СУБЪЕКТИВНО

На прошлой неделе премьер Дмитрий Медведев выступил в Госдуме с ежегодным отчетом. Если верить всему, что услышали депутаты, то светлое будущее у нас не за горами. Г-н Медведев просто излучал оптимизм. Вот и посмотрим, что на самом деле кроется за некоторыми пунктами отчета главы кабмина. 

«Наша экономика стала отрастать <…> и развивается, несмотря на то, что нам предсказывали катастрофу… В экономике мы осознали возможность не просто ситуативно отвечать на вызовы, но и создавать источники роста… В целом наша страна двигается вперед», – заявил премьер. 

Напомню, что полтора десятилетия жизни «около нуля» – а это в динамичном мире почти катастрофа – предсказывали не из-за бугра, а родные Минэк и Минфин. А на днях помощник президента Андрей Белоусов заявил, что базовый вариант прогноза правительства о росте ВВП в 2018– 2020 годах на 1,5% «никак не вписывается в поручение президента о выходе на динамику темпами не ниже среднемировых». Замечу, что и поручение-то не слишком обременительное: мир будет развиваться примерно на 3–4% в год. Причем здесь есть две тонкости. Если для Запада такие темпы вполне нормальные, то для России с её весьма скромным валовым продуктом, уступающим США и ЕС примерно в 9–10 раз, и нищенским уровнем жизни населения, рост в 1,5% за год – дорога в болото. Тонкость вторая из этого болота и вытекает: темп в 2–3% – это просто информационный шум и никакого дела. Например, распилил деньги, построив никудышную дорогу, потом раскопал её под новый ремонт – вот тебе и рост ВВП. А есть более примечательные истории. В конце января стало известно, что «Газпром» отдал контракты на 8 млрд рублей некому томскому микропредприятию, которое, в частности, будет строить здания в Алдане и инфраструктуру для «Силы Сибири». Свежий факт: опять же для создания инфраструктуры «Силы Сибири» «Газпром» подрядил другое микропредприятие, на сей раз московское, зарегистрированное в августе прошлого года с уставным капиталом в 150 тыс. руб. Странное совпадение: в штатах двух микро- по пять сотрудников. Не очень понятно, как они справится с такими контрактами, но эти мелочи госмонополию, похоже, не интересуют. Перепадут ли миллиардные контракты первому встречному? Так бывает, когда за микро прячется макрофигура очередного ротенберга. Поскольку подобных макрофигур в России много, а услуги этих господ обходятся втридорога, то наша экономика и будет плестись «около нуля». Покрываем щедрые контракты госкомпаний мы с вами, оплачивая раздутые тарифы ЖКХ и дорожающую продуктовую корзину. Я уже писал о настойчивом предложении «Газпрома» на 20% повысить тарифы для населения. Весьма кстати Минфин заговорил о возвращении налога на физлица с банковских депозитов, а эксперты пророчат рост тарифов на электроэнергию выше темпов инфляции. 

Лауреат Нобелевской премии по экономике, профессор Колумбийского университета Джозеф Стиглиц в своей статье, только что опубликованной во французской газете Echos, анализируя наши четвертьвековые реформы, приходит к выводу, что Россия стала не страной с «нормальной» рыночной экономикой, а своеобразной разновидностью госкапитализма для своих. Впрочем, этому не стоит удивляться. Спасибо Великому Октябрю, столетие которого грядёт осенью: социалистическая экономика развалилась с треском и пылью. И Россия – единственная в мире – вторично в своей истории вынуждена одолевать период первоначального накопления капитала со всеми его «прелестями». Так что угроза массовой коррупции, на которую как главный тормоз экономики указывают эксперты из окружения Алексея Кудрина, отнюдь не миф. 

Вот и подумайте, в состоянии ли Россия отвечать на «амбициозные вызовы», которые перед ней стоят? В отличие от премьера Медведева, в это кроме Стиглица не очень верят 25 российских и зарубежных экспертов, среди которых такие авторитетные, как The Boston Consulting Group, JPMorgan, Morgan Stanley, Sberbank CIB, «Альфа-банк», Институт экономики РАН и др. В ближайшие 7 лет, заключили они в феврале, даже при дорожающей нефти рост вряд ли перевалит за два процента. То есть без шелухи застынет на нуле, да и то – в лучшем случае. 

Правда, один шанс украсить показатель всё же есть. Президент Путин одобрил инициативу молодого и ретивого главы Минэка Максима Орешкина передать под его длань Росстат, изъяв из подчинения правительства. Может, ВВП скоро и будет чуть выше, но шило – не мыло, все равно когда- то штаны прорвет. 

«Мы научились использовать ситуацию, когда вступили в конкурентную борьбу за лидерство на внутреннем и внешнем рынке. И сегодня никакие вызовы нас уже не пугают…», – говорил премьер Медведев. 

