ПРЕСС-ОБЗОР

КРЫМ И СЕВАСТОПОЛЬ ОТМЕЧАЮТ 5-ЛЕТИЕ КРЫМСКОЙ ВЕСНЫ 

18 марта Президент России Владимир Путин прилетел в Крым, где в честь 5-летия воссоединения полуострова с Россией открыл две теплоэлектростанции, поднялся на Малахов курган в Севастополе и встретился с общественностью в Симферополе. Балаклавскую и Таврическую ТЭС, которые покроют и перекроют потребности всего Крыма в электроэнергии, старались сдать к празднику. 

– Интересные цифры! – говорит директор Балаклавской ТЭС Петр Екименко. – 940 МВт общей мощности! А общая мощность полуострова будет 2070 МВт! Наша, Балаклавская, обеспечит Севастополь, часть отдадим Симферополю… Если Родина скажет, еще кому-нибудь отдадим! 

Петр Екименко рассказал, что он военный энергетик и что ко всему привык, но блэкаут со стороны Украины стал для него в ноябре 2015 года открытием: 

– Едешь домой – темнота кругом… И холод… И так месяца два-три… И везде одни только дизели тарахтят… Похоже на апокалипсис! 

В словах энергетика идиотизм происходящего смешивался с восторгом. В августе 2014 года начали думать про новые ТЭС. 

– И вот здесь обосновались, – кивает он. 

Я бы не сказал, что кто-то здесь, на Балаклавской ТЭС, очень волновался в этот по всем признакам волнительный день, замечает журналист «Коммерсанта». Волнительность привнес своим появлением Владимир Путин. У него обширная программа, любое его слово обречено звучать исторически: 

– Пять лет назад произошло воссоединение Крыма, Севастополя с Россией, – сказал Путин.– Мы понимали, что впереди масштабная работа! И она идет по плану!.. 940 МВт – это две ТЭС… 750 МВт дает энергомост… 160 – прежняя генерация… 129 – еще одна, почти готовая ТЭС! 

Владимир Путин пояснил, что собственная генерация на Крымском полуострове в 2014 году составляла всего 160 МВт. 

– Этого было даже недостаточно с учетом поставок с Украины, явно недостаточно для устойчивой работы и подачи электроэнергии в жилые дома, больницы, школы и тем более для развития Крымского полуострова, для подключения к сетям новых потребителей, для развития промышленности, бизнеса, туризма. Ситуация изменилась кардинально. 

Торжественный ввод обеих ТЭС состоялся тут же (на самом деле станции уже работали – для сложных инженерных объектов это обычная практика), и Владимир Путин поехал на Малахов курган, символ обороны Севастополя в 1854–1855 годах. 

В музее показывали экспонаты времен первой бомбежки Севастополя в Крымской войне, внимание президента привлекла расческа, оставшаяся от солдата. 

– По уставу тогда солдату была положена расческа, – объяснил директор музея. 

Выйдя из музея, президент долго стоял возле 68-фунтовой бомбической пушки (так она тут называлась). У памятника героям обороны Севастополя Путина ждали ветераны, оборонявшие город в Великую Отечественную войну, и участники событий Русской весны 2014 года. Люди в основном сугубо гражданские. 

– От имени жителей Севастополя, – говорил ветеран, – прошу, чтобы вы всегда оставались таким же настойчивым, таким же героическим человеком! 

– Матери Севастополя просят меня сказать спасибо Вам за то, что сделано для них Вами! – воскликнула одна из женщин. 

Другая взволнованно рассказывала, как ей казалась противоестественной сама мысль о том, что Крым отошел Украине. «И вот теперь мы вернулись домой, не выходя из дома!». 

– Мы всегда с Вами в боевом строю! – клялся Путину еще один ветеран. 

– Мои ученики просили пожать Вам руку, чтобы они могли пожать завтра мне и почувствовать Вас! – рассказала президенту учительница. 

Телекамеры выхватывали взволнованные лица из толпы. Люди своими смартфонами также пытались запечатлеть торжественность момента, у некоторых на глазах были слезы. 

Историческая значимость случившегося чувствовалась повсюду. 

Бизнес в Крыму после воссоединения с Россией претерпел серьезные изменения, отмечает «Взгляд». Предпринимательство стало одной из точек роста крымской экономики, о чем в украинский период полуостров мог только мечтать. Крымские бизнесмены рассказывали, с какими трудностями столкнулись и какие возможности открыли для себя за эти годы. 

