ПРЕСС-ОБЗОР  

ВЛАДИМИР ПУТИН СОВЕРШИЛ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ВИЗИТ В СТРАНЫ ПЕРСИДСКОГО ЗАЛИВА 

В понедельник Владимир Путин посетил Саудовскую Аравию. В ходе переговоров с королем Сальманом и наследным принцем Мухаммедом бин Сальманом обсуждались экономическое сотрудничество двух стран и ситуация на Ближнем Востоке. Из Саудовской Аравии Владимир Путин отправился в Объединенные Арабские Эмираты. Визит главы российского государства в эти две страны, играющие важнейшую роль на Ближнем Востоке и во всем исламском мире, стал весьма заметным мировым событием.

СОСТОЯНИЕ ДО И ПОСЛЕ 

Если сравнить состояние наших отношений с этими государствами сейчас и во время первого визита Владимира Путина, в 2007 году, то мы увидим, как сильно изменилась роль России на Ближнем Востоке. В 2007-м, когда Путин впервые посетил страны Залива, Ирак уже был разгромлен и погружен в хаос, но до «арабской весны», перепахавшей весь арабский мир, оставалось еще четыре года. 

Путин прибыл в Эр-Рияд на следующий день после своего выступления в Мюнхене – той самой исторической речи, где заявил, что однополярная модель мира исчерпала себя, и Россия будет проводить независимую внешнюю политику. 

Поездка в Саудовскую Аравию, бывшую главным военным союзником США на Ближнем Востоке, тогда смотрелась совершенно логично. Россия, по сути, начинала свое возвращение на Ближний Восток, как восстанавливая свои отношения с теми странами, с которыми они были крепкими еще в советские годы, так и налаживая связи с теми, с кем их практически не было (Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты). 

В ходе той поездки Путин получил высшую саудовскую награду, договорился о сотрудничестве в разных областях, но до 2015 года в отношениях двух стран продолжалось топтание на месте. 

Внутри саудовского руководства шла дискуссия о внешнеполитической стратегии королевства. Хотя прежние связи, а по сути – военная и геополитическая зависимость от США – не устраивали многих. 

К Путину периодически приезжал принц Бандар – бывший шеф разведки и посол в США, имевший большое влияние на внешнюю политику королевства. Но, несмотря на откровенные дискуссии, прорыва в отношениях не происходило. 

В январе 2015-го новым фактическим руководителем страны стал принц Мухаммед бин Сальман, сын короля, осуществляющий по поручению отца оперативное руководство в королевстве. 

И В ЭР-РИЯДЕ ПОНЯЛИ, ЧТО ТЕРЯЮТ ВРЕМЯ 

Спустя несколько месяцев Россия начала военную операцию в Сирии, помогая Асаду победить повстанцев, которым помогали, в том числе, и саудиты. Формально мы оказались по разные линии фронта, но как раз тогда и началось наше настоящее сближение, подмечает «Вгляд». 

В 2013 году саудиты разочаровались в американцах. Летом они ждали обещанного Бараком Обамой удара по Сирии, а когда он не случился, не скрывали своего негодования. Эр-Рияд демонстративно отказался от места в Совете Безопасности ООН, куда был избран на два года, дабы подчеркнуть свое недовольство американцами (эта всемирная организация, с точки зрения саудитов, − институт американского мира). 

То, что американцы стратегически уходят с Ближнего Востока, было понятно уже тогда. И потеря ими лица перед своими союзниками лишь усугубляла ситуацию. При этом Россия на Ближний Восток возвращалась все активнее. И когда мы начали помогать новому египетскому президенту Сиси, именно саудиты дали ему денег на покупку российского оружия. 

В том же 2015 году Россия сыграла ключевую роль в заключении иранской ядерной сделки. Саудиты были против, но они видели, что Москва способствует выводу Ирана из-под санкций. 

Видели, как Москва защищает своего союзника Асада, то есть убедились, что Россия активно продвигает свою повестку в этом регионе и не сдает своих. В Эр-Рияде поняли: теряют время и начали налаживать действительно близкие отношения с Россией. 

Спустя несколько месяцев принц Мухаммед бин Сальман отправился в Россию к Владимиру Путину. В июне 2015-го впервые поговорили в Санкт-Петербурге. Тогда принцу было 29 лет, но лидеры быстро нашли общий язык – и подчеркнуто здоровались как друзья. За четыре года принц не раз приезжал в Россию. 

Два года назад был организован первый в истории визит в Москву саудовского короля Сальмана, во время которого, кстати, была достигнута договоренность о покупке С-400. Наши комплексы саудиты пока что так и не купили (сказывается давление американцев), но в целом за четыре года отношения сделали рывок. 

В первую очередь в личном плане. Никогда у лидеров наших стран (а принц Мухаммед, по сути, осуществляет оперативное руководство королевством) не было столь близких и откровенных отношений, позволяющих потенциально выйти на самые масштабные совместные проекты – как двухсторонние, так и региональные, геополитические. 

