РАЗМЫШЛИЗМЫ 

ПРО ЗДОРОВОЕ ТЕЛО, ЗДОРОВЫЙ ДУХ. И НЕ ТОЛЬКО 

Казаться здоровой нацией и быть впереди планеты всей по части показухи – физкультурной ли, спортивной ли? Суть «ноу-хау» проста. Одни потеют-защищают честь школы, учреждения, города, страны, улучшая статистику «физвоспитания», принося нужный результат. А другие, кому положено, рапортуют начальству: мол, трудимся в поте лица, добиваемся успехов и имеем физически и духовно развитых людей…

ГУСИ-ГУСИ!!! ГА-ГА-ГА!!! 

Физкультура. Люди, придумав это слово, со всей очевидностью делали упор на его второй половине – на «культуре». А потом недалекие по части филологии субъекты сфокусировались на первой части – говорили «физ-культ» и ради бравады добавляли клич «ура!». Получалось «физкульт- ура!», с виду вполне приличное слово, однако не имеющее ничего общего с физическим и тем более нравственным совершенствованием человека. 

…Сельские детишки, с самых ранних лет помогающие взрослым по хозяйству, придя в первый класс, никак не могли взять в толк, чему их хотят научить на этом уроке. Бегать? Прыгать? Так этому они научились еще с первых лет жизни, как только ходить стали. Вот читать-писать – другое дело. Да и мама с папой говорят: не будешь учиться, а только футбол гонять, обалдуем вырастешь! 

И все-таки в школьном расписании занятие называлось физкультурой. Со временем, для краткости, оно превратилось в «физру». А нигилистическое сознание закалённых школяров подсказывало иную трактовку: сокращённо- презираемое «физра» есть нечто, не заслуживающее внимания и уважения. Считалось, что «предмет» ущербный, ненужный, читай: излишний в учебном процессе. Потому и не удостоился даже полноты написания. Но на равных, нагло, фигурировал наряду с серьёзными образовательными дисциплинами. 

Свою бестолковость урок показал сразу, с первого занятия, когда вести его пришел какой-то сварливый пузан непонятного возраста и начал чуть ли не с порога спортзала изрыгать в адрес учеников громкие и грубые реплики: «Ах, ты сукин сын!», «У-у, раззява!». Это были самые «культурные» из его фраз. Обалдевшие дети воспринимали услышанное как самую настоящую матерщину. Они недоумевали: он же учитель, он не должен так говорить! А физруку хоть бы хны. В потерявшем форму обвисшем спортивном трико серо-бурого цвета и со свистком в зубах, он каждое занятие выстраивал учеников на пыльной площадке и с дьявольским азартом в глазах принимался гонять их вокруг школы. А сам в это время беспрестанно шмалял свои «беломорины», легким щелчком засекая время бега на хронометре-секундомере. Кто-то из ребятишек бежал лучше, кто- то хуже. Особенно доставалось тем, кто от природы был полноватым или просто медлительным. 

Ладно бы родители попросили по-быстрому слетать в сельмаг за спичками или за солью. Или, например, когда летом мне требовалось каждый день состязаться в скорости передвижения с домашними гусями. Бывало, пасешь их на лугу за околицей, а они вдруг неожиданно так громко загогочут, захлопают крыльями и помчатся всей стаей за своим вожаком. Пастушку с хворостиной необходимо во что бы то ни стало их настигнуть и остановить – не ровен час, улетят. 

…А школьная «физра» год от года лишь набирала вес. Отметка «неуд» становилась всё весомее – даже круче, чем на уроках математики или химии. Ученик, по мнению руководства школы, должен был быть отличником прежде всего в плане физподготовки. Ребятня тем не менее особо не упахивалась и довольствовалась вполне законными «трояками». Лишь некоторые из кожи вон лезли – показывали хорошие результаты, «защищали честь» школы в сборных командах. И очень этим гордились. 

Похваливал их и дрессировщик- физрук. Сам же физическую форму не соблюдал и всё больше превращался в подобие борова. Даже получил от подопечных едкое прозвище – «пузо». Словечко само собой стало нарицательным и летало себе, озвучивая пространство уроков «физры». Грубость и бесцеремонность преподавателя, однако, переходили границы дозволенного, если можно говорить о правомочности хамства как такового: сей увалень уже позволял себе лапать старшеклассниц за их милые округлости – чтобы они не упали после какого-то (уж о-о-очень сложного!) упражнения. И вот однажды, во время игры в баскетбол, кто-то из одноклассников совершил бросок… не в кольцо. Он резко и жестко запулил тяжеленным мячом учителю-мучителю прямиком в самый низ выдающегося пуза. Тот только крякнул от неожиданности, мгновенно обмяк и даже «двойку» не поставил юному баскетболисту – за явный фол. Лишь тихо поплёлся в учительскую, едва удерживаясь от того, чтобы принародно не взяться за ушибленное место. В спортзале повисла напряжённая тишина. Вслед поверженному чудовищу не прозвучало ни единого смешка. 

…«Гуси-гуси! Га-га-га! Есть хотите? Да-да-да! Ну, летите!». Кричалки из ребячьей забавы про гусей путались в голове. Что там ещё? А-а, вот: «Серый Волк под горой не пускает нас домой!». Считалка неправильная, возражал мой здравый смысл, волк-то бескрылый – куда ему до гусей. Повзрослевшая логика вступала в противоречие с ходом милой детской игры. Ах, да! Детство-то закончилось… 

ПРО БЕГУНА 

По поводу всевозможных ужимок и прыжков человеческих всё неизменно, особенно в упоминаемой деятельности. Из поколения в поколение живут-поживают «двадцать два бугая» Аркадия Райкина, гоняющиеся за одним мячом – только теперь к доморощенным добавились еще и забугорные любители поживиться за счет русских спонсоров. Один знакомый юморист как-то выразился и вовсе несимпатично: потуги и забеги на результат схожи (как бы это покультурнее) с рукоблудием, будто бы тоже имеющим отношение к здоровому образу жизни. Ему непременно возразят те, кто каждодневно и профессионально перемалывает воздух активными телодвижениями. Ну, и конечно, занимающие теплые должности лица, курирующие «отрасль». И те, и другие, кстати, делают это совсем небескорыстно… Баловни, да и только! Совсем как у Эльдара Рязанова в его известной трагикомедии: «Мы не сеем, не пашем, не строим – мы гордимся общественным строем…». 

