть от плоти народа, большинство которого, включая прекрасную половину, «по фене ботает» и «балдеет» от приблатненного радио «Шансон». А слово делает человека. 

Современное государство Российское существует четверть века. Ну, не получалось в силу истории приобрести многовековой опыт строительства правильного государства, о чем писал Кант! Ломать – не строить. Что делать? Первым делом – осознать сей факт и его последствия. А они, судя по диагнозу, поставленному тем же Аузаном еще в 2014 г., незавидные: «Государственные институты находятся в состоянии разложения». И за три года ситуация стала только хуже. А осознав это, хорошо бы понять, что кроме нас самих никакие инопланетяне не помогут. Причем осознавать надо бы поторапливаясь. «Переходный период пора завершать, – пишет Владислав Иноземцев, директор Центра исследований постиндустриального общества. – И главной задачей, стоящей перед Россией, является полное переучреждение страны». 

Есть ли шансы? Хоть и немного, но, говорят эксперты, еще остались. Для этого и требуется, в частности, реформа, способная вытащить институты государства из ямы. Но сделать это, не подключив население, не получится. А россияне, словно паутиной, опутаны не лучшими традициями. 

Ученые Европейского университета в Санкт-Петербурге с 2013 года участвуют в эксперименте: привлекают жителей нескольких городов к управлению муниципальными бюджетами. Уникальный опыт вскрыл рецидивы советской психологии. Например, житель многоквартирного дома разработал дизайн симпатичной урны и оплатил установку у подъезда. А соседи написали коллективную жалобу в управу, и урну убрали. Россияне, пишет Дарья Димке, научный сотрудник Европейского университета, нередко по советской привычке проявляют «бдительность»: инициируют вмешательство чиновников там, где этого не требуют сами власти. 

Но почему люди не могут договориться друг с другом? Вертикаль власти предполагает логику надзора и контроля, а не взаимодействия и взаимопомощи. Люди к этой логике привыкли и следуют ей бездумно. Однако жалоба как единственный механизм обратной связи с «государством» имеет побочные эффекты. Люди втягивают чиновников в сферы, где легко обойтись без них. Тем самым мы только расширяем власть бюрократов над нами и блокируем механизмы возникновения гражданского общества. 

Государство и легитимное насилие – необходимая вещь. Но социальное страхование, пенсии, здравоохранение и бесплатные библиотеки придумало вовсе не государство, а гражданские сообщества. То есть люди, которые смогли договориться друг с другом и настоять на том, чтобы их требования были учтены, заключает Димке. 

Кстати, неизвестные лица (!?) трижды пытались лишить Европейский университет лицензии и добились своего. Догадайтесь – за что? Между прочим, Попечительский совет фонда университета возглавляет Алексей Кудрин. 

Существуют ли методы, способные неназойливо, постепенно подталкивать людей к участию в строительстве правильного государства и контроля за ним? Да, они есть: называются промежуточными институтами. Про один из них и поговорим: это налоги, важнейший канал взаимной связи населения и государства. И все налоги люди должны платить самостоятельно. 

Большинство россиян думают, будто налог на «физиков» составляет 13%. На самом деле это не так. Бухгалтерия по месту работы за каждого сотрудника перечисляет 22% в Пенсионный фонд, 2,9% – в Фонд соцстраха и 5,1% – в систему обязательного медстрахования. 

Если о дополнительных 30% налогов сверх 13% большинство не догадывается, то о скрытых тем более не подозревает. Между тем, делая покупки, мы платим налог на добавленную стоимость (НДС) – 18%, многочисленные акцизы с пошлинами (только в бензине они «весят» 65% цены) и прочие. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. «Без учёта страхового взноса человек, который много курит, пьёт и ездит на своей машине, платит государству явно более 60% дохода», – говорит Дмитрий Тихонов, доцент Высшей школы финансов и менеджмента РАНХиГС. – А с учётом взноса – даже более 90%. Если же прибавить налоги на имущество, транспорт и землю, а еще «коммуналку»... Ведь ЖКХ – тоже своеобразный налог на воду, газ, тепло, и он в среднем ежегодно увеличивается на 20-25%». 

