ПРЕСС-ОБЗОР 

ВТОРАЯ ВЕТКА ПОЙДЁТ ОТ БОЛГАРИИ ЧЕРЕЗ СЕРБИЮ И ВЕНГРИЮ В АВСТРИЮ 

Событие недели – визит Владимира Путина в Сербию. О том, что для Сербии это событие далеко не ординарное, стало понятно сразу. Прибытие российского лидера транслировали по центральным телеканалам, в том числе на гигантских плазменных мониторах на улицах.

Порядка 80 тысяч человек собрались на центральной улице Белграда у храма Святого Саввы, куда должен был приехать Путин. Еще несколько десятков тысяч скопились на улицах, прилегающих к мемориальному кладбищу освободителей Белграда. Всего на улицах, по данным полиции, собралось около 130 тысяч человек. 

По пути следования кортежа многие держали транспаранты: «Мы братья! С нами Бог!». Звучали аплодисменты и крики: «Да здравствует Россия!» и «Да здравствует Сербия!». 

Памятник, у которого президенты России и Сербии возложили венки, расположен на Кладбище освободителей в Белграде. Югославия в 1940 году была захвачена нацистской Германией, но на территории страны развернулось масштабное партизанское движение, на борьбу с которым немцы вынуждены были оттягивать силы с фронтов. В 1944 году страну освободили части Красной армии и Народно-освободительной армии Югославии. Кладбище освободителей создано в 1953 году, сюда перенесены останки 808 советских и 1395 югославских воинов, погибших во время Второй мировой войны. 

Несмотря на традиционно теплые отношения между Москвой и Белградом, сербское руководство несколько лет назад провозгласило курс на вступление в ЕС и даже уже получило от Брюсселя пошаговый план. Еврокомиссия назвала возможный срок вступления Сербии в организацию –2025 год. 

При этом политики в Брюсселе ещё в 2014 году давали понять Белграду: если хотите в ЕС, придется признать независимость Косово и поддержать антироссийские санкции, напоминают «Аргументы и факты». Более того, в 2015 году сербские власти согласовали индивидуальный план партнерства Сербии с НАТО. По нему страна будет частично участвовать в «тыловом снабжении и обеспечении» западного альянса. 

Российским властям такой поворот событий не понравился. «Это такой особый вид унижения, навязывание «стокгольмского синдрома», когда они заставляют своих жертв себя полюбить и публично признаться, что они хотят к ним», – заявила в 2016 году официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, напоминая о бомбардировках Югославии силами альянса. 

В Белграде неоднократно подчеркивали, что речи о вступлении в НАТО не идет. «Ситуация между Россией и Сербией не такая драматичная. Президент Путин понимает, что и когда мы подписали», – объяснял сербскую позицию тогдашний президент страны Томислав Николич. 

«Сербия – страна небогатая. Мы до сих пор не оправились от бомбардировок, которые были уже больше 20 лет назад. Поэтому многие люди видят во вступлении в ЕС панацею, возможность поднять экономику», – объяснял ситуацию журналисту АиФ.ru сербский журналист. По его словам, большая часть населения считает, что это можно сделать, не испортив хорошие отношения с Россией. «Люди надеются, что когда придет пора принимать решение, санкций против РФ уже не будет. Или что в ЕС в итоге смягчат позицию». 

Нынешний визит Владимира Путина проходил на фоне нарастания напряженности в косовском конфликте. Косовские власти в конце прошлого года ввели стопроцентные пошлины на сербские товары, а также объявили о намерении создать собственную армию, что идет в разрез с резолюцией Совбеза ООН. 

Кроме того, в Сербии накопилось недовольство действиями властей. Поэтому на приезд Владимира Путина руководство страны возлагало большие надежды. 

Во-первых, Путин очень популярен у сербского населения, и только за счет общения с ним власти могли поднять свой рейтинг. 

Во-вторых, в Белграде рассчитывают на присоединение к проекту газопровода «Турецкий поток», который был запущен Путиным и Эрдоганом в конце прошлого года: льготные цены на газ, складывающиеся за счет транзита, – прочная основа для экономики и благосостояния населения. 

Переговоры по прохождению второй ветки «Турецкого потока» через Сербию оказались не такими уж длинными: все на самом деле было решено до них, оставалось только в присутствии президентов благодарно обменяться папками. 

Однако было на что посмотреть. Так, отвечая на вопросы о газовом сотрудничестве, Александр Вучич рассказал, какая Сербия «дисциплинированная страна», входит в подробности «Коммерсантъ». 