Вот был у нас на факультете такой «студент» – не то легкоатлет, не то лыжник. Все время пропадал на каких-то соревнованиях межвузовских, «защищал честь», так сказать. Говорят, его будто бы зачислили на наш факультет журналистики без экзаменов, только из-за того, что имел какой-то разряд или звание кандидата в мастера. На лекциях и семинарах его было не видно, однако пропуски были всё «уважительные». Все всё понимали. Отсеивались за неуспеваемость другие – они были для журналистской профессии не так ценны, как наш бегун. Он же из семестра в семестр «сдавал» экзамены и зачеты – и получил- таки диплом газетчика. 

...И ВОЛШЕБНУЮ СИЛУ ИСКУССТВА 

Мне тоже нравилось поддерживать себя в хорошей физической форме. Бегал рано утром в ближайшем парке, играл со сверстниками в футбол, волейбол. Однако вузовская программа обязывала ходить на «физвоспитание». Зачем? Бывало, набегавшись с утра пораньше, я должен был снова (уже со своими однокашниками) посещать сие занятие… в том же парке, только тремя часами позже. Мало того, после физических нагрузок и потений тебе не полагался душ с мылом душистым – ты отправлялся на следующие «пары» взмыленный и далеко не благоухающий. А натура моя протестовала, требовала гигиены. Постепенно стал отлынивать. За мной числился должок в виде «галочек»-пропусков напротив моей фамилии в журнале преподавателя. В конце концов, он пригрозил: мол, если не отработаешь то время, которое отсутствовал, будешь отчислен из университета. Ничего себе, удивился я, «предмет»-то непрофильный, ведь не в спортивном вузе учусь. 

Доводы, видимо, были весомыми, и мне было предложено «как журналисту» оформить стенгазету на кафедре физвоспитания. Не только написать тексты, но и кое-что изобразить. Художник – от слова «худо». Это про меня. На выручку пришел мой навык рисования «по клеточкам» – в детстве кто-то показал мне такой способ копирования. Я сказал физкультурнику: «Хорошо. Давайте делать стенгазету». 

В моем распоряжении оказался целый ворох белоснежно-чистого ватмана, а еще мне были даны карандаши, краски, кисточки… И цветная открытка с фигурой энергично бегущего лыжника. Его необходимо было увеличить раз эдак в 15-20 и добиться хотя бы мало-мальского сходства. Разница между оригиналом и моим произведением была очевидна – и не только в масштабе. Только догадывался об этом… лишь я. В голову приходили оправдания типа «авторская интерпретация», «авторская фантазия». Свобода творчества, в конце концов! А в глубине души это вымученное страшилище заставляло меня сгорать от стыда. Попереживав и набравшись наглости, решительно распахнул дверь в кабинет заведующего кафедрой и положил на стол готовую работу. Физкультурник развернул рулон и весьма довольный сказал: «Молодец, давай зачетку!». 

Обретя заветную профессию, нет-нет и вспоминал тот случай, как грустный анекдот. А через несколько лет после окончания вуза, проходя знакомым кулуаром, увидел рядом с кабинетом того завкафедрой… мое «художественное» произведение. Оно по-прежнему выполняло задачу – открывало очередной выпуск стенгазеты (в качестве заставки). Правда, ватман выгорел от солнца и пожелтел от времени, однако исправно выполнял свою миссию – на него продолжали наклеивать отпечатанные на принтере заметки студентов и преподавателей. Странно, подумал я, бумага почти истлела, а вот изображение лыжника оставалось бодрым и оптимистичным – благо ярких красок автор (в моем лице) не пожалел. Значит, искусство, пусть даже такое наивное, все-таки бессмертно… 

ПОСТСКРИПТУМ 

Слышал, что после того, как на чемпионате мира по футболу ФИФА-2018 нога голкипера Акинфеева отбила мяч судьбоносного пенальти, фанаты то ли в шутку, то ли всерьез потребовали отлить в бронзе эту самую ногу – поставить ей памятник. Интересно, что бы они говорили, не отрази вратарь удар … 

Профессиональный спорт, разновидность шоу-бизнеса – нечто вроде спасительной соломинки для властей предержащих. Что по сравнению с этим безумием страстей способно столь же мощно отвлекать «плебс» от дел насущных, требующих безотлагательного решения? Каким надо быть изощренным циником, чтобы начало очередной пенсионной реформы психологически выверенно приурочить ко времени всемирного спортивного праздника? А раз праздник, то какие могут быть публичные протесты против заданной «генеральной линии» по части нового возраста выхода на пенсию? Никаких! Народ пялится в телевизоры, ему надо отвлечься от грустного, ему хочется зрелищ. Вот и выходит, что проще переключить внимание низов на шумные «мероприятия», которые, между прочим, тоже стоят денег. И немалых! Зато чиновники бодро отрапортуют начальству «о проделанной работе». И наверняка будут им поощрены – согласно ранжиру… 

НА СНИМКЕ: автор этих строк демонстрирует свою спортивную форму во время армейской пробежки на «стометровке». 

Тодор ВОИНСКИЙ /фото автора/