ПРЕСС-ОБЗОР

ЧЕТВЁРТАЯ ВЛАСТЬ В США ЗАСТАВИЛА ПЕРВУЮ И ВТОРУЮ ОТМЫВАТЬСЯ ОТ КЛЕЙМА «МАРИОНЕТОК ПУТИНА»

Событие недели. Во вторник, 6 ноября, в США пройдут выборы в Конгресс: обновляется треть верхней палаты, Сената и вся палата представителей. Наблюдатели почти уверены, что республиканцы сохранят контроль над Сенатом, но если демократы получат большинство в палате представителей, то они смогут блокировать республиканские инициативы.

Впрочем, у республиканцев есть все шансы сохранить доминирующие позиции в обеих палатах Конгресса. Более того, в Капитолий может прийти достаточно большое количество людей, которые обязаны Дональду Трампу лично.

Собственно, в этом и состоит весь фокус: обрастет ли Трамп своими людьми в Конгрессе и станет ли полноценным президентом, с которым можно выстраивать долгосрочную внешнюю политику, или мелькнет на мировом политическом небосклоне, проиграв президентские выборы 2020 года.

Накануне выборов в Конгресс издание Politico уличило Дональда Трампа в безделии. По информации газеты, во вторник, 23 октября (более поздних данных, видимо, найти не удалось, или они оказались не такими, какими нужно), в рабочем графике американского лидера было запланировано только три часа рабочего времени, в то время как свободного − девять часов.

Издание отмечает, что личное время Трамп в основном тратит на написание твитов, разговоры по телефону и просмотр телевизора. В рабочее время он проводит официальные встречи, брифинги и публичные выступления.

А еще общается с красавицей-женой, охотно подхватывают тему в соцсетях российские остряки: ну, не с Ангелой Меркель же ему встречаться или Терезой Мэй – от этих дамочек Трампа просто коробит.

Россия – тема в американских СМИ отдельная. РФ стала великолепным инструментом межпартийной и внутрипартийной борьбы. Отсюда попытки по максимуму раскрутить расследование сотрудничества окружения Трампа с Кремлем спецпрокурора Роберта Мюллера и российского вмешательства в американские выборы.

Эти темы, совершенно не укладывающиеся в представление российского обывателя и обычного здравого смысла, ежедневно втюхивали американскому обывателю, вплоть до самых ноябрьских выборов в Конгресс.

Трамп же, для того чтобы что-то противопоставить давлению, должен был показать, что он и его администрация уж точно не мягче в отношении России, чем обитатели Капитолия. Развернулась ожесточенная санкционная война. Причем не столько между Москвой и Вашингтоном, сколько между Белым домом и Конгрессом.

Дело в том, что депутаты палаты представителей и сенаторы, принимая политические решения, ориентируются не на партийную дисциплину и позицию администрации, а исключительно на настроения собственного электората в округах и штатах.

Активная работа ведущих СМИ привела к тому, что большинство американцев уверено: Россия имеет отношение к вмешательству в президентские выборы в США, является агрессором на Украине и Сирии, повинна в отравлении Сергея Скрипаля в британском Солсбери.

Более того, в Соединенных Штатах становится все больше людей, уверенных в том, что, если бы не вмешательство Москвы, то победу на президентских выборах одержала бы Хиллари Клинтон, утверждает на страницах «Коммерсанта» эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Арег Галстян.

Ни один законодатель не может игнорировать подобную конфигурацию и выступать против санкций или хотя бы придерживаться нейтралитета. В Конгрессе действует двухпартийный консенсус относительно необходимости санкционного давления на Россию.

Аналогичная ситуация наблюдается в Белом доме. Желание наладить отношения с РФ стоило карьеры ряду членов президентской администрации: яркое подтверждение тому − экс-советник по национальной безопасности президента Майкл Флинн (отсюда и выражение «эффект Флинна»).

Очередное действие в данном направлении − последнее трехчасовое слушание госсекретаря Майка Помпео в сенатском комитете по международным делам. Тому пришлось принять удар на себя, защитив Дональда Трампа от неблагоприятных последствий после двухчасовой встречи с президентом Владимиром Путиным в Хельсинки.

Республиканцам в администрации президента и в Капитолии необходимо показать, что все обвинения в пророссийских симпатиях ошибочны. С ярлыком «марионеток Путина» им сложно удержать партийное большинство в Сенате и палате представителей 6 ноября. Если демократы возьмут обе палаты конгресса, то это приведет к серьезной корректировке планов Трампа по переизбранию на президентских выборах 2020 года.

Такова ситуация в общих чертах.