– И наше правительство тоже дисциплинированное! Мы все выплачиваем вовремя! Когда я стал президентом, я только одно держал в своей голове, я только об одном думал: как я буду отдавать долги?! Я думаю, я стал для Алексея Миллера ночным кошмаром! Потому что я, когда видел его, сразу начинал просить его отложить сроки платежей! А теперь этого нет… 

Вучич обратил внимание на то, о чем уже написали все сербские и многие европейские газеты: что у храма Святого Саввы, куда собирался приехать Владимир Путин, и на близлежащих к нему улицах, а также на всех главных улицах столицы Сербии российского лидера ждут многие и многие тысячи людей: 

− Эти люди видят меня каждый день, так что ни один из них не пришел туда ради меня! Они все там из-за вас! – обращаясь к Путину, говорил Вучич. 

Президент Сербии предельно откровенно высказался насчет возможности участия Сербии в деле продолжения «Турецкого потока» (речь идет о ветке через Болгарию по территории Сербии и Венгрии в Австрию): 

− Сербия ожидает многого от «Турецкого потока»! И мы много сделали. Мы должны получить этот газ! Мы получали его через территорию Украины, а сейчас хотим − через территорию Болгарии получать! 

Вучич демонстративно назвал вещи своими именами. Сохранение транзита газа через Украину в Брюсселе считают, может быть, единственным принципиальным моментом, которым не следует поступиться в отношениях с Владимиром Путиным в истории с многострадальными новыми маршрутами газовых поставок. 

− А то я вчера, − продолжил президент Сербии,− наслушался всяких историй о том, откуда мы будем получать газ! Про сжиженный газ много слышал… Но он стоит в два раза больше! Не можем и не будем!.. 

− Мы готовы реализовать проект продолжения «Турецкого потока», − подтвердил Путин. − И мы готовы вложить средства в инфраструктуру на территории Сербии, это примерно $1,4 млрд (эта цифра запомнится заинтересованным лицам в Сербии, а заинтересованные лица здесь – все)… И мы должны только все оформить… Мы даже начали эту работу… Но от нас тут мало что зависит… 

Как пояснил Владимир Путин в интервью сербским изданиям накануне визита, «Газпром» прорабатывает разные варианты продолжения сухопутной части второй нитки «Турецкого потока», и один из них предусматривает транспортировку газа по маршруту Болгария – Сербия − Венгрия с выходом на газораспределительный центр в австрийском Баумгартене. 

Однако заинтересованные в российском газе страны Евросоюза должны получить гарантии, что планы продолжения «Турецкого потока» не будут сорваны политическим решением Брюсселя, передает слова президента РИА «Новости». 

«Этот вопрос будет обсуждаться, никаких подписаний, естественно, пока не будет», – пояснил накануне помощник президента Юрий Ушаков, отвечая на вопросы журналистов о перспективах продления «Турецкого потока». При этом ввод газопровода в эксплуатацию планируется в конце 2019 года. 

Опрошенные «Независимой газетой» эксперты считают официальные планы чересчур оптимистичными. Ускоренного подписания обязывающих контрактов по продлению «Турецкого потока» ожидать не стоит, − говорит аналитик компании «Фридом Финанс» Анастасия Соснова. – Тем более что стороны могут столкнуться с политическими препонами Брюсселя». Подписание таких документов – вопрос не ближайших дней, а в лучшем случае нескольких месяцев. «Обе нитки «Турецкого потока» планируется запустить к 1 января 2020 года. На мой взгляд, это слишком оптимистично обозначенный срок. Допускаю, что запуск произойдет с задержкой в несколько месяцев», – уточняет она. 

Замдиректора информационно-аналитического центра «Альпари» Анна Кокорева считает, что реальные поставки газа по обеим ниткам могут начаться только в 2021–2022 годах, выйти на полную загрузку газопровод в этом случае сможет не раньше 2023 года. 

Управляющий партнер Экспертной группы Veta Илья Жарский не исключает, что ответвления «Турецкого потока» вопреки всему могут рассматриваться инициаторами антироссийских санкций в США как новые газопроводы, в отношении которых может осуществляться давление на участников проекта. 

«Сейчас развитию экспорта по южному направлению в значительной степени препятствует геополитический фактор. Попытки США ограничить экспансию «Газпрома» в Евросоюзе, противостояние «Газпрома» и «Нафтогаза», антироссийские настроения в Брюсселе и достаточно шаткая поддержка Еврокомиссии». 

Как выйдет на самом деле, поживем – увидим. Но уже ясно, что заинтересованность транзитных и прилегающих к ним стран (а там их целое ожерелье) – колоссальная. А коль так, то эта заинтересованность сметет любые преграды – вопрос лишь во времени. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./