КРУПНЫМ ПЛАНОМ 

В марте этого года Светлана Александровна Рухлова – профессор, заслуженный врач России, автор книги «Основы офтальмологии», выдержавшей три издания, офтальмолог с 52-летним опытом, а после ухода с работы ответственный секретарь и зав. редакцией журнала «Медицинская информатика и информатизация здравоохранения» и последовательный борец за сохранение озеленения как фактора оздоровления городской среды обитания – встретила своё 80-летие. 

Офтальмологи региона поздравляют ее с юбилеем, желают крепкого здоровья, счастья, благополучия. Благодарные пациенты присоединяются к теплым словам в ее адрес. Юбиляр от души благодарит всех поздравивших ее по телефону, по электронной почте, через газету «Тюменская область сегодня» и интернет-портал megatyumen.ru, открыткой с 27-ю подписями коллег, а также выражает глубокую признательность за приглашение выступить с актовой речью на предстоящей 29 марта научно-практической конференции офтальмологов, посвящаемой ее юбилею. 

В связи с юбилеем со Светланой Александровной Рухловой побеседовала корреспондент «Тюменской правды» Наталья ВАЙЦЕХОВСКАЯ. 

ДОРОГА В ПРОФЕССИЮ 

Первый вопрос – почему избрана именно эта профессия и как Светлана Александровна оказалась в Тюмени, хотя родилась в рабочем поселке Земетчино Пензенской области, а училась в Рязани. 

Как говорит Светлана Александровна, медицинская спе- цифика ей была не страшна, так как еще в раннем детстве тётя – хирург в Тыловом ожогово- травматологическом госпитале – больше двух лет практически ежедневно брала её с собой на работу, где общительная девочка способствовала выздоровлению ранбольных (как в госпитале назывались пациенты): обходила палаты и пела песни, рассказывала стихи, заставляла поесть, если человек в депрессии вследствие тяжелых повреждений лица, чаще всего из-за ожога в танке, лежал, повернувшись к стене, не хотел разговаривать и отказывался от еды. 

Однако рано возникшее стремление стать глазным врачом связано с тем, что Светлана Александровна выросла в семье, где был слепой человек. Ее дед и бабушка прожили вместе пятьдесят пять лет, 40 из которых дедушка был слепым. Главным образом из-за этого борьба с нарушениями зрения, слабовидением и слепотой стала делом жизни Светланы Александровны. 

ВЕХИ ТРУДОВОГО ПУТИ 

После окончания лечебного факультета Рязанского медицинского института имени академика И.П. Павлова в 1962 г. красный диплом (без единой четверки!) давал преимущественное право выбора при распределении выпускников. Светлане Рухловой было предложено: либо клиническая ординатура на кафедре терапии или акушерства и гинекологии, либо аспирантура на кафедре биохимии в связи с рекомендациями названных кафедр. Объяснив комиссии, что она и в мединститут поступала только для того, чтобы стать глазным врачом, Светлана согласилась на работу в Тюмени, здесь ей было обещано место окулиста во вновь открытой поликлинике Тюменской больницы водников, где она и проработала два года участковым терапевтом и врачом-офтальмологом. 

Больница водников тогда включала стационар на 30 коек в старом купеческом подворье на берегу реки, в районе пристани, поблизости расположенную поликлинику, там главный врач Михайлова Ефросинья Михайловна принимала по совместительству глазных больных, и поликлинику в поселке Мыс, где работал судоремонтный завод и проживал основной контингент плавсостава речного пароходства. 

Даже трудно представить всю глубину разочарования, когда главный врач сказала, что без второго окулиста она пока обойдется, а в силу крайней необходимости работать Светлане придется участковым терапевтом с обязательным совмещением на 0,5 ставки должности врача кишечного кабинета. О специализации по глазным болезням в обозримом будущем и речи идти не может, а через две недели ее отправят на освоение специальной методики осмотра прямой и сигмовидной кишки. Вот вам и Юрьев день, стоило ехать за две тысячи километров от родных мест и родственников. 

