ПРЕСС-ОБЗОР

После субботнего авиаудара США, Великобритании и Франции по Сирии стороны, вовлеченные в конфликт, заявили об успехе. Данные коалиции расходятся со сводками из Дамаска: жители разъезжают по городу с флагами и восторженно кричат о победе сирийской армии

Западную версию событий изложили пресс-секретарь Пентагона Дейна Уайт и глава управления стратегического планирования и политики Объединенного комитета начальников штабов США генерал-лейтенант Кеннет Маккензи. По их информации, ракет было 105, на две больше, чем в российской версии, и все они поразили цели. 

Сирийская ПВО, заявил генерал, выпустила 40 ракет, но ни одна из них не попала в цель. «Большинство этих запусков произошло после того, как наш удар был завершен, − пояснил Маккензи. − Похоже, что режим запустил многие из этих ракет по баллистической траектории, то есть без нацеливания. Усилия Сирии по обороне были в основном неэффективны и, очевидно, представляли риск для собственного населения: если вы запускаете железо в воздух без нацеливания, оно должно куда-нибудь упасть». 

По американской версии, в операции было задействовано несколько больше кораблей, чем по российской. В атаке, по словам представителей Вашингтона, помимо кораблей USS Laboon (7 ракет) и USS Montrey (30 ракет), дислоцированных в Красном море, приняли участие также эсминец USS Higgins (выпустил 23 ракеты из акватории Персидского залива) и субмарина USS John Warner, располагавшаяся в Восточном Средиземноморье (6 ракет). 

Генерал Маккензи сообщил, что из акватории Средиземного моря стрельбу ракетами SCALP вел также французский корабль Languedoc. 

С заявлением российского Генштаба о том, что Франция участия в атаке не принимала, он не согласился, отмечает «Лента.ru». По его словам, истребители ВВС Франции Mirage-2000 осуществляли прикрытие самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления и самолетов-заправщиков ВВС США, а истребители Rafale выпустили по объектам сирийской инфраструктуры девять ракет. 

Помимо этого, восемь ракет выпустили британские самолеты Tornado и Typhoon, 19 ракет – стратегические бомбардировщики B-1B. 

Отличаются и цели атаки. Так, по словам представителя Пентагона, удар наносился по трем объектам: научно-исследовательскому центру на севере Дамаска в районе Барзе (76 ракет) и двум частям комплекса по разработке химического оружия в районе Хим-Шиншар (близ города Хомс). По информации ВВС, полученной от источников в разведуправлении США, завод в Барзе специализировался на установке зарядов с химоружием на ракеты и артиллерийские снаряды. 

С Хим-Шиншаром все сложнее: там якобы располагались склады с химическим оружием (на спутниковой карте они до удара выглядели как два небольших жестяных сарая без заметной охраны) и подземный бункер, тоже якобы как-то связанный с отравляющими веществами. Российская версия выглядит так. По данным средств объективного контроля, обстрел начался в ночь на субботу и продолжался с 3:42 до 5:10 по московскому времени. 

По заявлению начальника главного оперативного управления (ГОУ) Генштаба ВС РФ Сергея Рудского, в операции задействовались самолеты ВВС США В-1B, F-15 и F-16, а также самолеты ВВС Великобритании Tornado − над акваторией Средиземного моря, корабли американских военно- морских сил USS Laboon и USS Montrey − из акватории Красного моря. Он подчеркнул, что участия французской стороны зафиксировано не было, несмотря на то, что оно было анонсировано. 

Всего же, по имеющейся у МО РФ информации, западной коалицией были применены 103 крылатые ракеты (в том числе Tomahawk морского базирования), управляемые авиабомбы GBU-38, а также ракеты класса «воздух-земля» (типа SCALP EG). Основные удары наносились по аэродромам Дювали, Думейр, Блэи, Шайрат, Меззе и Хомс (все ракеты, кроме двух, долетевших до Меззе, и трех, долетевших до Хомса, были сбиты). Серьезно разрушены, по словам российских военных, оказались только сооружения в пригородах Дамаска, Барзе и Джарамана, которые давно не использовались. 

В Генштабе ВС РФ утверждают, что сирийская ПВО, основу которой составляют советские комплексы С-125, С-200, «Бук», «Квадрат» и «Оса», со своей задачей справилась, перехватив 71 крылатую ракету. Российская система ПВО могла быть задействована только в случае угрозы жизни российским военнослужащим: пуски всех ракет выявлялись и контролировались, но обстрел велся на значительном удалении, поэтому ни одна ракета из состава комплекса С-400 на перехват отправлена не была. Российские истребители несли дежурство в воздухе в штатном режиме. 