Центр стратегических разработок (ЦСР) на первом этапе налоговой реформы предлагает разрешить россиянам, которые уже сами уплачивают налог на «физиков», перечислять и половину из тех 30% взносов, которые сегодня бухгалтерии направляют в разные фонды. А когда люди попривыкнут – все сполна. «Цель реформ, – говорится в докладе ЦСР, – общество, которое развивается по модели устойчивого роста с низким уровнем социального неравенства, высокой социальной поддержкой, развитыми институтами общественного контроля». Это повысит политическую активность: появится желание принимать решения, брать на себя ответственность и участвовать в жизни государства, обеспечить гражданский контроль за расходованием, хотя бы частичным, собранных налогов, считают эксперты. 

То, что люди постепенно созревают, показывает январский опрос ФОМа. Одобряет бюджетную политику лишь пятая часть респондентов, а почти половина считает: деньги казны расходуются неправильно. Около 57% уверены, что власти выделяют мало на медицину, и еще 48% жалуются на хилое финансирование образования, хотя 5 лет назад недовольных было 36%. Не хватает средств на физкультуру и спорт, считают 57%, хотя в 2012 г. таковых было 47%. Зато больше, чем нужно, тратится на само государство, ответили около 28% респондентов. Минфин регулярно издает солидную брошюру «Бюджет для граждан». Однако из нее невозможно узнать, почему недофинансируются медицина и образование, а также не индексируются пенсии. 

Однако пусть недовольные вспомнят, когда они теребили своего депутата Госдумы, одобрившего такое распределение их налогов? Или промолчавшего в тряпочку того же депутата по поводу всё новых секретных статей бюджета. А потребовали вы от своего избранника объяснений, как он среагировал на данные ЦБ о том, что больше половины гособоронзаказа в 2016 году ушло в обналичку – в теневые операции и вывод капитала? Или, может, жители некой области инициировали отзыв своего депутата за то, что он не единожды голосовал за дурацкие законы? 

Но когда люди станут собственноручно отрывать от зарплаты 43% и перечислять все налоги, ворчание на кухнях или беседы с социологами довольно скоро перерастут в жгучее любопытство: насколько деньги, отданные государству, соотносятся со стоимостью и качеством его услуг? Жителям, к примеру, американского Мичигана регулярно приходят отчеты об использовании налогов. На федеральном уровне указаны общие статьи бюджета, а на муниципальном – информация о конкретной школе или больнице. И люди спрашивают по полной программе. Законодательство выстроено таким образом, что местные власти советуются с народом, куда в нынешнем году вкладывать налоги в первую очередь, а куда – во вторую и третью. И при такой системе чиновнику трудно соврать, что некая дорога отремонтирована – люди тут же прищучат. 

Таким образом, вроде бы финансовый инструмент – уплата налогов – со временем приобретает значение и политического. В той же Америке, где государственный сектор в экономике мизерный, бизнес и индивидуальные предприниматели испокон веков считают само собой разумеющимся платить все налоги самостоятельно. И, естественно, контролировать, как эти деньги используют разные уровни власти. Вот так частные активы, не в пример государственным, втягивают их владельцев в политические процессы, прямо влияющие не только на качество институтов власти, но и на уровень жизни населения в самых отдаленных уголках США. 

Появись подобная традиция в России – и лет за 8-10, считают разные эксперты, нынешние безропотные подданные, которые, не ведая того, расстаются с солидной частью доходов в виде податей, могло бы сформировать солидное ядро активного гражданского общества. Тогда бы и нынешние партийные пустобрехи сто раз подумали, прежде чем рот открывать, а люди, судя не по обещаниям, а по делам, куда как осознаннее отдавали на выборах голоса партиям, отвечающим их интересам. Правда, хотят ли такой активности нынешние власти – большой вопрос… 

А пока, судя по прошлогоднему опросу ВЦИОМа, две трети россиян не видят смысла платить налоги. Почему? Об этом – в следующий раз. 

Игорь ОГНЕВ