СУБЪЕКТИВНО

РАССКАЗЫВАЕТ ПРОФЕССОР БЕМБЕЛЬ 

Начало в № 14 

Прежде чем продолжить наше путешествие по книге профессора Бембеля «Эфир-геосолитонная концепция растущей Земли», познакомлю с эпизодом, о котором Роберт Михайлович рассказал мне недавно.

В конце 90-х приехал он к отцу, который жил в Алма-Ате, а тот говорит: вот не застал, два дня назад Титовы гостили. «Какие?» – спрашивает Бембель. «Да родня космонавта нашего», – отвечает отец. «Оказывается, – продолжает Роберт Михайлович, – мать Германа Степановича носила фамилию Бембелей и была двоюродной сестрой отца! И жили они, как и наша семья, на Алтае. Деды – родные братья, а мы с Германом, выходит, троюродные братья. Вот как судьбы переплетаются! И у меня появилась идея встретиться с их семьей, узнать подробности о Германе. Финал его карьеры печальный. Возникли конфликты с начальством, Титова выгнали из отряда космонавтов, он запил, как русский мужик, и в бане умер. Я подозреваю, что Герман первым увидел из космоса в океане геосолитоны. Мой друг из Института криосферы Земли читал лекции в отряде космонавтов и знал, что все, кроме Гагарина, эти столбы-солитоны видели. Начальство отмахивалось, мол, у ребят на орбите галлюцинации от невесомости! А Титов, вероятно, свою точку зрения отстаивал, он такой был. Кстати, американские астронавты тоже писали, что видели острова в районе Атлантического хребта, но потом отказались. По данным приборов, в этих местах глубина до двух километров, и вдруг – острова какие-то! На самом деле это проявление гесолитонных вариаций, по сути – библейский потоп! В Персидском заливе вода могла подняться до вершин Арарата, это 4 километра. Много для Земли? Нет! Максимальная амплитуда уровней – 27 километров». 

Вот так вроде бы житейская история обретения брата в лице Титова оказалась прямо связанной с исследованиями Роберта Бембеля и его книгой о растущей Земле. Водяные столбы, которые с орбиты наблюдали космонавты, проявление еще одного механизма, участвующего в росте нашей планеты – гравитации. Сразу отмечу: по словам Бембеля, в официальной науке объяснения механизма гравитации попросту нет! Скорее всего, по этой причине начальство и отмахивалось от рассказов наших космонавтов про водяные столбы в океанах. Между тем без понимания механизмов гравитации невозможно двигаться дальше, к разгадкам природы дыхания Земли, её роста. 

Первым измерил гравитацию Галилей – обыкновенным метровым маятником. И когда исследователи в XIX веке повторили опыты в разных местах, они поразились: близ океанических островов уровень вод оказался выше почти на километр, чем у континентов. Ломоносов объяснял гравитацию давлением космического эфира, когда его движение остановлено. Кинетическая энергия потоков мирового эфира всегда влечет их к космическим телам. Почему? На этот вопрос отвечает закон движения газов – из области высокого давления в область низкого. Это движение газов и порождает гравитационное притяжение. Механизм работает, как пылесос. Его мощность прямо пропорциональна массе космического тела. По расчетам В. А. Ацюковского, нашего современника, в Землю эфир влетает со свистом – в прямом смысле слова: со второй космической скоростью 2000 км/сек.! 

А в конце XIX века Иван Осипович Ярковский, талантливый инженер, на пальцах показал: от задержанного давления эфира зависит вес всех тел вообще. Это стоит объяснить подробнее. Вообразите, писал Ярковский, пирамиду из биллиардных шаров. Ударив по её головному шару, мы передадим энергию всем остальным. И хотя часть шаров разлетается в стороны, центр кучки продолжает двигаться по сообщенному ему направлению со скоростью, зависимой от отношения массы ударившего шара к массе всех шаров. Аналогия с эфиром полная. В результате столкновения его частицы с большей энергией будут отталкивать те, у которых энергия меньше, и сами удаляться от центра объема. Словом, воображаемая сфера будет расширяться, а следом, через какое-то время, увеличится и радиус нашего шара. Однако основная масса шаров-атомов сталкивается не только по линии их центров. Как показал Пуансо, два неупругих тела, столкнувшись по касательной, начинают вращаться да к тому же отталкиваться друг от друга. Таким образом, сообщенное движение среды делает её упругой подобно газообразному состоянию тел. 

Нет причин полагать, комментирует Бембель логику Ярковского, будто амеры эфира делают среду упругой только потому, что они чрезвычайно малы, и подчиняются иным законам, нежели те, о которых говорит механика. Ярковский в 1890 году в своих тезисах вместо традиционной концепции тепломассопереноса, как бы предвидя нашу концепцию, обрисовал контуры модели переноса энергии и массы от сжатого центра к менее плотной поверхности. Это и есть геосолитоны. В недрах Земли эфир превращается в весомое вещество: в протоны и электроны. Они-то и закручиваются в вихри-торроиды. При этом кинетическая энергия атомов эфира, эта сжатая пружина, разворачивается в ядерные вихри внутри протонов и электронов. А следующая ступень превращений этих элементарных частиц – в потенциальную энергию поля давления газов весомого вещества внутри ядер планет и звезд. 