То есть сирийские военные отразили удар самостоятельно. В Дамаске был праздник. Многие назвали субботние события «победой сирийской армии». О митингах в ее честь, прошедших в разных районах страны, сообщает государственное информагентство SANA. И это же можно было наблюдать по ТВ. Наша ПВО смогла сбить большинство ракет, которые атаковали военные цели», − с воодушевлением говорил профессор по международным отношениям Дамасского университета доктор Басам Абу Абдалла. 

Вне зависимости от того, какая из двух версий лучше отражает действительность, мало кто сомневается в том, что атака западной коалиции имела демонстративный характер и весьма ограниченное военное значение, заключающееся, в частности, в проверке боеготовности сирийской ПВО. Мировая общественность получила обнадеживающий сигнал: пока Вашингтон и Москва, несмотря на растущий градус противостояния, всеми силами стараются избегать прямого военного столкновения. 

В понедельник вся мировая политика крутилась вокруг Сирии. Главы МИД Великобритании и Франции Борис Джонсон и Жан- Ив Ле Дриан попытались в Люксембурге убедить коллег из ЕС в правомерности операции, ставшей ответом на предполагаемое применение химоружия в сирийском городе Дума. Перед началом встречи все министры иностранных дел стран – членов ЕС останавливались у входа, чтобы коротко переговорить с представителями СМИ. И каждый, так или иначе, упоминал или Россию, или Сирию. 

Эти два вопроса − о РФ и Сирии − были включены в повестку заседания. Глава МИД Великобритании Борис Джонсон убеждал журналистов и коллег: нанесенные удары «не являются попыткой переломить ход войны или привести к смене режима». 

Примерно в это же время ту же самую мысль пыталась донести в Лондоне до британских депутатов глава правительства Тереза Мэй. «Мы поступили так, потому что это отвечает нашим национальным интересам», − заявила она, подчеркнув: для Британии было важно «предотвратить дальнейшее использование химоружия». 

Кроме того, Мэй заверила, что ракетные удары были правильным решением. Иначе, по ее мнению, невозможно было наказать режим Асада за химатаку в Думе, поскольку Россия препятствовала расследованию случившегося. Подобное поведение Москвы Мэй объяснила стремлением защитить сирийские власти. С ней попытался вступить в полемику лишь лидер оппозиции Джереми Корбин, но парламентарии начали неодобрительно гудеть и кричать. И не останавливались до тех пор, пока лейборист не прервал выступление. 

Между тем в Люксембурге из коротких заявлений министров иностранных дел стран, входящих в ЕС, следовало, что субботний удар по Сирии их застал врасплох. 

«Что произошло, то произошло», − коротко отметил глава МИД Люксембурга Жан Ассельборн. Вместе с рядом коллег он призывал к политическому диалогу в Сирии, но при этом горячее остальных, отмечает «Коммерсантъ», выступал за сохранение диалога с Россией. 

− Россия и Америка довольно далеки друг от друга − как географически, так и политически. Европа находится между ними, − на пальцах объяснил Ассельборн геополитический расклад. − И я согласен с президентом Германии Франком-Вальтером Штайнмайером, который говорит, что мы не можем даже в нынешних условиях закрывать каналы диалога с Россией. Наоборот, нужно попытаться вернуться пусть не к дружбе, но хотя бы к нормальным отношениям. 

Вечером глава европейской дипломатии Федерика Могерини отметила: «Все страны согласились, что нам надо продолжить работать с Россией по стратегическим международным вопросам. Это и Иран, и Ближний Восток, и Афганистан, и такие глобальные темы, как климат, миграция, борьба с терроризмом, кооперация по Арктике». 

Что же касается Сирии, то в итоговом заявлении министры иностранных дел дипломатично не стали ни горячо поддерживать, ни критиковать партнеров, присоединившихся к авиаударам. В документе лишь «выражается понимание, что целенаправленные удары США, Франции и Великобритании по химическим объектам в Сирии были конкретными мерами, единственной целью которых было предотвращение использования химоружия и химических веществ сирийским режимом, готовым убивать свой собственный народ». 

За день до заседания европейских министров эта тема поднималась участниками саммита Лиги арабских государств (ЛАГ), прошедшего в саудовском городе Дахран. Хозяйка встречи − Саудовская Аравия − и ее главный оппонент среди членов ЛАГ − Катар – приветствовали ракетно- бомбовые удары по Сирии. Ирак, Ливан и Алжир подвергли их критике. Египет выразил обеспокоенность происходящим. 

В итоге, арабские лидеры выступили с довольно обтекаемым заявлением: они осудили применение химоружия в Сирии, призвав к «применению международных законов в отношении тех, чья вина будет доказана». 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./