ПРЕСС-ОБЗОР 

СУВЕРЕНИТЕТ РОССИИ НАД КУРИЛЬСКИМИ ОСТРОВАМИ ДАЖЕ НЕ ОБСУЖДАЕТСЯ 

Событие недели – состоявшийся в Москве первый раунд переговоров глав МИД РФ и Японии Сергея Лаврова и Таро Коно, который заложил основу для обсуждения мирного договора на высшем уровне, между президентом РФ Владимиром Путиным и японским премьером Синдзо Абэ.

Отношения Японии и России выходят на новый переговорный уровень. Путин и Абэ условились ускорить переговорный процесс в ноябре прошлого года в Сингапуре. А затем решение подтвердили на полях саммита G20 в Буэнос- Айресе в декабре. Встреча Лаврова и Коно стала реализацией тех соглашений. 

Успевший провести более двадцати встреч с Владимиром Путиным премьер Синдзо Абэ на прошлой неделе вновь заявил о намерении пообщаться, открывает тему «Коммерсантъ»: «В третьей декаде этого месяца я отправлюсь с визитом в Россию и проведу переговоры». Как ожидается, он сделает остановку в Москве по пути на Всемирный экономический форум в Давосе (форум открывается 22 января). 

Главной темой переговоров Таро Коно с Сергеем Лавровым стал мирный договор. 

– В соответствии с поручением наших руководителей по итогам встреч на высшем уровне в Сингапуре в ноябре и в Буэнос-Айресе в декабре прошлого года мы начинаем переговоры над проблемой мирного договора, – сообщил Лавров перед началом встречи. 

Таро Коно, кажется, тоже был настроен оптимистично, подхватывает тему «Газета.ru». Он заявил, что отношения России и Японии обладают большим потенциалом, а также отметил некоторые положительные признаки развития международного сотрудничества: 

− Сегодня у нас состоится первый раунд заседания, который мы, в качестве ответственных за переговорный процесс, проведем в первый раз по поручению наших лидеров, которые договорились ускорить переговорный процесс, выходя за пределы предыдущей позиции, − сообщил глава МИД Японии. 

Наблюдатели оптимизма корреспондента «Газеты.ru» не разделяют (писалось-то в спешке), они расценили высказывание японского министра так, что повторение обозначенных ранее подходов Токио не устраивает. 

Пытаясь создать позитивный настрой, министр Коно пошутил, что совпавшее с его визитом в Москву потепление после сильных морозов стало хорошим знаком. «Спасибо большое, что вы сделали выше температуру в Москве для меня». 

Несмотря на вежливые жесты и заявления о решимости продвигаться вперед, стороны не смогли скрыть нарастающие трудности. «Не буду скрывать, у нас сохраняются существенные разногласия», − признал Лавров. 

Накануне переговоров он счел необходимым призвать японскую сторону работать «профессионально, без попыток искажать договоренности, без нагнетания противоречивой, односторонней риторики в публичном пространстве». 

Напомним, в прошлую пятницу в МИД РФ был вызван посол Японии в России Тоёхиса Кодзуки в связи с призывами Токио «добиться понимания» жителей Южных Курил по вопросу о «переходе территориальной принадлежности островов к Японии». Москва обвинила Токио в грубом искажении сути договоренностей лидеров двух стран об ускорении переговорного процесса на основе Декларации 1956 года. 

Во время переговоров Сергей Лавров предъявил новые претензии Токио, назвав «возмутительными» заявления советника премьера Синдзо Абэ Кацуюки Каваи, который в ходе визита в Вашингтон сообщил, что «США должны быть заинтересованы в заключении договора между Россией и Японией, поскольку это будет укреплять блок по сдерживанию Китая». 

Глава МИД РФ в ходе состоявшегося после окончания переговоров брифинга (совместной пресс-конференции не было) напомнил, что необходимым шагом для дальнейших переговоров должно стать признание Японией «суверенитета России над всеми островами Курильской гряды». 

Сергей Лавров подчеркнул, что внимание японской делегации привлекли «к тому, что вопросы суверенитета над островами не обсуждаются». «Это территория Российской Федерации», цитируют министра «Аргументы недели». 

«Обратили их внимание на то, что в законодательстве Японии эти острова обозначены как «северные территории», – отметил Лавров, – что, конечно же, неприемлемо для Российской Федерации». 