Проработав таким образом два месяца, Светлана обратилась к главному врачу с пламенной просьбой разрешить принимать глазных больных в объеме 0,25 ставки бесплатно, так как оплачивать врачу совместительство более 0,5 ставки тогда не разрешалось. Поликлиника новая, оснащена по табелю, есть кабинет со всем необходимым оборудованием для приема больных с глазной патологией. Светлана в процессе обязательного обучения и участия в студенческом кружке неплохо усвоила программу по офтальмологии. А начиная с третьего курса, не реже трех раз в неделю по вечерам (в глазном отделении Рязанской областной больницы им. Семашко), помогая сначала сестрам, а потом и дежурным врачам выполнять диагностические и лечебные манипуляции, надежно освоила все необходимые навыки. Получив удовлетворившие ее ответы на поставленные по специальности вопросы, Ефросинья Михайловна разрешила вывесить в регистратуре поликлиники объявление о приеме окулиста с 18,45 до 20 часов. 

Объявление есть, но, узнав, кто ведет прием, люди не шли, тут же, в регистратуре, ссылаясь на то, что какой же Светлана Александровна окулист, если она институт только что закончила и вообще терапевт. Две недели без единого больного высиживала она, и горькие слезы обиды капали на стекло, покрывавшее рабочий стол. 

Но потом пришел больной с воспалением радужки и цилиарного тела и попросил попробовать его полечить, сказав: это уже третье обострение болезни, о лечении, мол, он все знает, и если что окажется не так, то попросту не явится на следующий прием. Мест в стационаре нет, ездить с Мыса в город в осеннее время с таким заболеванием опасно – дополнительная простуда, поэтому стоит рискнуть. 

После успешного лечения пациенты пошли, объем ежедневного приема стал заметно превышать 0,5 ставки врача. С нового года в кишечном кабинете появился врач, и Светлана Александровна была назначена офтальмологом на 0,5 ставки. А летом, вместо заработанного отпуска, с великим удовольствием прошла первичную специализацию в Тюменском областном трахоматозном диспансере. 

И тут к огромной радости открылся в Тюмени медицинский институт. В следующем, 1964-м, году она была направлена в целевую аспирантуру по глазным болезням в Ставрополь. Так как после окончания аспирантуры в 1967 г. ректор Тюменского медицинского института Е.А. Жуков не удовлетворил просьбу ректората Ставропольского гос. мединститута отпустить Рухлову и настоял на возвращении целевого аспиранта в Тюмень, до 1976 г. она работала в должности ассистента курса глазных болезней этого вуза. 

Через всю жизнь несет Светлана Александровна благодарную память о профессоре Николае Михайловиче Павлове, который сыграл огромную роль в ее формировании как человека и врача и выпустил из аспирантуры не только кандидатом медицинских наук, но и оперирующим офтальмологом с весьма достойной практической подготовкой. 

С выдвижением Светланы Александровны в 1974 году на должность заведующей учебной частью института появилась возможность карьерного роста, но ее врачебная сущность не дала согласиться с этим, так как в этом случае пришлось бы остаться на кафедре совместителем, и тогда прощай каждодневная лечебная работа в базовом отделении и плановая глазная хирургия. И еще: откуда взять, лишившись лечебной работы в должном объеме, постоянное совершенствование врачебной квалификации, без которой успешное преподавание клинической дисциплины просто невозможно. 

Но коль скоро она оказалась востребованной, предложенной честью пренебречь было нельзя, и без копейки дополнительной оплаты – каждый день после рабочего дня – два года работала в учебной части, рассчитывая педагогическую нагрузку по кафедрам, что было необходимо для адекватного штатного расписания в вузе. 

В связи с кризисом руководства вузом и курсом глазных болезней (ректор А.А. Моисеенко был освобожден от занимаемой должности в ноябре 1976 г., зав. курсом глазных болезней Л.М. Бакин осужден за клевету и уволен по соответствующей статье в 1979 г.) с 1976 по 1980 год Светлана Александровна работала врачом- офтальмологом и заместителем главного врача по лечебной работе Отделенческой больницы станции Тюмень. 

Глубокую благодарность испытывает Светлана Александровна к заведующему Областным отделом здравоохранения Юрию Николаевичу Семовских, который оптимально решил тогда вопрос ее трудоустройства: она не хотела расставаться с хирургией, а главному врачу железнодорожной больницы Н.И. Кокареву нужен был оперирующий офтальмолог. 

