ПРЕСС-ОБЗОР 

ЭММАНУЭЛЬ МАКРОН МЕТИТ В СПАСИТЕЛИ ЕВРОПЫ 

С 24 по 26 мая проходил XXII Петербургский международный экономический форум, в котором приняли участие 17 тысяч человек из 143 стран. Самыми представительными делегациями стали американская, японская и французская. Заключено 550 соглашений на общую сумму почти в 2,4 трлн руб. 

Для сравнения: в прошлом году подписали 475 соглашений на сумму 1,8 трлн руб. Рост по сравнению с 2016 годом – в 1,8 раза, тогда же было заключено 356 соглашений. В 2013 году соглашений – 102, а общая сумма контрактов оценивалась в 9,6 трлн рублей. 

Обозначим знаковые сделки. Французская Total купит у НОВАТЭК за $2,55 млрд 10% в новом проекте по сжижению газа «Арктик СПГ» с правом увеличить долю не более чем на 5% (если доля НОВАТЭК станет менее 60%). Закрытие сделки планируется на первый квартал 2019 года, и это несмотря на секторальные санкции. 

«Газпром энергохолдинг» и Siemens подписали соглашение по производству электротехнического оборудования, в частности, по внедрению вакуумных генераторных выключателей и высокотехнологичных комплектующих при строительстве и модернизации энергоблоков. К 2020 году уровень локализации должен составить почти 50%. А сколько в Интернете было шума: мол, Siemens из-за поставки турбин в Крым уходит из России. Информационные шумы – наша реальность. Как еженедельно говорит с экрана «России 1» Дмитрий Киселев, нарочито объявивший себя пропагандистом, «информации много – знаний мало». 

КамАЗ и Daimler подписали десятилетний инвестиционный контракт (СПИК) на 46 млрд руб. Он подразумевает развитие модельного ряда машин КамАЗа и Mercedes-Benz и модернизацию производственных мощностей. Обязательства по экспорту в рамках СПИК держатся в тайне (уже почти год у КамАЗа на фоне санкций затруднены финансовые операции по экспорту, просвещает нас «Коммерсантъ»). 

«Трубная металлургическая компания» намерена создать глобальный альянс с французской Vallourec. Подробности не раскрываются. 

Российский фонд прямых инвестиций РФПИ и французская Veolia заявили о намерении войти в капитал «Росводоканала». Доли пока не определены, прохождение due dilligence планируется к концу года. 

То есть «шевеления» со стороны немецких и особенно французских компаний, стремящихся обойти санкционный диктат США, явно усиливаются. Они не хотят терять российский рынок вместе с иранским. 

Дело осталось «за малым» – за суверенитетом, который по окончании Второй мировой войны потеряла Германия. Франция временами имела самостоятельность, но к настоящему времени ее утратила. 

Тема суверенитета стала ключевой на пленарной дискуссии. 

На сцене знаковые фигуры, представляющие Россию (Владимир Путин), Китай (заместитель председателя КНР Ван Цишань), Францию (президент Эммануэль Макрон) и Японию (премьер- министр Японии Синдзо Абэ), а также директор МВФ Кристин Лагард – как представитель глобальных структур. 

Пленарную дискуссию с участием лидеров по традиции вел американец (главный редактор международного информационного холдинга Bloomberg Джон Миклетвейт). Получилось своеобразное заседание клуба «великих держав», замечает «Взгляд». 

Учитывая, что за последнюю неделю Россию посетили еще и премьер-министры Индии и Германии, смотр вышел внушительным. 

Не хватало только англосаксов. Но конфликт с Великобританией на фоне «дела Скрипалей» дошел до стадии открытой враждебности, а президент Дональд Трамп практически лишен свободы действий на российском направлении. Хотя именно его действия на других направлениях мировой повестки привели мировую политико-экономическую конструкцию в движение, став в последние дни самыми обсуждаемыми. 

Разрыв сделки с Ираном, перенос посольства США в Иерусалим и отказ от встречи с лидером КНДР – за полтора месяца Трамп прошелся едва ли не по всему списку самых болезненных вопросов международной жизни. Вашингтон играет на обострение сразу по всему геополитическому полю – повышая ставки в надежде выбить уступки и улучшить свои позиции. 

Гегемон очень нуждается в формулировании более выгодных для себя условий мировой торговли, и в этом нет никакого парадокса. США остаются сверхдержавой в военном и финансовом плане, но Америке, точнее, американскому государству, перепадает не так уж и много – все последние десятилетия выгода уходит глобальным корпорациям, а в стране происходят деиндустриализация и обветшание инфраструктуры. Чтобы улучшить внешнеторговый баланс и вернуть производство в США, Трамп готов пойти на все. Использовать имеющиеся военно-финансовые и геополитические преимущества для обострения международной ситуации с последующим выбиванием из всех ключевых партнеров и противников торговых уступок. 

Игра на грани, но именно так патриот США Трамп хочет «снова сделать Америку великой». К тому же если ничего не предпринимать, перспективы США не станут более радужными: прежняя модель существования как глобального гегемона себя исчерпала, ее закат происходит на глазах. 

