ПРЕСС-ОБЗОР

ЭММАНУЭЛЬ МАКРОН ЗАМАХНУЛСЯ НА СОЗДАНИЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ АРМИИ  

В воскресенье в Париже состоялись мероприятия, посвященные 100-летию со дня окончания Первой мировой войны. Для участия в них в столицу Франции приехали более 60 мировых лидеров. 

Французский президент Эммануэль Макрон встречал гостей у входа в Елисейский дворец и старался продемонстрировать, как он дорожит каждым. Лидеры использовали дворец как зал ожидания, откуда уже через несколько минут выходили, чтобы сесть в автобусы и двинуться к  Елисейским полям. 

Церемония по случаю окончания Первой мировой войны проходила у подножия Триумфальной арки. Открывая мероприятие, Макрон призывал не забывать последствия глобального конфликта, произошедшего 100-летие назад: 

− 11 ноября 1918 года в 11 часов утра 100 лет назад в Париже, как и во всей Франции, зазвонили колокола, возвестившие о перемирии после четырех долгих и кровопролитных лет войны. Это было давно, но кажется, как будто вчера. 

В речи было много прочувствованных мест – и никаких оценок: любая из них, подмечает «Коммерсантъ», наверняка задела бы хоть одного из присутствующих.

– Нам понадобилось много времени, чтобы последний вагон с нашими солдатами вернулся на родину, − говорил французский президент.

Он рассказывал, как французы сражались в этой войне рука об руку с США и «со странами Тихого океана», ни словом не обмолвившись ни о Великобритании, ни, тем более, – о спасшей Францию от разгрома России: тогда надо было упоминать Германию, а Макрон этого не хотел. Ему нужны были сплошь победители. 

− Будем надеяться, вместо того, чтобы бояться, − резюмировал Макрон.

В ходе церемонии над площадью Шарля де Голля прозвучали «колокола победы». Президент обошел строй представителей всех родов войск французских Вооруженных сил. Были оглашены имена французов, погибших в этом году в ходе военных операций за рубежом. 

Так прошлое смыкалось с настоящим.

Накануне Эммануэль Макрон произвел целый скандал, высказавшись в эфире радиостанции Europe-1 о необходимости создания единых европейских вооруженных сил. Действительно, большинство европейских армий представляют собой достаточно формальные образования, отмечают «Ведомости». 

В числе угроз Макрон назвал не только КНР и Россию, но и Америку. Заявление мгновенно получило реакцию президента США Дональда Трампа, он счел подобные выпады оскорбительными. На следующий день французскому лидеру пришлось объяснять свою позицию уже на очной встрече с Трампом. Телекамеры демонстрировали примирительный жест, когда Макрон дружески хлопал Трампа по колену.

После журналисты спросили Макрона, считает ли он неизбежным конфликт с американским президентом по поводу идеи создать европейскую армию. «Нет. Этим утром мы очень хорошо побеседовали, и он подтвердил в присутствии прессы, что для него это нормально», – ответил Макрон.

«Я думаю, если мы увеличиваем наши расходы, то для укрепления нашей автономности», – подытожил Макрон, комментируя американскому телеканалу CNN разговор с  Трампом. 

По словам Макрона, все вопросы лучше решать в личной беседе, а не вести дипломатию через социальные сети. «Я всегда предпочитаю проведение прямого диалога или ответы на вопросы, чем проведение дипломатии через Twitter. Однако я думаю, что мы с Трампом провели очень ясную беседу. Он выступает за лучшее распределение нагрузки в НАТО, и я с этим согласен».

Очевидно, что идея создания европейской армии не нацелена на то, чтобы заменить Североатлантический альянс, продолжает тему «Независимая газета». Это подтвердил генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, который принял участие в торжествах по случаю 100-летия окончания Первой мировой войны в Париже. 

«У Европы недостаточно сил, чтобы справиться без взаимодействия с США. После брекзита 80% расходов НАТО на оборону будет идти из стран, не входящих в ЕС. И защита Европы – это не только деньги, но и география», – подчеркнул генсек в интервью Норвежскому телеграфному бюро во Франции.

Столтенберг полагает, что «решающим при развитии оборонного сотрудничества в Европе является то, чтобы оно не становилось альтернативой НАТО, а, напротив, укрепляло европейский компонент внутри альянса». Он уверен, что общая оборона на Европейском континенте не должна вести к ослаблению контактов в сфере обороны с Вашингтоном. «То, что мы отмечаем, – это напоминание о важности трансатлантического сотрудничества».

