СОБЫТИЕ НЕДЕЛИ

В понедельник Словакия, не дожидаясь регистрации «Спутника V» в Евросоюзе, получила первую партию российской вакцины, став 39-й страной в мире и 2-й в ЕС.

Самолет из Москвы встречал премьер-министр Игорь Матович:

− Мы начали закупать в России вакцины «Спутник V», не дожидаясь их регистрации в Европейском агентстве лекарственных средств (ЕМА), поскольку времени для промедления нет, вакцин в стране не хватает, каждый день от COVID-19 умирают десятки наших сограждан.

В настоящее время в мире широко используют 7 вакцин, все они предназначены для введения двумя дозами. Вакцины, разработанные Pfizer-BioNTech (США − Германия) и Moderna (США), доминируют в Северной Америке, Европе, Израиле и странах Персидского залива. Британская AstraZeneca-Oxford используется в самой Великобритании и Индии.

Наш «Спутник V» обосновался в странах Латинской Америки и Израиле, интерес к вакцине проявили страны Персидского залива. Кое-что есть и в Европе.

Вакцинация в Словакии началась в конце декабря 2020 года, используются вакцины фирм Pfizer-BioNTech, Moderna и AstraZeneca. Премьер сетовал на то, что западные вакцины поступают с опозданием и в сокращенном количестве. И российская вакцина «Спутник V» будет как нельзя кстати.

Однако первой в Евросоюзе миллионы доз «Спутника V» заказала Венгрия.

− Для нас вакцинация – это не геополитический вопрос, а проблема здравоохранения. Мы не можем ждать доз от бездарных бюрократов, пока венгры умирают! – заявил лидер страны Виктор Орбан.

Глава Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен парирует в ходе своей пресс-конференции:

− Мы до сих пор недоумеваем, почему Россия теоретически предлагает миллионы и миллионы доз, хотя никак толком не привьет собственное население!

В классической (сейчас грекоримской) борьбе это называется уход за пределы ковра. А применительно к обычной жизни – раздосадованный плевок при отходе. На кону стоит беспрецедентно жирный заказ, который оставалось с помпой поделить, и Урсула фон дер Ляйен уже публично поясняла, как она будет делить, − и вот такая незадача.

Россия получила вакцину против COVID-19 первой. Причем вакцину, оказавшуюся: а) исключительно эффективной, б) дешевой, в) транспортировать ее можно в обычном морозильнике − воспользовалась провалом лидера ЕС по полной программе.

Сербия – пока что не член ЕС, претендент, – опережает все 27 стран-участниц во многом как раз благодаря поставкам российской вакцины «Спутник V». Мало того, эту вакцину здесь будут производить для себя и для третьих стран.

«Разворачивается новая увлекательная игра. Называется вакцинная дипломатия. Во всяком случае в этом нас уверяют всякие эксперты по международной силовой политике, стращая тем, что Россия распространяет вакцины от коронавируса ради влияния и репутации», − отмечает британская The Times. Тон статьи журналиста Доминика Лоусона (Dominic Lawson): «Путин и Си поставляют вакцины за границу? Хорошо!»

Впрочем, он тут же оговаривается и делает шаг в привычном для британского обывателя направлении: «Мотивы Москвы очевидно выходят за рамки доброй воли. Ожидать, что обделенные страны ЕС будут смотреть дареному российскому коню в зубы, – политически неуместно. Одно то, что Россия развернула в Солсбери химическую атаку, а Китай в критический момент попытался замолчать риски, связанные с коронавирусом, будит глубочайшую иронию насчет их попыток спасти здоровье планеты. Но если желание отмыть себе репутацию спасет жизни за рубежом – это однозначно хорошо».

The Times мыслит масштабно: Китай беспокоит европейцев даже больше, чем Россия, – изза его возрастающего влияния в некогда колониальной Африке. Но Россия-то какова – теснит западные вакцины на Европейском континенте.

«Когда объявили о запуске «Спутника V», западные СМИ и научные круги глядели на Россию свысока. Дешевле, чем Pfizer, можно хранить в обычной морозильной камере, а заявленная эффективность выше 90% – разумеется, это просто позерство: Запад России никак не превзойти. Оказывается, превзошли. Они спасают миллионы жизней и достойны похвалы», − откликается на статью в The Times один из читателей.

«Уж насколько я настороженно отношусь к России и Китаю, но что делает Урсула – еще хуже: вопервых, гибнут люди, во-вторых, страдает репутация ЕС», − замечает другой.

Третий, некто Mark Scybor Rylski, в сердцах отмечает: «Разумеется, Путин жаждет влияния, а его бедным соотечественникам вакцин не достается. Просто позорище».