В этой связи откровения Путина на форуме не выглядят преувеличением: «Выход одной из сторон контракта из правового поля, срыв договоренностей всегда означает существенные риски и издержки. Это аксиома деловой практики… В глобальном масштабе такое поведение государств – особенно центров силы – чревато самыми негативными, если не разрушительными, последствиями. Пренебрежение существующими нормами и утрата взаимного доверия могут наложиться на непредсказуемость, турбулентность колоссальных перемен. Такое стечение факторов способно привести к системному кризису, с которым мир еще не сталкивался». 

Отвечая на вопрос о санкциях, которыми США пугают участников иранской сделки, президент процитировал сам себя: «Я всегда об этом говорил, считал это контрпродуктивным, вредным. И у нас здесь эксперты вспоминают, и на Западе тоже, мое выступление, допустим, в Мюнхене в 2007 году, когда я говорил о недопустимости придания экстерриториального характера правовым нормам одного государства, в данном случае – Соединенных Штатов. Тогда на меня многие рассердились и в Штатах, и в Европе. Но я как раз именно об этом и предупреждал, а вот теперь, пожалуйста, это расцветает. Будьте любезны, пожалуйста, кушать подано!» 

Российского президента поддержала глава МВФ Кристин Лагард: «Самая темная туча выражена в уверенности и стремлении некоторых сломать систему, руководившую торговыми отношениями. Эта буря попытается поставить крест на правилах, которые руководят движением капиталов, услуг и товаров. Это та туча, за которой мы должны следить. И, как сказал президент России, во многом эта проблема связана с доверием» (цитата по РИА «Новости»). 

Кстати, финансируют МВФ в основном США. Но откровения Лагард не выглядят удивительными: она защищает интересы глобальных корпораций, против которых ополчился Трамп. Просто эти интересы сейчас совпадают с интересами России. Такая вот, понимаешь, метаморфоза. 

Отвечал Владимиру Путину в основном французский президент Эммануэль Макрон. Он заявил о необходимости «бороться за суверенитет» и «играть в общую игру». «Для укрепления сотрудничества между государствами каждая страна сначала должна обеспечить собственный суверенитет», – цитирует Макрона «Росбалт». 

«Нельзя доверять кому-то другому, если самому себе не веришь. В данной сфере необходимо бороться за соблюдение суверенитета. Чтобы мы друг друга уважали, чтобы не было никаких вмешательств. Если мы подписываем соглашение, то должны соблюдать его условия, несмотря на то, кто остался там и кто вышел. Суверенитет создает условия стабильности для развития бизнеса», – заявил Макрон. 

Французский президент отметил новые тенденции по фрагментации мира. 

«Играя на страхах людей, некоторые силы пользуются этим, чтобы появилось больше подозрительности и взаимного недоверия. Любая фрагментация будет инструментом страха», – сказал Макрон. В том числе в связи с этим он призвал укрепить роль Совета Безопасности, дабы тот стал «сильным рычагом в построении будущего». 

По словам Макрона, сейчас государствам «придется покончить с тем, что Солженицын 30 лет называл закатом смелости». 

«Это сложный период, и нам необходима отвага, которая укрепляет уверенность в себе. У нас есть много работы. Давайте будем наполнены отвагой и будем работать вместе. Во Франции отвага вернулась в сердца и умы. Думаю, такая же тенденция отмечается и в других странах, которые представлены здесь», – пояснил Макрон. 

После чего он напомнил о том, что Путин любит дзюдо, где очень важны гибкость, контроль силы, и о том, что в этом году в России пройдет чемпионат мира по футболу. «Давайте и на международной арене играть в кооперативную общую игру», – предложил Макрон. 

Путин внимательно слушал рассуждения Макрона о суверенитете и недопустимости американских санкций, но пару раз все-таки не удержался, заметив, что некоторые, прежде всего американцы, играют в футбол с элементами дзюдо. «Это и не дзюдо, и не футбол». Он напомнил о штрафах, которые платили по решению американских судов французские и немецкие банки. И выдал главную фразу дня: «Эммануэль сказал, что у Европы и США есть взаимные обязательства: Европа зависит от Соединенных Штатов в сфере безопасности. Но на этот счет не надо переживать – мы поможем. Мы обеспечим безопасность. Во всяком случае все, что от нас зависит, мы сделаем для того, чтобы не было никаких новых угроз». 

Французский президент стал заверять, что абсолютно не боится, «ведь у Франции есть армия, которая самостоятельно может защищать страну». «Но у меня есть определенные обязательства относительно других европейских союзников, и я думаю, что такая архитектура европейской безопасности – это наша ответственность». 

Это разговор даже не на разных языках, а на разных уровнях мышления, итожит «Взгляд». Путин предложил Европе освободиться от Америки, от атлантического поводка, если она действительно хочет вернуть себе реальный суверенитет. Не тот, о котором так много говорил Макрон, а настоящий. Конечно, перед Путиным сидел не Шарль де Голль и даже не Марин Ле Пен – но он сказал то, что сказал. Возможно, у него еще будет повод напомнить очередному президенту Франции: «Мы же вам предлагали». 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./