ПРЕСС-ОБЗОР 

ВАШИНГТОН НАМЕРЕН ВЫПРАВИТЬ ТРАЕКТОРИЮ ОТНОШЕНИЙ 

В понедельник Президент США Дональд Трамп неожиданно сообщил журналистам о том, что собирается встретиться с Президентом России Владимиром Путиным на саммите «Большой двадцатки», который состоится в конце июня в Осаке. «Да, я буду встречаться с Путиным», − заявил он. 

Переговоры в Осаке могут стать первой официальной встречей Владимира Путина и Дональда Трампа после июля прошлого года, когда они встречались на полях G-20 в Хельсинки. После этого президенты должны были провести переговоры в ноябре 2018 года в Париже и в декабре − на G-20 в Буэнос-Айресе, но в последний момент Вашингтон отменял инициированные им встречи. 

Просьба американской стороны о новой встрече была передана накануне визита в Россию главы Госдепартамента США Майка Помпео. Во всяком случае, так сообщают неназванные источники. Ожидалось, что в понедельник Помпео прилетит в Москву, но вместо этого он отправился в Брюссель, дабы обсудить «несколько критических вопросов». 

Во вторник Майк Помпео все же прилетел в Россию, но не в Москву, а в Сочи, где и провел переговоры с главой МИД РФ Сергеем Лавровым. Визит Помпео, открывает тему «Коммерсантъ», еще не начавшись, стал множить вопросы. На первый план еще до его прилета в Сочи вышла тема возможной полноценной встречи Владимира Путина и Дональда Трампа в июне в Осаке. Трамп столь уверенно заявил, что хочет встретиться с Путиным, что эти переговоры казались делом решенным. Но в Кремле и МИД РФ заявили: официального запроса встречи не было, а значит, и стопроцентной договоренности о ней нет. 

Со стороны это выглядело странно: что может быть официальнее заявления американского президента? Впрочем, в России уже привыкли к американским странностям. Российские дипломаты разными словами формулировали одну мысль: в прошлом уже были договоренности о встрече президентов − в последний раз на саммите «двадцатки» в Буэнос-Айресе, но она так и не произошла. 

«Та встреча сорвалась из-за инцидента в Керченском проливе. Американская сторона тогда обозначила в качестве предусловий освобождение задержанных украинских моряков и возвращение Украине кораблей. Ничего из этого, как вы знаете, не случилось», − говорил в кулуарах высокопоставленный российский дипломат, дав понять, что в Москве так до конца и не поняли, актуальны выставленные Вашингтоном условия или уже нет. Другой дипломат добавил, что российская сторона пока не получила от американских партнеров предложения о точной дате встречи: «Пусть они ее назовут». 

Программа визита госсекретаря США предусматривала не только переговоры с Сергеем Лавровым, но и встречу с Президентом РФ Владимиром Путиным. Пока господа Лавров и Помпео беседовали на берегу Черного моря, российский лидер находился за тысячу километров от Сочи, в Ахтубинске, где у него была намечена обширная программа – от осмотра новейших образцов военной техники, до совещания по социально- экономическому развитию Астраханской области. 

Из-за этой программы Путина поплыл график Помпео. Он должен был закончить общение с Лавровым в 18:00 и после этого вместе с ним отправиться на встречу с президентом в Бочаров Ручей, чтобы в 19:00 снова вернуться в санаторий «Русь» и дать здесь совместную пресс-конференцию с Сергеем Лавровым. Когда стало ясно, что к назначенному часу Путин в Сочи не появится, дипломаты решили выйти к прессе в 18:30, а их встреча с президентом сдвинулась на 22:30. 

Пресс-конференция глав дипломатических ведомств не была простой. Глава российского МИДа и госсекретарь США заявили, что двусторонние отношения надо восстанавливать. «Президент Трамп делает все для того, чтобы исправить отношения между нашими странами», − заявил Майк Помпео. 

Сергей Лавров сообщил, что президенты после полуторачасового телефонного разговора в начале мая поручили им с господином Помпео «интенсифицировать диалог». «Мы понимаем, что с обеих сторон накопилось немало подозрений и предубеждений, но ни вы, ни мы ничего от этого не выигрываем. Напротив, взаимное ожесточение увеличивает риски для нашей и вашей бе- зопасности и вызывает тревогу у всего мирового сообщества. Пора начать выстраивать новую, более ответственную и конструктивную матрицу взаимного восприятия друг друга. Мы к этому готовы», − сказал Лавров. 

