СУБЪЕКТИВНО 

РАССКАЗЫВАЕТ ПРОФЕССОР БЕМБЕЛЬ 

Перефразирую строчку известного стиха Мандельштама: мы живем, под собою не чуя Земли. А планета между тем за время своего существования увеличилась на 10-20 процентов. Как это происходит, в своей новой, только что выпущенной издательством Тюменского индустриального университета книге «Эфир-геосолитонная концепция растущей Земли», пишет профессор Роберт Михайлович Бембель, кандидат физико-математических и доктор геолого-минералогических наук. 

Впрочем, когда треть россиян считает, что Солнце вращается вокруг Земли, то думать, будто люди хотя бы отдаленно представляют, что за процессы идут у них под ногами, было бы изрядным преувеличением. Интеллектуальную деградацию россиян можно списать на катаклизмы в обществе. Но факт есть факт. И он подтверждает, что ученые – тоже люди. Крупные идеи, в корне меняющие представления в естествознании, усваиваются очень медленно. К примеру, идея гелиоцентризма, впервые проговоренная в IV веке до н.э. греком Аристархом Самосским, была воспринята научным сообществом только через 17 веков, когда её вновь высказал Коперник. 

Тем увлекательнее может оказаться книга Бембеля для тех, кого занимает не только прогноз погоды на завтра. Хотя в тексте много терминов, читается она словно детектив. Научный, разумеется. Уж очень интересно распутывать вместе с автором загадки, которыми еще полно мироздание. Но прежде, чем коснуться главных сюжетов книги, хочу подчеркнуть: растущую Землю профессор вовсе не придумал. Он развивает, и весьма убедительно, догадки, факты и аргументы массы предшественников, в том числе – великих. Автор напоминает, что впервые о росте и дыхании Земли заговорил Леонардо да Винчи. Модель этого мыслителя поддержал и развил другой гений, академик Владимир Вернадский. Вообще этой проблемой занималось огромное число ученых, как наших, так и зарубежных. Список источников, использованных Бембелем, впечатляет: 278 названий! Выписки составили, наверное, около четверти книги, а может, и больше. У кого-то автор использовал фактуру, полученную в результате полевых исследований, но сделал на её основе свои выводы. С кем-то дискутирует, идеи кого-то опровергает. Читая, видишь, как живёт мысль, рождается истина. И она убеждает, потому что Бембель давно верен единственному методу своих исканий: «Геологические, физические, химические и космологические представления образуют неразрывную систему», на основе которой Роберт Михайлович и создал свою эфир-геосолитонную концепцию. 

Попробую пересказать общую схему роста нашей планеты, детально представленную в книге. И начну с видимых результатов, добытых советскими и зарубежными геологами. Картина, надо сказать, потрясает воображение. Оказывается, вещество Земли по горизонталям и вертикалям перемещается на многие километры и к тому же гигантскими объемами. Зафиксированы факты, когда осадочный материал при небольшом уклоне морского дна и толще воды в несколько километров переезжает за несколько тысяч верст. Да еще со скоростью современного автомобиля. А по вертикали вещество поднимается на 4-11 километров! Так выросли все без исключения горные массивы и вершины. 

Официальные модели этих тектонических процессов по сути воспроизводят россказни барона Мюнхаузена о том, как он сам себя вытаскивал за волосы из болота. Но у океанов и гор нет рук, чтобы поднимать себя на огромные высоты, перепад которых достигает 20 километров. Российские ученые знали эти факты еще в XIX в., но имели смутные представления о механизмах, действующих в недрах планеты. Профессор Бембель, развивая идеи предшественников, и в первую очередь – академика Вернадского о дегазации Земли, показывает: таким механизмом являются импульсно-вихревые потоки водорода и протонно-электронного газа, названные Бембелем геосолитонами. Зарождаются они между плазменным ядром и мантией Земли на глубине примерно в 2900 км, где проходит так называемая граница Гуттенберга. Не стоит думать, будто геосолитонные трубки (ГТ), пробуравленные этими потоками, похожи на трубы обычных газопроводов. Радиус протонов в 105 раз меньше радиуса атома водорода! А потому и диаметр ГТ не больше 1 нанометра, его простым глазом не разглядишь. Но поскольку элементарные частицы из ядра планеты прорываются вверх пучками, они создают пространные сетки ГТ. В них нагнетается гигантская кинетическая энергия. По оценке Бембеля, перепад давлений может превышать 1 млн атмосфер, что поднимает температуру до 100 млн градусов! Другими словами, сама природа создает термоядерные реакторы, в которых идёт сначала синтез ядер атомов гелия, а потом – всех химических элементов. В том числе – углерода, который, соединяясь с водородом, образует глубинный метан. В своё время гениальный физик и Нобелевский лауреат П.Л. Капица установил, что для устойчивого термоядерного синтеза требуется сочетание двух условий: внутри реактора – сверхвысокие температуры (десятки миллионов градусов) и очень низкие температуры (почти абсолютный нуль) стенок реактора. И то, и другое как раз и есть в ГТ на уровне нижней мантии. Поднимаясь к поверхности Земли, потоки газов встречают рыхлые породы, и диаметр ГТ увеличивается. А совокупность каналов образует ГТ диаметром от 100 до 1000 метров. Впрочем, последние крайне редки. 

