СУБЪЕКТИВНО 

КАК ЧИНОВНИКИ ЖОНГЛИРУЮТ ЦИФРАМИ

В июне случилось эпохальное событие: Центробанк объявил, что раньше намеченного достигнута небывало низкая инфляция – 4% годовых. На этом фоне Эльвира Набиуллина по представлению президента Путина переназначена Госдумой главой регулятора на следующие 5 лет. 

Г-жа Набиуллина обозначила пять стратегических целей Центробанка, однако напрасно искать среди них рост экономики. Конечно, эта задача в подсознании Эльвиры Сахипзадовны присутствует, но не иначе как следствие макроэкономической стабильности. Именно потому, что стабильность эта достигнута, по словам главы ЦБ, восстановление экономики началось быстрее ожидаемого. Правда, среди экономистов не затихают споры о том, в каком состоянии наше бедное хозяйство: вправду растёт, застыло в глубоком пардоне или падает? Во время «прямой линии» президент Путин заявил: «…Рецессия в российской экономике преодолена, и мы перешли к периоду роста». 

Интрига интересна тем, что эксперты прибавки за первый квартал даже в десятые процента не ждали вовсе. Загадку объяснил сам Росстат: досчет по ряду показателей! Методическая новинка появилась после того как ведомство из-под правительства увело под руку нового изобретательного главу Минэка Максима Орешкина. Нет сомнений, что господин Орешкин приложит все усилия, чтобы страна и дальше двигалась верным курсом. 

Ещё сильнее поразил аналитиков май. В промышленности нежданно-негаданно просто бум случился – рост на 5,6 процента! Правда, восторги чиновников правительства эксперты быстро остудили. Аномалию породила холодная погода, лишний по сравнению с прошлым маем рабочий день и отвратительное качество статистики – пересчёт! Но вот какая штука: простым людям все эти игры чиновников с долями процента что в лоб, что по лбу. За пять месяцев общая инфляция в стране показала рост почти «по Набиуллиной»: на 1,7%. Но минимальный набор продуктов из 33 наименований подорожал почти на 10%. Эксперты списывают скачок цен на традиционную сезонность. Сказался и наш ответ Чемберлену: антисанкции. Своё ближе, но кусается. И будет кусаться: правительство продляет осаду Запада до конца 2018 г. Между тем подорожание минимального набора тоже сыграло на руку г-ну Орешкину, подтолкнув ВВП. Вот такие чудеса экономики, переходящие в статистический свист. Только одна рулада этой мелодии: за 10 лет строительства в питерский стадион «Зенит-арена» угрохали в 6 раз больше начальных денег, до 41 млрд руб. Рост ВВП это подтолкнуло, но лучше живут лишь те, в чьи карманы утекли миллиарды со стройки. И речь не только о коррупции и воровстве. К примеру, сократив импорт качественных лекарств, к чему неустанно призывают чиновники, и наладив производство своих, но хуже, мы тоже увеличим рост ВВП. Однако он окажется механическим, поскольку лекарства будут не столь эффективны. 

Да и кому нужен рост, тем более – такой, если реальные располагаемые доходы людей усохли в апреле на 7,6% (к апрелю 2016-го), а за 3 года сократились на 15,6%. Напомню, что по знаменитым майским указам с 2012 по 2016 год реальная зарплата в стране должна бы увеличиться на 40–50%, а на самом деле она подросла лишь на 4,5–5%. Только что появились данные последнего опроса ВЦИОМа: к бедным отнесли себя 39% опрошенных: покупательные возможности россиян приблизились к «наихудшему году предыдущего кризиса» – 2009-му. «Едва сводят концы с концами» 10%, а денег не хватает «даже на еду». Не в состоянии купить одежду 29%, бытовую технику – 41% и только 3% могут приобрести автомобиль, дачу или квартиру. 

Нас успокаивают очередным светлым будущим, которое якобы не за горами, но верить мешают факты. Так, прибыль предприятий за 4 месяца, по данным Росстата, сократилась более чем на 9%. О чем это говорит? Как минимум о том, что ряды убыточных компаний, где пребывает уже треть, с каждым днём будут пополнять новобранцы. Не лучше чувствуют себя и строители: в прошлом году число банкротств в отрасли подскочило на 17 с лишним процентов. Причем две трети фирм – старожилы, на рынке более семи лет. И это, говорят эксперты Высшей школы экономики, верхушка айсберга. По их оценке, еще до 18% компаний в предбанкротном состоянии. Премьер Медведев возлагал большие надежды на ипотеку: вот и ставки дрогнули. Но желающих обзавестись жильем только меньше. К чему бы это? Да всё к тому же, ко всё большей бедности основной массы россиян, которые не могут взвалить на себя солидные ипотечные выплаты. Вся штука в том, что уровень жизни – это как та палка, которую можно подрезать с двух концов: растущей инфляцией и тающими заработками. И если притормозилась инфляция – еще не факт, что людям получшело. 

Я понимаю, что копание в цифрах – занятие для обычного читателя не слишком увлекательное. Однако думаю, что полезно знать, в какие дырки утекает былое благополучие, хоть и не роскошное. Вот, к примеру, эксперты Института комплексных стратегических исследований обнаружили: в рублях зафиксирован бурный рост выпуска пластмасс, автобусов, стекла, обуви и другой продукции. Но когда посмотрели цифры по штукам, тоннам и квадратным метрам, то обнаружили падение натуральных показателей. «Ножницы» объясняются просто: ресурсы и оборудование для этих предприятий дорожает, а вот цены на свою продукцию в таких же пропорциях они поднять не могут: кто в кризис покупать станет? Это называется инфляция издержек, а ЦБ вроде бы победил инфляцию монетарную, которая определяется величиной денег в экономике. Но две эти вещи хоть и не принципиально, но разные, и народу их смешение выходит боком. 