Пояснив, что «подозрения и предубеждения» достались в наследство от предыдущей американской администрации, Сергей Лавров заметил, что сторонам пора бы уже создать неправительственный экспертный совет, участники которого «помогли бы определить, как преодолеть накопившееся недоверие, в том числе для предотвращения гонки вооружений». 

Лавров отметил, что полезно было бы также создать и двусторонний деловой совет из представителей крупного бизнеса, чтобы обсудить «шаги, способные придать позитивный импульс». 

Впервые идея созыва экспертного совета прозвучала после встречи в Хельсинки президентов РФ и США. Назывались даже имена сопредседателей групп экспертов (академик Александр Дынкин и управляющий директор Kissinger Associates Том Грэм). Ни этот совет, ни деловой совет пока так и не появились. Их запуск, говорят в российской делегации, пробуксовывает с американской стороны. 

Что касается делового совета, то на встрече, как рассказал один из участников переговоров Сергея Лаврова и Майка Помпео, говорилось о том, что помехой стал арест основателя инвестфонда Baring Vostok Майкла Калви: «Об этом сказал Помпео. Лавров отметил, что не следует делать разрешение ситуации с Калви условием, чтобы не политизировать эту тему». 

Желание перезагрузить двусторонние отношения, обозначенное господами Помпео и Лавровым, по-видимому, было едва ли не единственной точкой совпадения позиций Москвы и Вашингтона. 

Политика США на иранском направлении, отметил госсекретарь, преследует прежнюю цель. «Мы хотим, чтобы Иран стал нормальной страной, и потому оказываем давление. Мы не хотим войны и хотим, чтобы власти Ирана перестали поддерживать «Хезболлу» и террористов по всему миру. «Если американские интересы будут в опасности – мы им, иранцам, ответим». 

Сергей Лавров, комментируя иранскую тему, выразил надежду, что «разум восторжествует» и слухи о планируемом направлении в регион 120 тысяч военных армии США не имеют под собой оснований: «Регион перенапряжен конфликтными ситуациями. Мы будем способствовать тому, чтобы ситуация не свалилась в военный сценарий». 

По Венесуэле вышел спор. Помпео заявил, что президенту Николасу Мадуро «пришло время уйти, а народу Венесуэлы – обрести демократию». И выразил надежду, что «Россия перестанет поддерживать господина Мадуро». 

Лавров ответил: «Демократию силой не устанавливают». Российский министр напомнил, как в 2003 году Президент США Джордж Буш-младший на борту авианосца объявил об установлении демократии в Ираке, а в 2011 году было объявлено о том, что в Ливии установилась демократия. К чему это привело – все видят. 

Об Украине Майк Помпео начал говорить с констатации того, что США «не признают аннексию Крыма». Но сразу добавил: «Мы хотим, чтобы Россия протянула руку новому украинскому правительству». Лавров напомнил о необходимости выполнения минских соглашений. 

В чем помимо необходимости улучшать двусторонние отношения дипломаты согласились друг с другом, так это по вопросу продления Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений. Существующее соглашение действует до 2022 года. 

Российские переговорщики, полагавшие, что никаких прорывов от встречи глав дипломатических ведомств ждать не стоит, после комментировали переговоры как обнадеживающие. В то же время, по их словам, каких-то конкретных предложений госсекретарь не привез, а дальнейший диалог будет зависеть от того, как пройдет разговор Майка Помпео с Владимиром Путиным и с чем после нее Помпео вернется к Дональду Трампу. 

Протокол открытой части встречи Путина и Помпео ясности не принес. Путин заявил, что настрой на восстановление российско-американских связей и контактов заметен, прежде всего, после доклада Роберта Мюллера, который «подтвердил отсутствие всяческого сговора. Это полная чушь, никакого сговора не было». 

Помпео был краток до немоты, предпочитая не вдаваться в столь щекотливую для американских политиков тему. Позже в Twitter он написал: «США и Россия продемонстрировали в прошлом, что могут сотрудничать по ключевым международным вопросам». И призвал работать вместе для «изменения траектории отношений на благо обоих народов». 

Что-то конкретное, возможно, появится после полноформатной встречи Владимира Путина и Дональда Трампа в Осаке. Конечно, если она состоится. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./