За пять лет после воссоединения Крыма с Россией 36-летний симферополец Дмитрий Борисов сумел встать на ноги. А начиналось все с «гаража»: 

– У меня было небольшое производство при Украине, можно сказать, гаражный цех. А в 2015 году уже купил промышленное серьезное оборудование, потому что средства накопил, – рассказывал Борисов, который основал четыре года назад первый в Крыму кабельный завод «Энергомир». 

На тот момент кредиты не брал, но для расширения бизнеса летом 2018 года взял льготный кредит в рамках госпрограммы под 6,5% годовых и купил оборудование. Когда его установка завершится, производственные мощности будут увеличены в 2-2,5 раза. Продукция поставляется для всего Южного федерального округа. 

28-летний симферополец Евгений Щекотилов до 2014 года занимался только выращиванием зерновых и масличных культур, однако с присоединением Крыма к России для сельскохозяйственного бизнеса открылись новые перспективы. И теперь его группа компаний занимается еще переработкой молока и производством овощей. Оборот ГК за последние четыре–пять лет вырос примерно на 40% и составляет 70–80 млн рублей в год. 

Расшириться удалось благодаря грантовой поддержке. Бизнесмен разработал стартап по переработке молока, подал в местное министерство сельского хозяйства проект и получил невозвратный целевой грант на 1,5 млн рублей для развития своего проекта. Кроме того, он получил грант на 3 млн рублей на создание семейной животноводческой фермы. Благодаря грантам на сельское хозяйство купили технику и элитных коров. 

– Мы поставляем молочную продукцию внутри республики. Это натуральная продукция без единой добавки. Возим ее в детские сады и школы в нескольких районах республики. Существует, к сожалению, большая проблема с поставкой некачественных продуктов, – сказал Щекотилов. 

Однако если бы этих продуктов не было, цены были бы еще выше, заметим мы. Закон рынка. 

Производитель крымского вина рассказывал президенту, что он начал работать с виноградниками в Крыму в 2008 году, первое вино сделал только в 2013-м. Но зато и вино его обещает жить долго. 

– У нас в России долго не проживет! – убежденно заметил Путин. 

– Еще как проживет! – отвечал бизнесмен. 

Реальная проблема состояла в том, что крымским по действующему законодательству может называться любое вино, привезенное в Крым и разлитое там, а не только то, которое произведено. Бизнесмену обещано было все исправить, но его коллеги наверняка расстроятся. 

К примеру, в Тюмени, во вполне приличных магазинах, продается красное сухое вино, форменная бурда, с громким названием не то русский, не то российский Крым. С юридической точки зрения вроде все законно, но, по сути, – издевательство, за такой маркетинговый ход надо ноги выдирать! 

Ну, да мы отвлеклись. Крымская журналистка рассказала, что в республику очень дорого летать. «Есть субсидированные билеты, но они сметаются за несколько часов… И нас очень возмущают высокие цены на продукты… Есть ли механизмы обуздания?..» 

Президент пояснил, что рынок, который формирует цены на билеты в зависимости от спроса, не обязательно прав, и добавил, что Минтранс должен представить по этому поводу соображения. 

Путин долго отвечал про цены на продукты. 

– Надо улучшать транспортную доступность и развивать собственное сельское хозяйство, – резюмировал он. 

Быта на встрече президента с общественностью было много. В самом начале встречи, отвечая на вопрос одного заинтересованного в развитии гостиничной отрасли крымчанина, Путин вспомнил, как в 2014 году люди, которых он отправил в Крым изучить состояние этой отрасли, возвращались оторопевшими. Они спрашивали отельеров, почему в их отелях проваливаются полы, и те охотно отвечали, что ничего страшного, потому что приезжают к ним в основном шахтеры, которые с утра обязательно примут, а потом им уже все равно. 

Надо отметить, с полами разобрались, но сама психология меняется с трудом. Этой зимой жена моего одноклассника возила по путевке внуков в санаторий под Ялтой, срок путевки закончился, она отдала дочери внуков, а сама хотела на недельку остаться. Обратилась к руководству санатория, ей ответили: нельзя! «Свободные места есть, но распорядиться ими они не могут – полная Совдепия!» – возмущалась она. 

Представить нечто подобное в Тюмени совершенно невозможно. Тем не менее ВРП Крыма с 2015-го по 2018 год вырос в 1,3 раза, тогда как в 2012–2013 годах крымская экономика находилась в состоянии стагнации, рост валового регионального продукта был в районе нуля. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./