ПОД СЕДЛОМ 

Интересно, почему люди так упрямо (а иные одержимо) верят в призраки? В призрак оперы, например. Или в тень отца Гамлета. Очень не хочется исчезнуть бесследно в хаосе веществ, составляющих весьма солидный перечень, упорядоченный в таблице великого химика. Не утешает даже то, что из 94-х элементов в нас содержатся целых 81.

Кальций… Железо… Углерод… Сера…Кислород… Азот…Водород… Неужели всё так прозаично? Ужасно! Никакой тебе романтики с мистикой! 

А где же моя неповторимая уникальность, чёрт побери?! Всё, чем отличался я от прочих владельцев кальциевых скелетов? Где- где! Сами знаете, где… В памяти! Вот что отлично умеет оживлять ушедших и населять мир призраками, не желающими смириться с фактом своего материального небытия. И слава богу! Спасибо, Память! Только ты позволяешь нам оставаться людьми. Или лошадьми. Не важно. Самими собою. 

Но призраки всё равно есть! Если в древних замках существуют свои призраки, как в домах – домовые, так почему же отказать и Тюменскому ипподрому в собственном призраке? Тем более что этот призрак-покровитель действительно есть. И вообще Тюменский ипподром – место необычное. Тайн и легенд здесь не меньше, чем в стенах старинных купеческих особняков. 

Многое забыто, но в памяти энтузиастов живут события прошлых дней. Иные из них смогут послужить сюжетом для захватывающего детектива. 

– А вы знаете, что на нашем ипподроме похоронен самый резвый рысак страны? – спрашивает меня один из самых страстных приверженцев и знатоков конного спорта профессор Илья Ковенский. 

Вот и первая загадка. Не в Москве и даже не в Одессе – этих признанных «мекках» коннозаводчиков – нашёл последний приют знаменитый Сорренто. 

И почему именно на ипподроме – прямо в центре бегового поля? 

Как бы то ни было, теперь мне становится ясно, почему натиск городского строительства, когда за каждый клочок пространства разворачивается жестокая борьба конкурентов, не коснулся ипподрома. Наверное, славная тень великого рысака незримо присутствует здесь и охраняет пространство от посягательства дельцов. 

Охраняют сакральное пространство Тюменского ипподрома и истинные поклонники конного спорта. Эту славную когорту сможет увидеть любой, кому захочется побывать на бегах и скачках. Седые ветераны с молодым блеском в глазах оценивают и обсуждают каждый забег. И даже замеряют время при помощи личного секундомера, которым вооружён каждый из них. Они знают всех лошадей, всех наездников и всех конюхов в округе. Досконально владеют историей ипподрома, кажется, от сотворения мира. И готовы поделиться своими знаниями с каждым, кого хоть немного интересует тема лошадей. Они и показали мне могилу знаменитого рысака, погребённого в полный рост при уздечке и накрытого попоной в знак признания особых заслуг. 

Место последнего упокоения гривастого рекордсмена, признаться, изрядно подзапущено. Деревянные руины затянуты бурьяном. Бюст легендарной лошади, видимо, спёрли фанаты. Пусть не ставил здесь рекордов пожилой именитый рысак, исполняя в Тюмени роль папы для улучшения резвости породы, однако память о нём заслуживает лучшего воплощения. Пусть даже в меркантильных целях. Впрочем, ходят слухи, что памятник будет поставлен. 

– Тюменский ипподром вполне достоин почётного места в туристических маршрутах, – размышляет Ковенский. – Вспомнить хотя бы знаменитого директора Тюменского ипподрома Якова Николаевича Неумоева. Фронтовик! Герой Советского Союза! Лошадник до мозга костей! Обладатель серебряной шашки Будённого! Он многое сделал для своего детища и для города. 

Профессор радуется тому, что в последние годы в людях вновь просыпается интерес к лошадям, самым гармоничным созданиям природы, верным помощникам человека в труде и в бою, истинным его товарищем, незаслуженно отодвинутым на задний план жестоким техническим прогрессом. 

Кстати, в этом году исполнилось 110 лет со дня рождения легендарного комэска Неумоева, почётного гражданина Тюмени. Такую дату не стоит оставлять без внимания. Может быть, и нашей «Тюменке» открыть постоянную рубрику, посвящённую лошадям? И людям, которые не представляют своей жизни без лошади. Рубрика и называться должна соответствующим образом. Скажем, «Под седлом». Профессору Ковенскому эта идея по душе. Со своей стороны, соавтор, этот тонкий знаток лошадей, буквально ходячий энциклопедический словарь, гарантировал свою информационную поддержку. Сказано – сделано. Начнём? 

…Тень рысака витает над беговыми дорожками ипподрома. Тень знаменитого конника Победы тоже незримо присутствует здесь, оберегая мирные забавы горожан. И не только мирные. Говорят, семь лошадей было убито под комэском в боях Великой Отечественной. А сколько безвестных доходяг пали в бороздах на колхозных полях! Сколько раз выручали людей эти самоотверженные создания в боях и трудах! Пускай чаще всего «прячутся» сейчас лошадки под капотами автомобилей. По-прежнему нужны живые лошадки людям. Как лекари, спортсмены, артисты. И даже как денежные знаки. Не верите? Об этом расскажем мы в следующий раз. 

НА СНИМКЕ: бег легендарного Сорренто. 

Леонид ТКАЧУК, Илья КОВЕНСКИЙ