По причине того, что курс глазных болезней оказался на грани ликвидации как самостоятельное подразделение (его предполагалось присоединить к кафедре ЛОР-болезней), в октябре 1980 г. С.А. Рухлова вернулась в мединститут. 

Светлана Александровна руководила сначала курсом, потом кафедрой 28 лет, получив ученые звания доцента, затем профессора, а с 2008 г., вырастив достойную смену, ушла с заведования и работала на кафедре еще шесть лет в должности профессора. 

Следует отметить, что за все время ее руководства ни один сотрудник не был представлен к взысканию – оснований не возникало, все вопросы решались внутри коллектива. 

Светлана Александровна – человек с разнообразными способностями и интересами, например, в молодости она могла сшить себе все, кроме обуви, и однажды связала осеннее пальто, а на даче сложила своими руками печку с плитой и духовкой от первого до последнего кирпича. Естественно, в жизни была не только работа, но ее значение для С.А. Рухловой трудно переоценить. 

НАУКА ПЛЮС ПРАКТИКА 

Здесь и потребовалось прояснить, в чем же суть этой работы на кафедрах медицинского вуза, каким образом оформляются ее результаты, в чем отличие кафедры и курса? 

На уточняющие вопросы Светлана Александровна сообщила, что результаты работы оформляются присвоением ученой степени и ученого звания по конкретным показателям деятельности. 

Курсы и кафедры по медицинским специальностям являются организационными структурами, без которых невозможен образовательный процесс, а отличаются они друг от друга главным образом по объему педагогической нагрузки: если по соответствующим нормативам для его реализации достаточно трех преподавателей, открывается курс, если не менее пяти – кафедра, а пропорционально числу преподавателей определяется кадровый состав учебно-вспомогательного персонала. 

В ассистентские времена Светланы Александровны на теоретических кафедрах сотрудники выполняли учебно-методическую и научно-исследовательскую работу, а в обязанности преподавателей клинических дисциплин неукоснительно входила еще и лечебно-диагностическая повседневная деятельность в профильном отделении базового лечебно-профилактического учреждения, так как именно этот раздел работы и является основой педагогического процесса и прикладных научных исследований. Только постоянно практикующий высококвалифицированный врач в условиях клиники способен обучать и воспитывать врача, так же, например, как художник может учиться только у художника. 

Плановая лечебная работа, оказываемая ассистентом в границах рабочего дня в объеме половины нагрузки врача отделения, и два суточных дежурства в месяц по экстренной помощи дифференцированно оплачивались вузом в размере полной ставки, за консультативно-диагностическую работу доценту платили половину врачебной ставки, а профессор работал на базе за свою зарплату без дифференциации. Кроме того, профессора и доценты специальности хирургических профилей оперировали самых сложных и трудных больных. При этом клиническая базовая больница, дополнительно к штатному расписанию, получала бесплатную рабочую силу, в том числе высочайшей квалификации, как компенсацию за обеспечение учебного процесса предоставлением площадей и оборудования и участие обучающихся в работе больными. 

Деятельность клинических кафедр в правовом поле регламентирующих документов должна осуществляться на базе профильных подразделений, как правило, крупных лечебных учреждений, которым присваивается статус клинических. Из кафедры и профильных подразделений базового лечебного учреждения в процессе совместной работы на функциональной основе складывается клиника соответствующей медицинской специальности, и только в этом случае возможно обеспечить полноценное обучение студентов, постдипломную подготовку врачей и выполнение научных исследований, пригодных для внедрения в практику. 

Возникает вопрос, а как же взаимодействуют на этой самой функциональной основе заведующий базовым отделением и заведующий кафедрой, если никто из них не подчинен друг другу? 

Светлана Александровна считает, что здесь подходит аналогия – как командир и комиссар, но реализовать это взаимодействие и сформировать клиническую кафедру совсем не просто. Однако под руководством Светланы Александровны и ее преемника профессора Сергея Анатольевича Петрова кафедра и базовые офтальмологические подразделения Областной клинической больницы №2 действительно функционировали как клиника глазных болезней, которую удалось сохранить в сложных условиях изменения форм собственности, организационных принципов в здравоохранении, характера и размеров оплаты труда сотрудников вуза. 

