СУБЪЕКТИВНО 

НО МУСОР ОСАЖДАЕТ ГОРОДА 

В прошлых номерах «ТП» я писал про ошибочную модель ученых Института океанологии РАН, с помощью которой они опровергали миф о глобальном потеплении в результате человеческой деятельности. И всё же океанологи трижды правы в главном: миф – он и есть миф! 

Модельные исследования профессора ТюмНГУ Р. М. Бембеля на нефтяных месторождениях Приобья много лет назад дали, без преувеличения, сенсационные результаты. Оказывается, человечеству достается лишь около одного процента углеводородов, а остальные улетучиваются из месторождений в космос. В 2002 г. Г. И. Войтов опубликовал свои данные: за век в атмосферу улетают запасы почти ста месторождений-гигантов газа! Выбросы всех предприятий планеты по сравнению с этим – просто ничто! Если бы стенания алармистов о парниковом эффекте были правдой, люди давным-давно не только погибли бы от дегазации метана, водорода, азота и углерода из подземных природных хранилищ – люди просто не рождались бы в отравленной атмосфере! Ведь эти процессы идут миллиарды лет, всё время существования Земли. 

Может, лучше не воевать подобно Дон Кихоту с потеплением, этими ветряными мельницами, а внимательно посмотреть вокруг? Может, мы тогда наконец-то заметили бы, что скоро будем погребены горами бытовых отходов? Эта опасность куда как реальнее. По данным Счетной палаты РФ, свалки занимают более 4-х млн га. Это равно территориям Нидерландов или Швейцарии, вдвое больше Израиля или Словении. Складировано около 90 млрд т отходов, каждый год прибывает по 5,5 млрд т, а площадь под свалками прирастает ежегодно на 400 тыс. га – это Москва и Питер вместе взятые. Если тенденцию не остановить, через 10 лет отходов станет вдвое больше. Мало того, по данным экологов, легальных полигонов примерно в 20 раз меньше нелегальных. Будучи премьером, Владимир Путин лично руководил ликвидацией свалки около аэропорта Шереметьево – птицы, которые там паслись, угрожали самолётам. Свалку ликвидировали, но рядом появилась новая. И вот в минувшем ноябре президент Путин в ответ на жалобу участника форума «фронтовиков» на большое число незаконных свалок посетовал: «Что касается Московской области, то мне приходилось лично некоторыми вопросами заниматься… Там и криминал вокруг этого крутится, бизнес процветает какой-то. Гражданам просто невозможно решить эти вопросы. Пока по моей личной команде не вставали сотрудники внутренних войск, ничего не могли сделать даже местные власти». Знакомый полковник полиции рассказал мне, как этот «бизнес» делается. Крутые ребята дают взятки местной власти, получают участок, за таксу позволяют ссыпать туда отходы до тех пор, пока горы можно трамбовать, а потом – за новую взятку переезд на очередной участок. Сколько таких злачных мест точно – никому не ведомо. Коммерческая тайна… Скрывать есть что: теневой объем только в Московском регионе составляет порядка 8–13 млрд руб. ежегодно. 

Между тем, по данным ВЦИОМ, 44% россиян назвали бытовые отходы наибольшей опасностью для жизни. Люди не преувеличивают. Хоть и «широка страна моя родная», стихийные свалки растут рядом с городами и поселениями, специальными средствами они не оборудованы. Увеличиваются популяции грызунов и птиц – переносчиков опасных инфекций. Постоянный фильтрат заражает подземные грунтовые воды, попадает в колодцы и пруды, «Особая опасность для здоровья людей возникает при возгораниях на полигонах и образовании свалочного газа – диоксины и фураны составляют 35% общего объема выбросов в атмосферу», – говорит член-корреспондент Российской академии технологических наук Юрий Трегер. Летом 2016 г. на свалке в Анапе случился грандиозный пожар – мусор пылал на площади более 1 тыс. кв. м. За пять дней сгорело около 2,5 тыс. т отходов, в атмосферу попало около 5 т диоксинов и фуранов, 7,5 т сернистого ангидрида, 12,5 т оксидов азота и около 60 т оксидов углерода. Воздух загрязнили на площади свыше 10 тыс. кв. км. Подобные пожары могут привести к заболеваниям органов дыхания, печени, крови, репродуктивной системы, а диоксины вызывают онкологические заболевания. 

В 2014 г. к Федеральному закону «Об отходах производства и потребления» приняли поправки, обязывающие регионы до конца сентября 2016 г. представить в Росприроднадзор схемы размещения отходов. Но пока правительство до апреля 2016 г. раскачивалось с соответствующим постановлением, к намеченному сроку поспели только 5 регионов. В их числе – и Тюменская область. В результате, по словам Сергея Донского, министра природных ресурсов и экологии, завершение перехода на новую систему обращения с отходами отнесли до 1 января 2019 г. 

В декабре Правительство РФ утвердило приоритетный проект «Чистая страна». В 2017–25 годах планируется построить 5 заводов: 4 – в Московской области и один – в Татарстане. Они будут сжигать мусор и производить электроэнергию по зеленому тарифу. Ключевая задача, говорит г-н Донской, сделать систему окупаемой. Но дальше маячат одни проблемы. 

Разработчик проекта заводов – «РТ-инвест», дочка «Ростеха», она значится в «Чистой стране» ключевым участником. Оператором пяти заводов планируется «Ростех». Это право госкорпорация обязана получить через конкурс, однако формальности коронованные участники научились обходить играючи. Напомню, приснопамятная система «Платон» тоже родом из могущественного «Ростеха», в который входят 700 госкомпаний. «Современный мусоросжигательный завод 90– 95% отходов сжигает с нулевым выбросом, такими же будут заводы в Подмосковье», – утверждает большой специалист в этой области, спецпредставитель президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов. 