Глава МИД РФ констатировал: между Москвой и Токио все еще сохраняются «существенные разногласия» в вопросе мирного договора». Но «есть общее понимание, что необходимо кардинально улучшить качество наших отношений, для того чтобы обсуждать самые сложные вопросы». 

Такова внешняя сторона дела. Попробуем с помощью экспертов заглянуть глубже. 

Руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов рассказывает в интервью «Аргументам и фактам» об исторической подоплеке: «Японцы никогда не отказывались от возвращения всех четырех островов. При Абэ они просто заявили о готовности вернуть их, что называется, в рассрочку. Сразу после заключения договора – два острова и позднее – ещё два. Хабомаи и Шикотан можно вернуть по советско-японской декларации 1956 года, где записано, что СССР «в качестве жеста доброй воли» готов передать два острова Токио, но только, подчеркну, после заключения мирного договора... Когда Путин пришел на третий срок, он заявил, что нужно искать выход из тупика, и предложил оттолкнуться от декларации. Японцы после этого посчитали, что два острова у них уже в кармане: мол, Путин признал японские права на них, хотя до этого мы долгое время отказывались даже обсуждать этот вопрос. После этого и сложилась позиция Абэ: получаем сразу два острова и ведем переговоры о возвращении ещё двух. Причём желательно, чтобы Россия признала суверенитет Японии над ними. Это и есть их «смягчение» позиции». 

Руководитель образовательной программы НИУ ВШЭ и университета Кёнхи «Экономика и политика в Азии» Денис Щербаков на страницах «Газеты.ru» напоминает, что «Декларация предполагает на первоначальном этапе признание Японией итогов Второй мировой войны, в том числе суверенитета России над всеми четырьмя островами Южнокурильской гряды, с чем весьма сложно согласиться японской стороне». 

По мнению опрошенных «Ъ» российских дипломатов и экспертов, переговоры министров Лаврова и Коно в Москве свидетельствуют о том, что российская сторона заметно ужесточила тон в диалоге с Токио в преддверии нового саммита Владимира Путина и Синдзо Абэ. 

«Последние заявления российской стороны, адресованные Токио, выдержаны в гораздо более жестком ключе, чем высказывания конца прошлого года. Это может означать две вещи: либо попытку повысить запросные позиции накануне встречи в верхах, либо подготовить почву для того, чтобы отказаться от форсированного решения проблемы мирного договора», − пояснил бывший посол России в Токио Александр Панов, возглавлявший дипмиссию РФ с 1997 по 2004 год. По его словам, если двум лидерам не удастся договориться, «окно возможностей» для решения проблемы надолго закроется. 

Схожее мнение высказал завкафедрой востоковедения МГИМО Дмитрий Стрельцов: «С приходом Синдзо Абэ японская сторона уже смягчила свою позицию и отказалась от жесткого требования отдать ей все четыре острова Курильской гряды. Весьма вероятно, что если этот вопрос не будет решен при премьере Абэ, шанс договориться будет упущен». 

Свидетельством нарастающей напряженности в отношениях Москвы и Токио стал отказ министра Коно от совместной пресс- конференции с Сергеем Лавровым. Вместо общения с российскими журналистами министр Коно провел закрытый брифинг для японских журналистов в гостинице «Хилтон». 

По сообщению дипломатического источника в Токио, министр Коно был на брифинге «очень сдержан». Он признал, что между сторонами «есть расхождения», но, сказал он, «мы должны найти точки соприкосновения». По словам японского министра, помимо встречи Владимира Путина и Синдзо Абэ, стороны согласовывают новую встречу глав МИД двух стран на международной конференции по безопасности в Мюнхене. 

В российско-японских отношениях существует еще один вопрос, требующий решения. Москва ожидаемо не стала забывать о присутствии США на японской территории. Развитие системы противоракетной обороны создает угрозу безопасности РФ и Китая, сказал Сергей Лавров по итогам переговоров. 

Япония тесно связана в военной сфере с США, и нынешние обещания американских военных не появляться на Курилах не будут стоить и ломаного гроша, если – чисто гипотетически – передача каких-то территорий состоится. 

В этих условиях достижение некоего компромиссного решения возможно только в экономической сфере. В том числе проработке вопросов, связанных с исключительной экономической зоной Охотского моря, на которую активно претендует японская сторона. 

Если такое случится, то это и будет настоящим прорывом. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./