Начиная с 90-х годов, оплата лечебной работы ассистентов постепенно уменьшалась до оскорбительного минимума, а доценты и профессора, помогая разбираться в сложнейших вопросах диагностики и лечения тяжелых больных, свою работу высочайшей ответственности выполняли вообще без денег, просто за кратно снизившуюся зарплату, безо всякой дифференциации. 

В новых условиях прежде действовавшие документы, регламентирующие деятельность клиник в централизованном порядке, утратили свое влияние, и повседневная образовательная, лечебная и исследовательская работа кафедр держалась только на силе традиций. Поэтому на одном из заседаний ученого совета в 2002 году Светлана Александровна выступила и обратила внимание на крайнюю необходимость разработать и принять местный документ, регламентирующий совместную деятельность вуза и органов и учреждений здравоохранения. 

Такой документ был издан, на его основе заключаются договора о совместной деятельности с базовыми медицинскими учреждениями. Эти договора, в частности, имеют существенное значение для каждой очередной аккредитации вуза. 

В дальнейшей беседе пришлось обратить внимание Светланы Александровны на вопрос о том, а как непосредственно в ее работе реализовались эти самые аспекты деятельности клинициста? 

Когда пришлось приступить к руководству клиническим подразделением вуза, у нее уже был 18-летний опыт повседневной врачебной практики, а также пусть и небольшой, но полезный опыт управленца лечебной работой, поэтому более сложные, в том числе и консультативно- диагностические обязанности, проблемой не оказались. 

В течение 34 лет, как правило, рабочий день у нее начинался с планерки в отделении, всегда регулярно проводила еженедельные обходы во взрослом и детском глазных отделениях базовой больницы, из которых ежегодно выписывалось от 1010 до 1200 пациентов, ежедневно консультировала больных по возникающей необходимости и активно участвовала в консилиумах. Не только в первые годы работы, но и когда Светлане Александровне было уже 75 лет, по первому зову, без промедления и, если нужно, не один раз в день она оказывалась в любом подразделении больницы. Многие годы активно оперировала в сложных случаях патологии органа зрения, особенно по поводу глаукомы. 

Внедрение новых офтальмологических лечебно-диагности- ческих методик практически всегда происходило по инициативе, при активном организационном содействии и нередко непосредственном участии зав. кафедрой. 

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ АСПЕКТ 

Учебно-методическая и воспитательная работа, состоящая не только из практических занятий и чтения лекций, была не менее увлекательным аспектом. 

Требовалось обеспечить обучение студентов клинической дисциплине «офтальмология» в соответствии с государственным образовательным стандартом в объеме, необходимом врачу любой специальности, прежде всего убедив их в целесообразности этого стандарта. Многие студенты, избрав себе будущую специальность, думали: да зачем мне эти глазные болезни? Однако если врач общей практики или любой специалист не будет владеть необходимыми знаниями и умениями, то не сможет разобраться в состоянии органов зрения, пропустит глазную патологию, пациент не попадет своевременно к окулисту, не получит помощи и может пополнить когорту людей с расстройствами зрения и даже слабовидящих и слепых. Врач же окажется профессионально несостоятельным. Существенное значение имел и строгий подход к оценкам в процессе занятий и на экзамене, но ни один студент не был исключен из института по причине неуспеваемости по глазным болезням, так как не выполнивших программу хотя бы на «удовлетворительно» не было. 

Другим разделом образовательного процесса была подготовка специалистов-офтальмологов. Обучение интернов и клинических ординаторов по принципу «рабочего места» решало вопрос должного качества их подготовки. Из клиники глазных болезней ежегодно выпускалось от трех до пяти окулистов. 

Работа студенческого научного кружка, обеспечивая раздел студенческой науки, всегда играла главную роль в отборе кандидатов для дальнейшего обучения специальности. Основной контингент офтальмологов Тюмени и области – бывшие члены студенческого научного кружка кафедры глазных болезней. Кроме того, Светлана Александровна участвовала в повышении квалификации по офтальмологии врачей общей практики и в течение трех лет на общественных началах вела семинар для врачей города Тюмени. 

