СУБЪЕКТИВНО 

В конце сентября в Госдуму страны, как это и водится, доставили проект бюджета на 2018-й и два последующих года. На первый взгляд, депутатам не позавидуешь: расходы казны будут сокращаться. И что самое печальное – за счет социальных статей. Однако у меня сомнений нет: поворчав для протокола, народные избранники утвердят предначертания партии и правительства. При таких, как в России, масштабах госкапитализма, все ветви власти теряют независимость и сливаются в одну.

Бюджет скудеет на глазах. Во-первых, потому, что вопреки заклинаниям чиновников всех рангов никуда не делся кризис. Волна банкротств почти во всех отраслях нарастает, у тех предприятий, что еще живы, падает прибыль. Во-вторых, Минфин на трехлетку заложил дешевеющую нефть. Последний факт ярче всего говорит о том, чего на самом деле стоит картельный сговор России с ОПЕК о заморозке добычи ради поддержания цены. Половина стран, входящих в ОПЕК, игнорируют соглашение, а кроме того, стремительно наращивают экспорт нефти США. 

Минфин в паре с налоговиками изворачивается виртуозно. Сбор подати с бизнеса за 7 месяцев вырос на треть – за счет проверок и доначислений. Причем если прежде не посягали на фонд зарплаты, то теперь метут всё подчистую. Дошло до того, что Минфин посягнул на святое: просит у президента разрешения в разы сократить перечень чиновников, которым оплачивают проживание в двухкомнатных люксах в командировках, на чем можно сэкономить 700 млн руб. в год. Подобными поскребышами Минфин надеется собрать 1 трлн руб. 

Изворачивается ведомство и потому, что компенсирует более 200 млрд руб., которые зажали госкомпании на выплате дивидендов, заложенных в бюджет 2017 г. Судя по всему, ситуация повторится и в последующие годы. Особенно дерзко ведут себя так называемые компании-прокладки «Роснефтегаз» и «Росгазификация». К своим счетам, где числятся сотни миллиардов, они не допускают даже правительство. К примеру, «Роснефтегаз», который возглавляет господин Сечин, после личной просьбы президента Путина милостиво согласился выплатить своему единственному акционеру – государству – 20 млрд руб. вместо 156,5 млрд. 

Правительство, чтобы окончательно не потерять лицо, нашло изящный выход: просто не публиковать прогнозы поступления дивидендов по отдельным госкорпорациям. Вот вам оскал госкапитализма во всей красе. 

Компенсируем всевластие госкорпораций мы с вами, дорогие россияне. Хотя вот уже три года Минфин клятвенно декларирует, будто его основной принцип – «не повышать совокупную фискальную нагрузку для добросовестных налогоплательщиков», жизнь заставляет ведомство петь матушку-репку. Изобретаются всё новые косвенные платежи в казну помимо растущих штрафов и доначислений после внеплановых проверок. Уже известно, что кроме срочного повышения акцизов на бензин, который и без того дороже американского, а также дизельного топлива на 1 руб., Минфин желает получить 60 млрд руб. за покупки населением в зарубежных интернет-магазинах. Ради этого порог стоимости беспошлинных посылок снижается с 1 тысячи евро до 20 евро. Хотя официального решения еще нет, но доходы уже фигурируют в бюджете. Эти и другие подати рикошетом ударят по ценникам на продукты и первейшие товары. 

Но собранных с бору по сосенке денег не хватит, чтобы заткнуть все дыры. Судя по запросам разных ведомств, им нынче не хватило 6 трлн чуть не половины расходной части годового бюджета страны. Жертва известна: самым солидным донором опять выступит человеческий капитал. Хотя власти без устали говорят, что его нужно наращивать, однако доля расходов казны на образование, здравоохранение, культуру, кино, спорт и СМИ с 11,8% в 2011 г. упадёт до 7,5% в 2020 г. 

Посмотрим внимательнее на отдельные статьи. Здравоохранение в 2018 г. получит аж на 1,2 млрд больше, однако с учетом инфляции расходы бюджета, по расчетам Центра развития НИУ ВШЭ, сократятся на 4%. Для сравнения: в странах ОЭСР эта доля с 2007 г. по 2015 г. с 17% выросла до 18,7%, а в России – с 21,1% сократилась до 10,8%. 

Взглянем на образование. В 2018 г. финансирование увеличивается на 2,9%, правда, после сокращения в нынешнем году более чем на 10 млрд. К тому же инфляция с лихвой съедает прибавку, и если 2018 г. сравнить с 2012 г., то расходы по статье падают на треть. Опять же в сопоставлении с ОСЭР: в этих странах на образование десятилетие сохранялась бюджетная доля в 13%, а в России – с 11,8% ужалась до 9,9%. Такая тенденция, говорят эксперты ВШЭ, еще больше отдаляет Россию от развивающихся стран, приближая к «третьему миру». А мы нацелились на цифровизацию экономики. С кем? 

К месту заметить, что в октябрьском номере «Вопросов экономики» вышла статья А. Кудрина и А. Кнобеля, директора Центра международной торговли РАНХиГС, «Бюджетная политика как источник экономического роста». И что же? Самый мощный рычаг – бюджетные траты на транспорт и дороги (коэффициент 1,64); на втором месте – здравоохранение (1,25), а на последнем – оборона (0,22). Расчеты авторов показывают: если бы финансирование образования, здравоохранения и инфраструктуры росло 20–30 лет, то прибавка ВВП составила бы 25–30%. 

Тем не менее в начале октября правительство внесло в Госдуму поправки к бюджету, увеличивающие общие расходы на оборону в 2017 году на 179,6 млрд руб. – до 3,05 трлн. Ну а финансирование всех остальных направлений, включая человеческий капитал, предлагается сократить на 54 млрд руб. 