Вот какое следствие из этой парадоксальной ситуации выводит известный экономист Игорь Николаев: у нас очень слабая зависимость благосостояния от роста экономики. Люди живут на зарплаты, доходы предпринимательские, а также от собственности и на социальные выплаты. Что характерно, доля последних заметно выросла: в 2016 г. – до максимальных 19,2%. Это куда как больше, чем даже в советские времена. А вот доля доходов от бизнеса катастрофически сократилась: с 18,6% в 1993 г. до 7,8% в 2006 г. и с тех пор держится на этой отметке. Другими словами, население в большей степени теперь зависит от государства, чем от предпринимателей. Я опускаю здесь политические последствия, а также выбор молодыми профессии и места работы. «Если вспомнить, – говорит Николаев, – что пенсии, материнский капитал, стипендии последние годы не индексировались, становится понятно, почему даже при росте ВВП мы не наблюдаем роста доходов населения». Не только людям, но и бюджету от предпринимательской деятельности в последние годы перепадает всё меньше. Но сетовать не на что: большинство народа почитает госкапитализм! Судя по июньскому опросу НИУ ВШЭ, 80% уверены, что именно государство, а не рынок должно устанавливать цены на продукты, а 40% населения не готово поручить бизнесу даже вывоз мусора со свалки. 

А в результате, откровенничает глава Минфина Силуанов, «мы сейчас, по сути, живем в долг, проедая резервы. До 2020 года бюджетные расходы не должны расти. Даже в номинальном выражении». Хочешь - не хочешь, а эта жесть в словах министра сводит на нет оптимизм коллеги Орешкина. Что получается, если пополнять бюджет госкапитализм не в состоянии? По уровню расходов на здравоохранение Россия занимает последнее место в международном рейтинге из 55 стран. С 2000 по 2015 год больниц стало меньше вдвое – с 10,7 тыс. до 5,4 тыс, в год закрывается в среднем 353. В докладе «Здравоохранение. Оптимизация российской системы здравоохранения в действии» специалисты пишут: если власти продолжат такими темпами, то к 2021–2022 годам останется 3 тыс. медучреждений. Столько имела Российская империя в 1913 году. В поликлиники, которые, как на благополучном Западе, должны бы, по замыслам «реформаторов», амбулаторно лечить и долечивать, нужно еще попасть живым: не хватает 27% участковых терапевтов, 18% педиатров и 28% врачей общей практики. 

Учителя нередко получают меньше продавцов. Россия по финансированию образования на 98 месте, далеко в хвосте не только развитых стран, но и Кении, Намибии, Боливии, экономики которых назвать процветающими язык не поворачивается. Если в 2007 г. страна направляла в эту сферу 3,9% ВВП, то в 2015 г. – 3,6%, а нужно бы вдвое больше. Иначе никакая модернизация, на которую нацеливают авторы реформ, да и власть, нам не светит. А может, всё это от лукавого? "Получить знания – это непросто, современные особенно, – заявил недавно президент Путин на встрече с классными руководителями средних школ. – Но это все-таки вторичное по сравнению с воспитанием человека, с тем, чтобы он должным образом относился и к себе самому, и к своим друзьям, и к семье, и к родине. Это абсолютно фундаментальные вещи". Так и хочется переиначить старую песню: «Первым делом, первым делом – патриоты, ну а знания, а знания – потом». Тут вам не стабильная макроэкономика «по Набиуллиной» 

Такая же картина в науке. К примеру, Южная Корея тратит 4% ВВП, а Россия расщедрилась аж на 1%. Майский указ президента поручал к 2020 г. увеличить фонд фундаментальных исследований до 25 млрд руб, в наличии 11,7 млрд, но в последнее время финансирование гражданской науки падает на 1,2-2% ежегодно, сократившись на пятую часть. «В ряде институтов, подведомственных Федеральному агентству научных организаций, нет денег на уплату налогов и коммунальных платежей, – говорит председатель профсоюза РАН Виктор Клинушкин. – Нам работать не на чем, нет оборудования». К 2019 году финансирование фундаментальных исследований планируется еще сократить: с 0,16% ВВП (уровень Мексики) до 0,13% (уровень Чили). Ну а с оплатой ученых ФАНО придумало просто фантастическую уловку: массово пересаживают на 0,25-0,5 ставки. Вы не поверите, но делается это для того, чтобы выполнить соответствующий майский указ президента – повысить зарплату до 200% от средней в регионе! Как это можно? А вот так. В четверть ставки оценивается нынешняя средняя зарплата старшего научного сотрудника – 23 тыс руб. Эти же деньги остаются и после перевода – добровольного! – на четверть ставки. Но если её умножить на четыре, получим как бы полную ставку. И зарплата, правда, фиктивная, выглядит уже солидно, указ почти выполнен. Да, есть еще требование: трудиться полный рабочий день и непременно приумножать свою результативность. Шибче мыслить! Увы, это не бред. Это показатель умственного состояния бюрократии, которая получила карты в руки. И что вы думаете? В Физическом, Математическом им. В.А. Стеклова, Высоких температур и Общей физики им. А.М. Прохорова – в этих четырех институтах РАН издевательский эксперимент состоялся поголовно. Правда, я очень сомневаюсь, что с мыслями о том, как протянуть от получки до получки, ученые станут дерзновенно переоснащать экономику современными технологиями. 

Тем не менее чиновники и околовластные эксперты оптимистичны: не тонем ведь, как-то держимся на плаву! Вот только долго ли продержимся? Об этом в следующий раз. 

Игорь ОГНЕВ