Более 15 лет она была председателем правления Тюменского научно-практического общества офтальмологов, на регулярных заседаниях которого освещались актуальные теоретические и практические вопросы и демонстрировались больные со сложной глазной патологией. 

В 2003 году вдвое сократилось количество коек во взрослом отделении, и пришлось ей создавать электронный офтальмологический атлас, который отчасти заменял демонстрацию студентам реальных клинических случаев. По запросам студентов и повышающих квалификацию врачей была написана книга «Основы офтальмологии» и создан ее электронный вариант (с удобным извлечением любой части материала одним кликом). 

Успешное заведование кафедрой, качество названных учебно-методических материалов, 135 опубликованных научных работ, выполненные и защищенные под ее руководством кандидатские диссертации двух офтальмологов дали основание присвоить Светлане Александровне ученое звание профессора без защиты докторской диссертации, что встречается совсем не часто. 

ОПТИМАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ 

С 1980 года основным научным направлением руководимого С.А. Рухловой подразделения являлось изучение организационных основ совместной деятельности офтальмологических подразделений различных ведомств и отработка оптимальной модели системы охраны зрения населения Тюменской области. 

С целью повышения качества и научной обоснованности профилактики, лечения и реабилитации при глазной патологии, а также улучшения подготовки кадров путем рационального использования сил и средств, которыми располагали офтальмологические структуры различных уровней подчиненности и разной ведомственной принадлежности, в 1985 году на функциональной основе под руководством Светланы Александровны было создано учебно-научно-практическое объединение «Межведомствен- ный организационно-интегри- рованный офтальмологический комплекс», куда вошли кафедра глазных болезней, областной трахоматозный диспансер, офтальмологические подразделения ЛПУ городского и областного подчинения и офтальмологическая ВТЭК. 

Для реализации избранного научного направления был необходим значительный объем работы по реорганизации и интеграции деятельности имевшихся подразделений офтальмологической службы, что потребовало от зав. кафедрой не только проявить инициативу и выйти с предложением, но и решать организационные вопросы на местном и центральном уровнях управления, готовить проекты издаваемых приказов, разрабатывать положения и т. д. 

Не все задуманное осуществилось, но целенаправленная совместная деятельность кафедры, органов и учреждений здравоохранения, в том числе в рамках учебно-научно-практического объединения, имела сущест- венный результат. Была сформирована рациональная структура службы, на основе выдвинутого кафедрой принципа организационной интеграции со специализацией по разделам в значительной степени преодолены межведомственные барьеры, выпестован Областной глазной диспансер (ныне офтальмологический) – принципиально новое, головное учреждение офтальмологической службы, прежде не входящее в номенклатуру лечебных учреждений Минздрава, реализовалась ведущая роль амбулаторного звена, была внедрена система поэтапной подготовки и повышения квалификации кадров. 

Сотрудниками курса и кафедры защищено пять кандидатских и две докторских диссертации, под их руководством выполнялись кандидатские диссертации практических врачей-офтальмологов. Прикладные научные исследования регулярно публиковались и внедрялись в практику. 

НА ПРОЧНОЙ ОСНОВЕ 

К концу беседы сложилось представление, что охрана зрения населения была неотступной целью Светланы Александровны и для ее достижения она искала и использовала различные возможности. Профессиональная деятельность С.А. Рухловой действительно не просто добросовестная работа, а вполне может быть названа достаточно успешным делом жизни. 

Трудовой стаж Светланы Александровны составляет более полувека, многое кардинально менялось в течение этого времени, но, несмотря ни на что, она сама и коллектив ее кафедры работали на прочной основе сложившихся профессиональных, моральных и нравственных принципов. И после ухода с работы в своей жизни социально активного пенсионера она по-прежнему не отступает от твердых принципов и правил. 

Поэтому не случайно в ее активе благодарности, почетные грамоты, благодарственные письма. Особо значимыми наградами Светлана Александровна считает звание Заслуженного врача России и почетную грамоту Тюменской городской Думы. 

НА СНИМКАХ: кафедра глазных болезней. 2008 г. (С.А.Рухлова - в центре); со студентами (70-е годы).