Вихревые геосолитоны располагаются в недрах замысловатыми мозаиками самых разных размеров и конфигураций. И чаще всего они не скучают в одиночестве: их многочисленные компании занимают даже не сотни, а тысячи квадратных километров. В свою очередь геосолитонные плацдармы с небольшими перерывами опоясывают Землю дважды. Самый молодой, в геологическом летоисчислении, Круго-Тихоокеанский пояс, – меридианальный. Второй, Средиземноморский, в англоязычной литературе «пояс Тетис», вооруженный самыми активными очагами дегазации, вытянулся в широтном направлении. Он охватывает Средиземное море, Кавказ, Гималаи, Индонезию, Гиблартар и пересекает Средиземноморский пояс дважды. Образцы пород с вершин Гималаев говорят о том, что в третичное время, примерно 65 млн лет назад, они сформировались в глубоких впадинах океана Тетис. Кроме двух планетарных поясов есть и локальные. Геолог В.В. Белоусов выделяет Урало-Сибирский, Северо-Атлантический, уходящий в Южную Африку, и другие. Ну а дальше принимаются за дело ветры и воды. Они эрозируют верхушки Альп, Кордильеров и других горных массивов, сносят их в моря и океаны, увеличивая таким образом радиус Земли. В двух зонах пересечения поясов регулярно случаются землетрясения, цунами, извержения вулканов и другие катастрофы. Бембель напоминает лишь об одной – землетрясении и серии цунами в Индийском океане в декабре 2004 г. Тогда погибло около 300 тыс. человек! Но за этими катастрофами кроется и созидательная деятельность Земли. Натыкаясь на граниты, геосолитоны какое-то время копят энергию, а потом, прорывая эти пробки, вылетают над поверхностью планеты вулканами и выбрасывают гигантские потоки лавы. Геологи накопили массу доказательств того, что разные вулканические породы покрывают, вероятно, почти всё дно Мирового океана. Так образовалась основа океанической коры, и она прирастает постоянно. 

Понимая, как работают геосолитоны, посмотрим, что они вытворяют в активных очагах дегазации. Восходящие из недр потоки водорода, например, разъедают кору планеты и, соединяясь с кислородом, образуют ювенильные, то есть глубинные воды. В местах, где они выходят, образуются озера, со временем они могут превращаться в моря и даже в океаны. Бембель пишет, что такая судьба, вероятно, ожидает Байкал. Однако кислородом насыщена лишь верхняя часть коры, всего 1-2% радиуса Земли. Остальная толща – царство водорода. Эти пропорции подтверждают расчеты астрофизиков: атмосфера Солнца на 90% состоит из водорода, а масса Вселенной – даже на 99%. Читатель удивится: ну и сравнил! Однако Вернадский утверждал: все планеты устроены одинаково. И поскольку о геологии Земли мы знаем достаточно много, следует изучать её детальнее. Эти знания помогут нам понять эволюцию космических тел во Вселенной. Еще в 1912-1936 годах Вернадский указывал на факт первостепенной важности – высокое содержание водорода в гидротермах Исландии. Ученый говорил, что важно выделять особый тип водородных вод, связанных, видимо, не с биосферой, а с более глубокими геологическими объектами. В том числе с магмой и вулканическими процессами. Но мнение Вернадского не оценили. И в современной классификации водородного типа вод попросту нет, хотя факты их присутствия в геосолитонно активных территориях зарегистрированы. 

Идея Вернадского важна и потому, что воды разносят породу за тысячи километров и тоже увеличивают средний радиус Земли. Более того, оказывается, что на одном и том же месте высокие материки превращаются в моря, даже в океаны и наоборот! О разных тактах и формах тектонических колебаний наш геолог М.М. Тетяев говорил еще в 1934 г., выступив против мнения геологов того времени. Другой геолог, Е.Е. Миклашевский, в 1984 г. оценил смену подобных циклов в 40-50 млн лет. Словом, не стоит думать, будто рельеф и радиус Земли меняются на глазах изумленной публики. Однако такие процессы – наш крупный геолог В.В. Белоусов назвал их океанизацией континентов и континентализацией океанов – идут всё время. 

Свою лепту в перемещение породы вносят реки. По данным крупного геолога А.П. Лисицина (1988 г.), в зоне экватора 1 кв. км водозабора дает более 1000 т осадочного вещества, а в частях планеты, где геосолитоны ведут себя потише, – в 200 раз меньше. От трети до половины всего осадочного вещества к берегам океанов приносят 12 крупнейших рек мира. Например, водосток Ганга, не самой великой реки, несёт в сто раз больше вещества, чем Обь, Лена или Енисей. Но тем не менее Гангу принадлежит мировой рекорд по выносу вещества в Бенгальский залив – почти 1,5 млрд т в год. Почему? Потому что исток Ганга – в самом высокогорном районе мира: это Гималаи и Тибет, где дегазация планеты максимальна. Землетрясения и горные удары не только всё время поднимают горы, но и дробят их, а Ганг, словно оригинальный транспортер, несёт породу в океан. И вещество не лежит на дне спокойно. Течения переносят породу за тысячи километров. А на глубинах в 4-5 тыс. м осадки вовлекаются в колоссальные лавины, достигающие объёма более 30 куб. км и веса во многие десятки миллиардов тонн. Например, в 1929 г. вблизи острова Ньюфаундленд лавина, скорость которой превышала 90 миль в час, разорвала транстихоокеанский телеграфный кабель. По словам Бембеля, сход вещества с такой же скоростью в Кармадонском ущелье Кавказа в сентябре 2002 г., спровоцированный геосолитоном, унес жизни съемочной группы Сергея Бодрова. 

Продолжим наше увлекательное путешествие по книге профессора Бембеля в следующий раз.

Игорь ОГНЕВ