Хотя Бембель выстраивает и развивает свою концепцию на основе эфирной модели Ярковского, он, тем не менее, оговаривается: эфир – это гипотеза. Однако её разрабатывают многие наши и зарубежные ученые. И при всем разнообразии подходов эти исследователи пришли к единому выводу: обмен между веществом и эфиром связан с увеличением массы гравитирующих тел. По мнению Бембеля, общий вывод не случаен. Реальная вакуумная среда (эфир) обеспечивает единство нашего мира и ведет к признанию обмена между разными формами материи. В русле этих исследований лежит и идея роста Земли, как и других планет. Так что без эфира не объяснить, почему ядро Земли, как и всех планет Солнечной системы, плазменное. А что оно именно такое, установили геофизики: поперечные сейсмические волны не проходят через плазму ядра. Далее, без плазменного ядра не понять, откуда появляются плюмы, важнейшие элементы механизмов гравитации. Эти выступы на поверхности земного ядра, образованные выбросами его газовой плазмы в нижнюю часть холодной мантии, давно обнаружили приборы. Состоит плазма в основном из главных элементарных частиц: протонов и электронов. Материалы сейсмологов показывают, что высота плюмов достигает 10 км. Именно над плюмами зафиксированы самые максимальные силы тяжести, а над антиплюмами – самые минимальные. В первом случае уровень океана на километры прижимается ко дну, а во втором – поднимается. Об этом знали еще в XIX веке, но по сей день официальная наука эти факты не может воспринять и уж тем более – объяснить. Но в рамках эфир-геосолитонной концепции всё просто и логично. Построения Ярковского, Вернадского, Блинова, Ацюковского, которые развивает Бембель, показывают, что массу весомого вещества внутри Земли, как и на других планетах, увеличивает гравитационное поглощение космического эфира. Как следствие, гармонично растут объем и диаметр Земли. А это приводит к плавным изменениям силы тяжести на планете, что, в свою очередь, дирижирует геологическими процессами. Вот такая цепочка. Одно из её проявлений в 2003 году описал В. Ф. Блинов. В юрском периоде, примерно 140 млн лет назад, ускорение силы тяжести на Земле изрядно тормозилось, а в результате развелось множество огромных рептилий. Позднее, на грани верхнего мела и третичного периода, примерно 65 млн лет назад, ускорение силы тяжести резко увеличилось. По мнению В. Ф. Блинова, от этого и вымерли динозавры. 

Словом, пишет Бембель, и на Земле, и во Вселенной работают две силы: гравитационное притяжение и антигравитационное отталкивание. Как они взаимодействуют, хорошо видно на примере Земли и Луны. Их массы растут, следом увеличивается и взаимное притяжение. Но спутник на нашу планету не падает. В 2011 г. немцы обработали американские снимки Луны с расстояния 50 км. Бросается в глаза огромное количество выходов солитонов. По оценке Ярковского, скорость гравитации в космосе на 13 порядков, а по Лапласу – в 50 млн раз больше скорости света! Словом, выбросы лунных солитонов работают реактивными двигателями, но и Земля отвечает своими. И ежегодно спутник от Земли отталкивается почти на 4 см – факт установлен. 

Бембель, развивая идею академика Ф. Н. Бредихина, высказанную в XIX в., показывает: чем больше гравитация в каждой точке земной поверхности – тем слабее выброс гесолитонов. И наоборот: геосолитонная дегазация усиливается, как только падает гравитационное давление. Этот феноменальный природный «автомат» давно засекли приборы вулканологов. К примеру, на Камчатке действующим вулканам сопутствуют яркие гравитационные минимумы, а потухшим вулканам – максимумы. Понимать устройство этих «автоматов» важно не только потому, что они способствуют выносу вещества из земных недр и росту планеты. Геосолитоны, эти, по выражению Бембеля, сваебойные механизмы, еще и уплотняют недра вокруг земного ядра. В результате кинетическая энергия ударов переходит в потенциальную энергию поля давления, порождая новые геосолитоны. 

Эти процессы идут во всех планетах и звездах. В том числе – в Солнце. Его вещества так много, что из него образовались все планеты Солнечной системы, которые тоже размножаются и растут. Не отстает и Юпитер: вторая после Солнца звезда обзавелась кольцом астероидов. Бембель полагает, что выброшенное из Юпитера вещество устремлялось в сторону, куда дует эфирный ветер, то есть где меньше гравитация – к Солнцу. Первым гипотезу превращения планет в звезды выдвинул В. Ф. Блинов. Он расположил звезды по цвету: коричневые, красные, желтые, белые и голубые. Самые маленькие, темно-коричневые, подрастая, ярче светятся – из них в космос выделяется больше водорода и гелия. А дальше – по списку: из красных звезды превращаются в желтые, как Солнце. К голубому этапу энергия солитонов сносит крышу звезды, то есть внешнюю оболочку, оставляя холодное ядро. И звезда умирает, разлетаясь на множество осколков. Из них формируются новые планеты, которые, пройдя все этапы взросления, превращаются в звезды. Цикл повторяется, что, по мнению Бембеля, гарантирует стационарное существование Вселенной. Этой гипотезе противостоит другая, общепринятая, – Большого взрыва. 

Споры на сей счет, наверное, будут долгими. Для нас же интересен вот какой вывод: и Солнце когда-то гуляло по небу в нарядах всех звездных цветов радуги Блинова, пока не доросло до нынешнего состояния. По оценке Бембеля, светило будет расти еще не менее 5 млрд лет. А потом его постигнет записанная во вселенских генах судьба: Солнце взорвется, уступив свое место Юпитеру или какое-то время Солнцами будут работать две звезды. Земля к тому времени тоже станет куда как солиднее. Но какое место уготовано ей в планетной табели о рангах через миллиарды лет… Впрочем, об этом лучше почитать книгу Роберта Бембеля… 

Игорь ОГНЕВ