ВЛАДИМИРА ПУТИНА ПРИНИМАЮТ МАКСИМАЛЬНО ТОРЖЕСТВЕННО 

В Эр-Рияде российского президента принимали максимально торжественно. Почетный караул, встречавший Путина у трапа самолета, дал 21 залп в его честь. Во дворец «Аль-Ямама», где прошли переговоры с королем Сальманом, российского лидера сопровождал эскорт из дюжины всадников, державших флаги России и Саудовской Аравии. 

Ключевой и самой насыщенной стала экономическая повестка переговоров. В ходе визита в Саудовскую Аравию подписан пакет из 30 соглашений. В их числе – сделка в области авиализинга на сумму 700 млн долл. – тоже прорыв, поскольку трудно было представить, что саудиты возьмут российские гражданские самолеты. 

Лидеры подписали Хартию долгосрочного сотрудничества между ОПЕК и нефтедобывающими странами, не входящими в организацию (страны ОПЕК+), чтобы проводить согласованную энергетическую политику – это сулит миллиарды и миллиарды долларов. 

Накануне визита в Саудовскую Аравию в интервью телекомпаниям, вещающим на арабском языке, Путин высказывался за необходимость сокращения мировых запасов нефти с тем расчетом, чтобы цена на энергоносители не падала. 

Слова российского президента прокомментировал журналистам саудовский министр энергетики принц Абдель Азиз бен Сальман. «Мне очень и очень понравились слова президента Путина. Он понимает, что мы должны предпринять любые действия для предотвращения бедствий на этом рынке. Обычно запасы в первом квартале высокие. Я думаю, что мы должны сделать дополнительную работу, чтобы убедиться в том, что запасы вернулись к нормальному уровню». 

Саудовский министр отметил, что контакты развиваются не только на государственном уровне, но и на уровне частного бизнеса. Отвечая на вопросы журналистов, он не исключил, что в будущем речь может идти не только о саудовских инвестициях в Россию и работе российских компаний в королевстве, но и о совместных инвестициях двух стран в проекты «не только в регионе, но и по всему миру». 

По словам министра, роль суверенных фондов двух стран – саудовского PIF и российского РФПИ – будет расти. «Они будут осуществлять много инвестиций, реализовывать много совместных проектов. Но я думаю, основное, что сегодня мы увидели,– инвестиции будут исходить из различных направлений. И это хорошо», – подчеркнул министр. 

ОБЪЕДИНЁННЫЕ АРАБСКИЕ ЭМИРАТЫ ПРЕВЗОШЛИ САМИ СЕБЯ 

После шикарного приема Владимира Путина в Саудовской Аравии наблюдателей уже сложно было чем-то удивить, но Объединенные Арабские Эмираты – удивили. Наследный принц Абу-Даби Мухаммед бен Зайд Аль Нахайян встретил Путина в аэропорту, что было приятно прежде всего самому Путину. Но стоило ли наследному принцу после этого садиться в вертолет, чтобы обогнать кортеж российского лидера и опять встретить его уже на крыльце президентского дворца! Видимо, стоило, замечает «Коммерсантъ», раз это было сделано. 

Удивили «Мерседесы» с надписями на русском языке «ДПС» на капотах. Они шли в голове кортежа президента России. Вообще-то российская ГИБДД не сопровождает Владимира Путина в загранпоездках. Ну почему-то нет. Они так хотели, чтобы Путин почувствовал себя, как дома. 

На фоне всадников, сопровождавших Aurus, достойно смотрелись истребители ОАЭ, нарисовавшие в небе российский триколор. Российский гимн звучал торжественно. К тому же у ОАЭ оказалось то, чего не могло быть у Саудовской Аравии, – космонавта, слетавшего на российском корабле (космонавт Хазаа аль- Мансури специально вернулся из космоса за несколько дней до визита Путина). 

Здесь же, прямо в огромном холле, где проходила церемония (минимум гектар), разместили выставку достижений Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ). 

– Было ли такое когда-нибудь с какой-нибудь вашей выставкой? – спросил у главы РФПИ Кирилла Дмитриева специальный корреспондент «Коммерсанта» Андрей Колесников. 

– Никогда такого не было, – признался Дмитриев. – И, наверное, не будет. 

Переговоры в узком составе, в отличие от таких же в Саудовской Аравии, были длинными. Это объяснялось тем, что визит в Саудовскую Аравию был подготовлен до мелочей (многомиллиардные соглашения − тому подтверждение). 

Здесь же, в Абу-Даби, Владимиру Путину, помимо переговоров «по актуальным вопросам глобальной и региональной повестки – Сирии, Ливии, Йемену, ситуации в Персидском заливе» (цитата по РИА «Новости»), было с кем для начала просто поговорить (наши компании продолжают совместную работу в стартапах − в области энергетики и мирного атома; Путин этот список пополнил). Президент подчеркнул: Россия готова и далее оказывать ОАЭ содействие в космической отрасли – в спутниковой навигации и запусках аппаратов на орбиту. 

– Дорогой друг! – обратился к Владимиру Путину наследный принц. – Рад видеть Вас спустя больше года с момента нашей последней встречи в Москве! Считаю Россию своим вторым домом и хочу еще раз поблагодарить Вас за теплый прием! 

Даже если учитывать все условности восточного гостеприимства, которое предполагает такого рода приветствия, признание принца было, можно сказать, обескураживающим. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./