ПРЕСС-ОБЗОР 

В КОСМИЧЕСКОЙ ОТРАСЛИ ПРАВИТЬ БАЛ ДОЛЖНЫ КОНСТРУКТОРЫ, А НЕ «ЭФФЕКТИВНЫЕ МЕНЕДЖЕРЫ» 

Событие недели – крушение ракеты-носителя «Союз-ФГ». Ракета должна была отправить к Международной космической станции пилотируемый корабль «Союз МС-10» с космонавтом «Роскосмоса» Алексеем Овчининым и астронавтом NASA Ником Хейгом. Выжить космонавтам помогла система аварийного спасения. 

Запуск космического корабля «Союз МС-10» со стартовой площадки №1 («Гагаринский старт») космодрома Байконур при помощи ракеты «Союз-ФГ» состоялся в 11:40 по московскому времени. Проблем с предстартовой подготовкой носителя не возникло: специалисты ракетно-космической корпорации (РКК) «Энергия» (разработчик корабля) штатно выполнили общую сборку. Впоследствии ракета была вывезена на площадку и заправлена. 

За запуском на Байконуре наблюдали генеральный директор «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин и руководитель NASA Джим Брайденстайн. Запуск был посвящен 100-летию завода экспериментального машиностроения РКК «Энергия». 

Начало не предвещало проблем: ракета штатно ушла со старта, показатели работы систем и агрегатов находились в пределах нормы, о чем в режиме реального времени оповещал диктор общей трансляции на Байконуре. 

Всё кардинально поменялось после 117-й секунды полета. В этот момент должно было произойти отделение первой ступени (четырех боковых блоков) носителя, но произошла нештатная ситуация, повлекшая на 123-й секунде полета срабатывание системы аварийного спасения. 

Спускаемый аппарат отделился от ракеты и начал баллистический спуск по аварийной программе, приземлившись примерно в 25 км к востоку от казахстанского города Джезказган. 

Связь с экипажем была установлена практически сразу. Спустя 41 минуту после аварии спасательная поисковая группа десантировалась с самолета Ан-12 на парашютах и взяла корабль под охрану. В течение часа в район приземления прибыла наземная группа спасателей на четырех вертолетах Ми-8 и вездеходах. Космонавт Овчинин и астронавт Хейг были извлечены из капсулы и отправлены на обследование в одну из больниц Джезказгана. 

В этот же день они перелетели на Байконур, а на следующий, утром, прибыли на подмосковный аэродром Чкаловский. Состояние космонавтов оценивается как удовлетворительное, травм они не получили: перегрузка составила допустимые 6g (во время старта ракеты этот показатель достигает 7g). 

Глава NASA Джим Брайденстайн прокомментировал аварию следующим образом: «Астронавт Ник Хейг и российский космонавт Алексей Овчинин находятся в хорошем состоянии после сегодняшнего прерванного запуска. Я благодарен, что все в безопасности. Будет проведено тщательное расследование причин инцидента», – написал он в Twitter. 

Гендиректор «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин и профильный вице-премьер Юрий Борисов отметили высокую надежность системы аварийного спасения, благодаря которой экипажу удалось сохранить жизнь. 

Действительно, это первое за 35 лет чрезвычайное происшествие с носителями, используемыми в пилотируемой программе. 

26 сентября 1983 года экипаж «Союза Т-10» в составе Владимира Титова и Геннадия Стрекалова столкнулся с пожаром ракеты на старте и выжил только благодаря системе аварийного спасения. Испытанная ими перегрузка при спуске доходила до 18g. 

А за восемь лет до этого, 5 апреля 1975 года, экипаж «Союза-18» (Василий Лазарев и Олег Макаров) эвакуировался спустя 21,27 минуты полета из-за аналогичных проблем с отделением второй ступени ракеты. Тогда спускаемый аппарат приземлился на Алтае. 

Дмитрий Рогозин поручил заместителю генерального директора Центрального научно- исследовательского института машиностроения Олегу Скоробогатову определить состав комиссии, которой предстоит выяснить причины ЧП. Специалисты приступили к расшифровке телеметрической информации, изучению записей Go-Pro видеокамер, установленных на ракете, и материальной части (обломки ракеты обнаружены поисковой группой в день аварии).

По словам двух источников «Коммерсанта», причастных к расследованию, авария связана с тем, что один из четырех боковых блоков первой ступени не отделился. Произойти это могло по одной из трех причин, каждую из которых изучит комиссия. 

Первая связана с отказом работы пирозамка бокового блока, вторая – с механическим повреждением его крепления. Третья теоретически может быть связана с автоматикой, не давшей команду на отстрел «боковушки», но она маловероятна, делится один из источников. 