Проникновенно, хочется даже расплакаться. Насчет бедных соотечественников хотелось бы всетаки утешить. Один из моих знакомых, известный в журналистских кругах Тюмени возрастной парень, привился еще до Нового года, о чем сразу поведал в соцсетях. Я тоже подхватился, но не смог быстро отыскать среди своих бумаг медицинский полис. Его нашла жена, случайно, через три месяца, но идти в поликлинику у меня уже не было желания – не люблю я поликлиники и бываю там только на профосмотрах. Вот если бы на работе делали прививки! Но в родной конторе говорят: нет, это дело добровольное, хочешь привиться – дуй в поликлинику. При этом телевидение заманивает людей на прививки с утра до вечера. Ну, это так, лирика.

В России зарегистрированы три вакцины: «Спутник V» Центра имени Гамалеи, «ЭпиВакКорона» производства научного центра «Вектор» и «Ковивак», разработанная Центром имени Чумакова. Разумеется, каждый из институтов хотел бы поучаствовать в разделе свалившегося с неба пирога. Но если «Спутник V» зарегистрирован в 39 странах, включая Аргентину, Белоруссию, Венгрию, Гватемалу, Иран, Мексику, ОАЭ, то вторая зарегистрированная в России вакцина – «ЭпиВакКорона» – пока применяется только на территории страны.

При этом на подходе другие вакцины, и коварный Владимир Путин спит и видит, как ударить ими по обветшавшим демократиям.

1 марта – надо же, какое совпадение – он встретился с главой Федерального медикобиологического агентства (ФМБА) Вероникой Скворцовой, и в ходе транслирующейся по ТВ встречи неожиданно выяснилось, что Россия обладает новейшей вакциной, способной блокировать вирус на клеточном уровне.

В ФМБА начинали с того, что «прежде всего необходимо было разработать тест-системы»:

− Первая наша тест-система была разработана в марте. Сейчас целая серия тест-систем, основанных и на ПЦР-диагностике, выявлении антигена, и изотермическая амплификация, и иммуноферментный анализ для антител. Каждый пятый тест производится на системе, выпущенной Федеральным медико-биологическим агентством.

– Сейчас, с учетом необходимой настороженности в отношении изменчивости вируса и выявления нескольких наиболее существенных мутаций, мы разработали специальные технологии, тест-системы для выявления мутаций просто обычным мазком: не просто подтверждения вируса, а выявления тех штаммов, которые должны заставить нас особое внимание им уделить, – сообщила Скворцова. Наибольшие опасения медикам внушает штамм южноафриканского вируса.

Вероника Скворцова говорила предметно:

– Из разработок препаратов я бы отметила две. Первая – это уникальный препарат, основанный на применении микроРНК, блокирующих определенные сайты РНК-вируса, и те сайты, которые отвечают за копирование молекулы вируса, – это так называемый РНК-полимеразный сайт. Этот препарат мы назвали «Мир19», потому что микроРНК, вопервых, абсолютно безопасен для человека: он не влияет на геном человека, он не влияет на иммунитет человека, но при этом высокоэффективно поражает вирус.

«Мир» − понятно. «19» − понятно. Каков замах: «Мир-19» годится для всех стран и почти на все случаи жизни. Более того, в ФМБА для борьбы с вирусом сотворили новую молекулу.

– 30 декабря мы получили разрешение на клинические исследования – все уже закончено было, вся доклиника! – доложила Скворцова. – Сразу после Нового года эти клинические исследования начаты. Но с учетом того, что это новая молекула – она новая и запатентованная, и аналогов не имеет, мы первую фазу проходим особенно тщательно, поскольку нужно доказать безопасность уже у людей. Мы закончим к середине марта первую фазу и переходим уже к работе с пациентами, переходим ко второй фазе.

Но даже это сенсационное сообщение померкло на фоне следующего, отмечает «Коммерсантъ»:

– Второй момент, если вы позволите, – обращаясь к Путину, продолжала Скворцова, – это разработка новой технологической платформы для создания вакцин против COVID следующего уже поколения. В том случае, если изменчивость вируса будет такова, что накопившаяся мутация в S-белке в рецепторном домене не позволит связываться антителам, мы разрабатываем вакцину, которая отличается тем, что воздействует не на S-белок, а на другие белковые компоненты вируса и прежде всего вызывает развитие не гуморального иммунитета, то есть через активацию антител, а развитие клеточного иммунитета, цитотоксического иммунитета, преимуществом которого является длительность. Если антительный иммунитет, как правило, держится месяцами, то клеточный иммунитет – годами, и в экспериментальных определенных работах доказано сохранение этого иммунитета до 13–17 лет.

Сообщение Вероники Скворцовой было сродни сообщению Владимира Путина о появлении у России гипероружия. Помнится, Путина в западных СМИ тогда высмеяли, потом оказалось – зря смеялись. Сейчас нечто подобное появилось в медицине.

Сергей ШИЛЬНИКОВ

Евгений КРАН /рис./