САНКЦИИ КАК ИНСТРУМЕНТ

Более 20 лет назад (в 1991 году) законодательная ветвь власти (Конгресс) приняла закон о контроле над химическим и биологическим оружием и запрете его военного применения, и этот закон требует введения санкций в случае применения химического оружия.

И вот − пригодилось. Новые санкции стали ответом на «дело Скрипалей» и выводы британской разведки о том, что Россия несет ответственность за инцидент. То есть заведомо абсурдную ситуацию (рискнуть дюжиной действующих агентов, дабы устранить безопасного для России агента, а потом и вовсе начать травить английских наркоманов, поясняет с телеэкрана «Россия-1» бывший глава израильской разведки Яков Кедми) подвели под действующее законодательство.

2 августа Конгресс принял санкционный закон CAATSA, ужесточающий режим санкций США в отношении России, в том числе путем запрета на операции с российским госдолгом и блокировки счетов российских госбанков.

А менее чем через неделю Государственный департамент объявил о принятии собственного пакета санкций, предусматривающего запрет на экспорт в Россию электроники двойного назначения, и заявил о возможности второго, гораздо более масштабного раунда санкций через три месяца.

Что из этого получится, пока непонятно – многое будет зависеть от итогов выборов 6 ноября. Но администрация Трампа определенно преследует три цели: перехватить инициативу у Конгресса, продемонстрировать готовность жестко отстаивать интересы США и получить дополнительные козыри для торга с Кремлем.

А торг, видимо, начнется уже в ближайшее время. 11 ноября Трамп встречается с Путиным в Париже.

ВЗГЛЯД ИЗ АМЕРИКИ

Положительная динамика в решении проблем Ирана, Сирии и Украины может поспособствовать изменению климата в отношениях и дать Трампу простор для действий, размышляет профессор Университета Южной Калифорнии (США) Роберт Инглиш. Путин, очевидно, гораздо более сильный лидер, чем Трамп, он занимает более сильную позицию внутри своей страны, и значительные уступки с его стороны кажутся маловероятными. «Поэтому я настроен пессимистично. Но у меня есть вопрос. Разве не было бы лучше, если бы Владимир Путин несколько месяцев назад сказал: «Я не поддерживаю вмешательство во внутреннюю политику Америки или убийство шпионов за границей.

Если русские и были вовлечены в это, они действовали не по моей команде. Я не контролирую все в России вопреки мифам, распространенным в американских СМИ, у нас есть люди, превышающие свои полномочия, как и у вас. Я сожалею о том, что произошло, мы в Москве допустили ошибки так же, как и вы в Вашингтоне. Ради наших великих стран и ради мира давайте двигаться дальше».

Я критикую Трампа по многим вопросам, но в этой ситуации он был более рассудительным и более великодушным, чем Путин. Трамп неоднократно извинялся за высокомерие и агрессивность прошлых американских администраций. Если Владимир Путин хочет прогресса в отношениях с США, ему нужно найти способ сделать что-то подобное».

ВЗГЛЯД ИЗ РОССИИ

Тема вмешательства в выборы, как и требования в связи с «делом Скрипалей», для России не предполагают никаких других шагов, кроме признания себя «страной-изгоем» и безоговорочной капитуляции. Но и то, и другое сегодня за пределами воображения, кто бы ни управлял Россией, следовательно, оснований для договорного разрешения конфликта сейчас просто нет, отмечает председатель Совета по внешней и оборонной политике, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.

России следует перейти в режим управления многочисленными рисками и выживания в условиях крайне жесткого давления: не ввязываясь в перепалки, не стремиться к ритуальным контактам, вообще отказаться на время от задачи «нормализации отношений с США», учитывая, что «норма», как ее представляют в Америке, сегодня выходит за рамки допустимой.

СМЕШАННЫЙ ВЗГЛЯД, С ЭКОНОМИЧЕСКИМ ЗАМЕСОМ

Мир вступил в переходный период от эпохи идеологии обратно к эпохе суверенитета, полагает профессор Американского университета (Вашингтон) Антон Федяшин. И этот процесс оказался наиболее болезненным для США как страны, которая привыкла играть роль западного гегемона, а после 1991 года − и всего мира.

Одна из реакций на тектонический геополитический сдвиг, который планета переживает уже десять лет, − восстановление суверенитетов нескольких государств, включая Россию, Китай, Индию. Экономические санкции, вводимые США против увеличивающегося числа субъектов международного права, − это проверка на государственную суверенность.

Сейчас идет марафон суверенитетов: кто выдержит экономическое и геополитическое давление дольше и сломит волю соперников − США, Китай, Россия?

Сергей ШИЛЬНИКОВ
Евгений КРАН
/рис./