Специалисты поднимут документацию в ракетно-космическом центре «Прогресс» (Самара), где в апреле 2016 года был изготовлен рухнувший «Союз-ФГ». Сроки работы комиссии не оглашались, однако, по сведениям специалистов, на «разбор» уйдет примерно месяц. 

До конца расследования в целях безопасности введен запрет на пуски ракет данного типа: ближайший пуск «Союза-ФГ» с космическим грузовиком «Прогресс МС-10» перенесен с 31 октября на первую половину декабря. «Роскосмос» призывает дождаться окончания работы комиссии. Пассивно ожидать СМИ, естественно, не собираются. 

По словам создателя двигателей системы аварийного спасения (САС) Виктора Волчкова, эти двигатели САС появились еще в 1986 году и обеспечили кораблям серии «Союз» наивысшую безопасность в мире, сообщают «Известия». 

До 1986 года система многократно модифицировалась. Самый ранний вариант создавался еще для первого «Союза». Потом появилась модификация для миссии «Союз» – «Аполлон», следующая модификация − для программы облета Луны, еще одна – для «Союза Т-10-1», ставшая для Геннадия Стрекалова и Владимира Титова в 1983 году способом спасения, просвещает pravda.ru. 

Последняя разработка в этой области была проведена через три года после того инцидента. В систему спасения входят 10 двигателей, которые срабатывают на разных этапах выведения корабля. 

В этой связи Волчков пояснил, что первыми сработали четыре аварийных двигателя на головном обтекателе, который еще не успел отделиться. Таким образом семитонный корабль вместе с обтекателем был отброшен в сторону со скоростью 100 метров в секунду (360 км в час). 

Владимир Титов, который в 1983 году был непосредственным участником срабатывания системы аварийного спасения, заметил: «Обидно, что Нику Хейгу не удалось попасть в космос. Для Алексея Овчинина это второй полет, а вот Ник Хейг собирался отправиться в космос впервые. Мне повезло, я после аварии еще три раза был в космосе». 

«Я думаю, что американская сторона с пониманием отнесется к этой ситуации, – подчеркнул вице-премьер РФ Юрий Борисов. – Мы, естественно, не будем скрывать причины, это не принято в такой ситуации». 

Летчик-космонавт, член-корреспондент РАН Юрий Батурин добавил, что «запуск – это всегда очень опасное мероприятие. Это лишнее напоминание для тех, кто считает, что космический полет – всего лишь прогулка в космос. Создана комиссия, которая разберется в случившемся. Но одно уже сейчас ясно: причина отказа – на Земле». 

«Фактически наша ракетно- космическая система для пилотируемых полетов остается очень надежной, дублированной, – подчеркнул в интервью «Независимой газете» Юрий Батурин. – Надо будет искать причину отказа двигателей. Но тем не менее факт есть факт: ракета «Союз» – наиболее надежная из всех существующих на данный момент в мире». 

О причинах аварии говорят в основном источники. Действительно, это первая авария в истории ракеты «Союз-ФГ». Ряд проблем возник уже после серии реорганизаций в космической отрасли. В 2012 году произошло укрупнение и создание новых структур ракетно-космической промышленности; в 2013-м – создана Объединенная ракетно- космическая корпорация (ОРКК). 

Что в действительности там происходит, сказать сложно, но конструкторов, которых отстранили от финансовых потоков (считай, от реального управления), заменили «эффективные менеджеры», имеющие свои, весьма специфические представления и о конструкторской работе, и о производстве в целом. 

Образно говоря, над конструктором встал бухгалтер. Авария космического корабля – сама по себе вещь печальная, поскольку труд огромного количества специалистов оказался напрасным. Не говоря уже о цене ракеты. Но сейчас при всём желании нельзя было подгадать худшего момента для очередного конфуза в космосе. 

На 11 октября у генерального директора «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина и главы NASA Джима Брайденстайна были запланированы переговоры о будущем Международной космической станции. Наш чиновник собирался торговаться с сильной позиции «мы и без вас в космосе всё можем». 

Как раз недавно Рогозин рассказывал, что новый научно- энергетический модуль, выпуск которого запланирован на 2022 год, станет началом нашей собственной станции с преферансом и куртизанками в случае отказа США от дальнейшей эксплуатации МКС, напоминает «Свободная пресса». 

И вот ведомство наглядно показало, что преодолеть беспощадную гравитацию для страны, первой запустившей человека в космос, становится непростой задачей – уж слишком обременителен груз «эффективных менеджеров». 

Судя по тишине в СМИ, план визита американского начальника по космосу был скорректирован после столь «впечатляющей» демонстрации наших возможностей. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./