Заявление насчет лидерства, тем более – на внешнем рынке, захватывающее, однако не очень понятно, в чем оно выразилось. Премьер это не уточнил и правильно сделал. Поэтому остановлюсь на «вызовах, которые нас уже не пугают». Сейчас разрабатываются два основных программных документа – от Центра стратегического развития Алексея Кудрина и Минэкономразвития. Параллельно Столыпинский клуб готовит свою «Стратегию роста», есть и аналогичный проект Торгово-промышленной палаты. Они-то, надо понимать намек премьера, на мировые вызовы и ответят достойно. Правда, не очень ясно, как программы будут взаимодействовать, какой из первых двух отдадут приоритет, рассуждал на Апрельской конференции ВШЭ глава РСПП Александр Шохин: «Может быть, они выполняют разные функции: одна программа – для правительства, другая является основой избирательной программы кандидата в президенты. Имя называть не будем, все догадываются, кто». РСПП предложил президенту ускорить принятие той или иной программы, чтобы повысить предсказуемость для бизнеса. Однако есть нешуточная интрига. На Красноярском экономическом форуме (КЭФ), который состоялся на прошлой неделе, глава Минэка Максим Орешкин признал, что между планом действий правительства и программой Центра стратегических разработок во главе с Алексеем Кудриным есть конкуренция, «но это является позитивным фактором для выработки оптимальных решений». Однако это не вся правда. Правительство с Минэком занимаются только техническими аспектами программы: отбирают отрасли, уточняют их цели, а также финансово-экономические инструменты достижения. Часть программы ЦСР действительно включает эти же задачи. Но, судя по частым заявлениям г-на Кудрина, его Центр предлагает начинать с государства и его ущербных институтов. Вот и на КЭФ г-н Кудрин систему госуправления оценил как «старую скрипучую машину с низкой скоростью, которая не имеет высокой мощности, на которой мы, наверное, заезжаем не туда и каждый раз корректируем свое движение. Но результат небольшой». Впрочем, интрига, с чего начинать, жила один день. На второй день форума г-н Орешкин озадачил коллег. Дескать, стратегии в привычном понимании Минэк не выдаст. Будет некий «живой документ», который обучат реагировать на внешние изменения. Борис Титов, глава «Партии роста», немедленно отреагировал: «Тут налицо подмена понятий. Стратегия – это направления реформ, принципы и главные цели. Без этого может быть только суета. Алгоритм такой: сначала стратегия, а в ее развитие – проекты, поддержанные «дорожными картами». «Карты» и должны быть живыми, реагировать на меняющуюся ситуацию». 

Обескураживающую точку в этой дискуссии после КЭФ поставил первый вице-премьер Игорь Шувалов: мол, у представителей власти нет единого образа будущего. Обрисовать его и должны Минэкономразвития и правительство. Ну а все точечные процессы по росту экономики важны, но они, по словам г-на Шувалова, «практически бестолковые, если не видеть картину мира завтра». 

Предположим, «картина» увидена, программа написана и принята. Дальше выплывают как минимум две проблемы. Первая связана с качеством программ. Масса фактов говорит о том, что оно не блещет. А вторая упирается в исполнение. Предыдущие программы реализованы максимум на 40%. В чем дело? По опросам социологов, разрыв в интеллекте, образовании и кругозоре чиновной элиты и народной массы минимален: во власть попадают те, кто не составляет конкуренции в ней уже пребывающим. И год от года пополнение всё хуже и хуже, но деградацию государевых людей остановить просто некому. В середине февраля опубликованы результаты первого и уникального для России исследования ученых Финансового университета при правительстве. Опрашивали обычных чиновников. Оказалось, что госслужба всё еще напоминает армию. Более 80% чиновников числят своих начальников чуть ли не богами: они – главный источник знаний и компетенций! Интересно, что и начальники против этого не возражают, однако понукают подчиненными: могут, например, дать срочное задание, тут же забыть и дать другое, еще срочнее. В результате подчиненные не считают своими должностными обязанностями саморазвитие, умение работать в команде, осваивать проектную деятельность. Здесь-то и таится опасная ловушка. Сегодня за одно и то же время требуется принимать куда как больше решений, нежели вчера. Для этого чиновнику не обойтись без умения оперировать новейшими цифровыми технологиями. Но только 17% знакомы со средствами процессного моделирования. А четверть служивых понятия не имеют, как описываются бизнес-процессы, предпочитая работать с обычными текстовыми редакторами и офисными приложениями. Но эти инструменты годятся для того, чтобы отправить или принять почту, а не внедрять проектное управление. Именно из-за технологической безграмотности чиновников сбоит работа многофункциональных центров (МФЦ) и порталов госуслуг, созданием которых так гордятся и правительство, и губернаторы. 

Между тем власть широко вещает о революционном развороте: основным ведомствам предписано переходить на проектный принцип работы, создан проектный офис при правительстве, который должен координировать и мониторить выполнение приоритетных проектов. Но работа идет еле можахом и крайне неэффективно. По мнению главы Счетной палаты Татьяны Голиковой, сильно запутана и программная часть бюджета. Действуют три основных инструмента: 40 госпрограмм, 38 федерально-целевых и 11 приоритетных проектов. Все они сформированы по разным методологиям, у них сложная структура управления, нет координации полномочий органов и чиновников. К тому же проекты не согласованы с регионами. Словом, опасается г-жа Голикова, «приоритетные проекты – неидеальный инструмент». Ну а чего ждали? Как говорил любимый вождь тов. Сталин, других писателей, то бишь чиновников, у меня для вас нет. Элиты контролируют финансовые потоки и заинтересованы в статус- кво. И вот итог: лишь 30% россиян доверяет правительству. Сравните: в Германии – 49%, в Сингапуре – 75%, в Китае – 78%. О том, что кроется за другими заявлениями премьера, – в следующий раз.

Игорь ОГНЕВ