Казалось бы, выход есть, хотя и теоретический: изменить структуру бюджета. Резко увеличить финансирование человеческого капитала, сократив производство тех же танков и ракет, которых напекли на несколько мировых войн. Однако Владимир Иноземцев, директор Центра изучения постиндустриального общества, утверждает, что наш бюджет, как его ни перекраивай, словно тришкин кафтан, не спасет страну. И приводит поразительные цифры. Так, на каждого россиянина всех расходов федеральной казны в 2016 г. пришлось на 111,8 тыс. руб. ($1,68 тыс.). А теперь сравните: в США – $12 тыс., в Швейцарии – $25,7 тыс., в Дании – 27,2 тыс., а в Норвегии и вовсе $37,9 тыс., да еще без малого по $182 тыс., отложенных на каждого жителя в Суверенном фонде. Словом, бюджетные расходы на россиянина в 7–15 раз меньше, чем в развитых странах. 

Однако бюджет, замечает Иноземцев, идёт не только в социалку и человеческий капитал, но также в инфраструктуру и развитие территорий. А вот с учетом этих расходов на единицу площади разрывы просто фантастические: с США – 28,6 раза, с Данией – 250 раз, а со Швейцарией и вовсе 365 раз! 

Каков выход? Прежде всего Иноземцев советует признать, что не бывает богатой страны, к которой причисляют Россию, с бедным населением. А значит, опора только на казну и государство невозможна. Следует переосмысливать стратегию. Во-первых, смириться с тем, что бюджетных денег хватит только благоустроить Москву внутри ЦКАД, на Сочи, Грозный, а также избранные поместья известных персон. Поэтому следует отказаться от реализации политических проектов вроде мостов на о. Русский или Сахалин. Если какие-то из них экономически выгодны, пора легализовать частную собственность на железные дороги, трубопроводы и прочие элементы территориальной инфраструктуры. Тогда, добавлю, может быть, заработают механизмы государственно-частного партнерства и концессии, существующие только на бумаге. 

Однако в понедельник Bloober сообщил: решение о строительстве моста на Сахалин принято. Подряд стоимостью $5 млрд получил миллиардер Аркадий Ротенберг, друг президента Путина. Конечно, получил без конкурса. Мост не окупится никогда. Расчет на то, что Япония соединит Сахалин железной дорогой с Хоккайдо. Правда, неизвестно, знает ли Япония о том, что ей предстоит? Судя по тому, что политические проекты растут как грибы, россиянам предстоит оплачивать их без конца. 

Перезрела либерализация рынка земли. Она не только ежегодно добавляла бы в бюджет около 1 трлн фискальных рублей, но и удешевила инфраструктурные проекты, обострила конкуренцию в производстве стройматериалов. Главное, призывает Иноземцев, идти на любые условия, чтобы бюджетные деньги при обустройстве территорий заместить частными. Иначе развитие самой большой в мире страны обречено. 

Далее, Иноземцев убеждён, что непозволительны военные расходы, равные доходам каждого россиянина за 25 дней (в США – за 16 дней, в Германии – за 7, а в Японии – за 3 дня). «Россия защищена ядерным щитом, а все прочие угрозы нужно учиться преодолевать искусством дипломатии», – пишет экономист. Даже глава Минфина Силуанов, выступая на прошлой неделе перед студентами Финансового университета при Правительстве РФ, заявил, что эти расходы «не носят производительного характера». И усмотрел параллели с СССР, который привели к распаду непомерные военные траты вместе с низкими нефтяными ценами. 

Не по карману нам кормить и непомерно расплодившуюся при госкапитализме и вокруг властной вертикали армию чиновников, а также полицию, численность которой на 100 тыс. населения, по данным Иноземцева, втрое больше американской и впятеро – китайской. 

Бюджетный маневр будет эффективнее, если значительную часть налогов перенести на потребление. Это запустит развитие регионов, которые распоряжаются пятью (!) процентами своих налогов. Даже всегда лояльная спикер Совфеда Валентина Матвиенко на парламентских слушаниях по проекту бюджета заявила, что он «не позволяет решать амбициозные задачи развития страны». В 65 регионах из 85 реальные доходы населения продолжают падать, а в каждом втором сокращается розничная торговля. 

Что может дать регионам бюджетный маневр, который предлагает Иноземцев? Это видно по американской модели. Там собственные доходы графств и штатов в 2014 г. составили 83,6% ($2,7 трлн федерального бюджета, а в России – 63,2% (8,3 трлн руб.) Причем значительная часть местных налогов в США – как раз с имущества. Средний налог на квартиру в 100 кв. м составляет около $2,4 тыс. в год, хотя цены на недвижимость сопоставимы или ниже российских. Правда, стоимость всего жилья России и США – это небо и земля: у нас $2,9 трлн при том, что треть приходится на Москву, а там – $42,1 трлн посчитали в международном агентстве Savillis. Но ведь и американцы в XVIII в. начинали чуть ли не в хижинах, а Россия к тому времени существовала давным-давно. Сегодня доходы региональных и местных бюджетов США финансируют школы, дороги и даже полицию. Логика такая: чем безопаснее чувствует себя население, чем лучше образование – тем комфортнее бизнесу и больше богатых селится в штатах. А значит, растёт приток налогов в бюджеты графств и штатов. 

Хотел бы ошибиться, но мне кажется, призыв экономиста изменить бюджетную стратегию уйдёт в пустоту. Будем и дальше штопать тришкин кафтан? 

Игорь ОГНЕВ