Между тем и экологи, и независимые эксперты предупреждают: сжигание мусора на колосниковой решетке, как предлагает «РТ- инвест», – технология устаревшая. В мире нет ни одного завода с нулевым выбросом, небольшой процент диоксинов все равно бывает. Даже в странах, население которых, в отличие от россиян, давно приучено раскладывать мусор в разные контейнеры, эти заводы всё равно выбрасывают токсины. В России же в печи попадают батарейки, аккумуляторы, ртуть от разных приборов, медикаменты и прочая мура, добавляя к токсинам свою долю всякой гадости. Это может спровоцировать сопротивление населения и экологов, как уже было в Москве и Питере. 

Другим просчетом «Чистой страны» эксперты называют экономику. Опыт показывает, что руководители заводов просят разрешения продавать электроэнергию в 5–7 раз выше рынка, да плюс субсидии, говорит Алексей Киселев, эксперт «Гринпис» в России. В итоге растёт без того высокий тариф для населения. Но главное: кому нужны грязные и дорогие киловатты, когда 20% нынешней энергии не находит спроса? В Москве из трех построенных мусоросжигательных заводов два уже закрыты: нерентабельны. Будем плодить новые? Ведь роста экономики, которая могла бы поглотить избыток энергии, как минимум полтора десятилетия не предвидится даже по официальным прогнозам. 

В Европе средний уровень переработки мусора превышает 40%, а в некоторых странах доходит и до 65%. Рассортированные и переработанные отходы обретают вторую жизнь. Из старых шин получается покрытие для детских площадок; из макулатуры – коробки, журналы, упаковки; из пластиковых бутылок – новые, а также спортивные куртки, тазики, каски. Из 23 тысяч алюминиевых банок можно построить даже спортивный самолет. Но в России сейчас перерабатывается лишь 4% мусора. Рассортированных отходов не хватает позарез даже заводу «Пларус», единственному в России, построенному в подмосковном Солнечногорске в 2009 г. Бутылки сортируют по цвету, моют, режут на хлопья и переплавляют в гранулы, из которых снова делают бутылки (каски, тазики, пленку, шпагат, плитку и т. д.). Хотя предприятий по переработке пластмасс в стране десятки, но с такой вот безотходной технологией «бутылка в бутылку» «Пларус» – единственный. Сырьё для него везут из нескольких регионов, в том числе – частники, закупают они и у дворников, которые подрабатывают, тайком сортируя мусор: за килограмм сданных бутылок на заводе платят 30 рублей. Хотя продукция «Пларуса» пользуется спросом, завод в убытках. Во-первых, треть его мощностей гуляет без сырья, а во‑вторых, часть его везут со свалок. Для ручной сортировки и очистки бутылок от земли предприятие вынуждено держать дополнительный персонал, съедающий прибыль. "Если бы в России ввели раздельный сбор мусора, и у нас было бы достаточно сырья, мы бы сразу могли открыть несколько заводов по стране, у нас накоплен достаточный опыт, мы владеем технологией переработки, – говорит коммерческий директор «Пларуса» Светлана Яковлева. – Мы готовы делиться этим опытом и с властями, рассказывать им про переработку". 

Ну а проблемы с сырьем оттого, что, как уже сказано, организацией раздельного сбора мусора в стране толком никто не занимается. Эксперты указывают на сбои с самого начала цепочки. Заготовителей уже много, есть предприниматели, которые ставят за свой счет контейнеры, сами их обслуживают, получают доход. Однако за всем они уследить не могут. Бывает, что контейнеры исчезают, а муниципальным властям невдомек поручить присмотр, к примеру, управляющим компаниям или еще кому-то – нормативных актов ведь на сей счет нет. Никто не желает взваливать на себя дополнительную обузу. И жители активность не проявляют – не приучены, всё по советской привычке ждут милости от государства. Правда, на заседании Госсовета в 2016 г. президент Путин назвал решение проблемы избытка отходов производства и потребления одним из важных направлений работы правительства. Однако у него, как видно, других забот по горло, до какого-то мусора руки не доходят. Между прочим это принесло бы выгоду в первую очередь всем россиянам: мы платили бы меньше за вывоз мусора, поскольку сам мусор что-то стоит и его цивилизованная переработка приносила бы доход заводам, которые своими налогами пополняли казну. Но, видимо, подобная стратегия властям не очень нравится. Ведь в её подоплеке лежит развитие малого бизнеса. А его существование таит кучу хлопот. Предпринимателей следует защищать от наездов всякого рода рэкетиров, в том числе – в погонах. Выстраивать благоприятный налоговый режим, а прежде всего – принять внятные и логически непротиворечивые законы. Однако «вертикаль» для таких подвигов не годится. Куда спокойнее и сподручнее отдать хлопотное мусорное дело могущественной госкорпорации. Да, конечно, есть риск, что экономика в этом варианте окажется для общества накладной, а россияне нахлебаются от выбросов мусоросжигательных заводов всякой гадости. Но без промахов в таких масштабных делах не обойтись. Авось пронесёт! Вот и обсуждает Газпром с Госкомгидрометом разработку нормативов выброса метана, хотя, как говорилось выше, эти выбросы способны только мифы раздувать… 

Игорь ОГНЕВ