Но, надо полагать, не о важности сотрудничества с  Россией, которая внесла решающий вклад в победу в Первой мировой войне (до Парижа немцам оставалось пройти-то всего 50 километров, тогда как  континентальные страны были либо покорены Германией, либо выдерживали нейтралитет, либо являлись ее союзниками).

Президент США, рассказывая о беседах с европейскими лидерами, также не обошел армейскую тему:

− Мы платим большую часть расходов на военную защиту других стран, сотни миллиардов долларов, за великую честь терять сотни миллиардов долларов в торговле с этими же странами. Я сказал им, что эта ситуация не может больше продолжаться... Огромное количество денег тратится на защиту других стран, и мы получаем только торговые дефициты и потери. Пришло время для того, чтобы эти очень богатые страны либо платили Соединенным Штатам за их масштабную военную поддержку, либо защищали себя сами. Увеличивайте военные расходы, вносите больший вклад в НАТО, или мы вообще откажемся от атлантического пакта – и вы останетесь один на один с бушующим миром, в котором есть беженцы с Востока, непредсказуемая Россия и иранские ракеты.

В общем, старые песни о главном.

Любопытна реакция России. Учитывая, что до этого она уже сталкивалась с чем-то подобным (в 1812 году и отчасти в 1853-м, когда во время Крымской войны против нас выступили сильнейшие европейские державы при предательском нейтралитете остальных), сама мысль об «общеевропейской армии», казалось бы, должна вызывать у нас только негативные эмоции. Но 11 ноября 2018 года Владимир Путин впервые публично поддержал идею Эммануэля Макрона о создании общеевропейской армии:

− Что касается альтернативных вооруженных сил, общеевропейских, это не новая идея, сейчас президент Макрон ее реанимировал, но мне об этом еще говорил один из прежних президентов Жак Ширак, но и до него были эти идеи. В принципе Европа – мощное экономическое образование, мощный экономический союз, и в целом это вполне естественно, что они хотят быть независимыми, самодостаточными, суверенными в сфере обороны и безопасности. Думаю, что это в целом процесс положительный с точки зрения укрепления многополярности мира. В этом смысле у нас перекликаются позиции с Францией.

Ключевое в словах Путина, подмечает «Взгляд», −  подчеркивание независимости европейской армии. Путин трижды повторяет разные синонимы одного и того же понятия (независимая, самодостаточная, суверенная). И ее необходимость он обосновывает тем, что это поможет укреплению многополярного мира. 

Формирование нового, постатлантического, постамериканского, постанглосаксонского баланса сил – именно то,  над чем работает наша страна. И разделение прежнего общеевропейского фундамента, НАТО, в этом смысле является ключевой задачей. 

Так что Путин поддерживает идею независимой европейской армии, потому что сейчас, в краткосрочной и среднесрочной перспективе, это выгодно. 

Может ли такая общеевропейская армия в долгосрочной перспективе представлять угрозу для России? Теоретически, конечно, может – но сейчас рассуждать об этом не имеет смысла. 

Во-первых, потому что находящаяся в плену у англосаксов Европа – а в военном, геополитическом и, что еще важнее, мировоззренческом смысле Европа является протекторатом англосаксов – может быть использована против России куда проще и жестче, чем Европа самостоятельная. Хотя бы потому, что «островитянам» ее просто не жалко – а опыт успешного стравливания основы Европы, Германии,  и России у англичан богатый. 

Во-вторых, независимая Европа как соседка и историческая соперница России будет гораздо более осмотрительна и осторожна, чем Европа, управляемая и ведомая силами, нацеленными на глобальное господство. 

В-третьих, вариант появления в единой независимой Европе фигуры с амбициями Наполеона или Гитлера существует в обозримом будущем только в теории. 

Именно это и позволяет России не опасаться объединенной европейской армии. 

Однако создание европейской армии возможно только после освобождения Европы от атлантических пут, то есть она будет следствием обретения Европой самостоятельности, а не ее причиной.

Такова логика. Разделять ее или не разделять – вопрос особый.

Как бы там ни было, до восстановления независимости Европе предстоит пройти еще очень долгий путь – возвращая себе не только финансовую, кадровую, внешнеполитическую и, главное, интеллектуальную самостоятельность. 

По всей видимости, ЕС придется отказаться от совершенно безумных претензий на часть русского мира под названием Украина.

В любом случае сам процесс обретения Европой самостоятельности для России чрезвычайно важен и выгоден. Мы желаем европейцам успеха на этом нелегком, но безальтернативном для них пути. В новом, постатлантическом, мире Европа будет не гегемоном и не вассалом гегемона, а просто одним из центров силы. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ

Евгений КРАН /рис./