ПРЕСС-ОБЗОР 

США БОЛЬШЕ НЕ ПОДХОДЯТ НА РОЛЬ ПОЛИТИЧЕСКОГО И МОРАЛЬНОГО ЛИДЕРА ЗАПАДА 

В Мюнхене завершилась Международная конференция по безопасности – самая представительная площадка подобного рода, где страны представлены на уровне министров иностранных дел, куда заезжают и национальные лидеры. 

Форум показал, что противостояние России и Запада перешло в разряд данности: нет жесткой конфронтации 2014 года, но нет и связанных со сменой власти в Вашингтоне надежд. Обмен претензиями между представителями США и ЕС, с одной стороны, и России – с другой становится частью обязательной программы конференции. 

Москву обвиняют в «аннексии Крыма» и «вторжении в Донбасс», вмешательстве в выборы в США и странах Европы, поддержке «преступного режима» Башара Асада в Сирии, нарушении договоров в сфере контроля над вооружениями и кибератаках. 

Россия, устами возглавлявшего делегацию министра иностранных дел Сергея Лаврова, предъявляет Западу набор встречных претензий. Это наращивание боевых группировок и развертывание военной инфраструктуры на восточных рубежах НАТО, подрыв стратегической стабильности посредством создания системы противоракетной обороны США, курс на смену неугодных режимов, попытки заставить страны общего соседства РФ и ЕС – будь то на пространстве СНГ или на Балканах – сделать выбор «на Запад или на Восток». 

И хотя как представители США и ЕС, так и российский министр говорили о необходимости налаживания отношений, вникать в озабоченность друг друга стороны явно не готовы, отмечает «Коммерсантъ». 

Западные участники все российские претензии называют «пропагандой» и «фейками». Сергей Лавров заявление о вмешательстве России в дела других стран – «бездоказательной трепотней». 

Правда, организаторы признали, что мировой порядок необратимо меняется, Запад погряз в противоречиях, а новая реальность требует коренного изменения подходов. 

«США, к сожалению, больше не подходят на роль символического политического и морального лидера Запада. Приход Трампа означает конец Запада с Соединенными Штатами в роли знаменосца, которому все хотели подражать. Задача Европы – компенсировать эту потерю», – так описал свое настроение в интервью газете Tagesspiegel председатель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер за несколько дней до открытия. 

По словам дипломата, за сорок лет своей работы он еще не видел такого уровня нестабильности. «До сих пор внешняя политика и решение вопросов безопасности представляли собой достаточно предсказуемую деятельность с жесткими правилами. Сейчас же мы столкнулись с новыми, максимально непредсказуемыми обстоятельствами. Ситуация исключительно опасная». 

Организаторы подготовили внушительный 90-страничный доклад с названием «Постправда, пост-Запад, постпорядок?», где констатировали глубокий кризис миропорядка и либеральной демократии и подробно изложили негативные тенденции, наблюдаемые в современном мире. 

Основная проблема – слабость Запада, в то время когда больше всего нужны сила и единство. Пока европейские политики воюют друг с другом и с администрацией Трампа, правые популисты становятся все влиятельнее, а авторитарные государства-конкуренты (в их число традиционно входят Россия и Китай) – все сильнее. 

Итог: в неспокойные времена некому проводить решительную политику и отстаивать традиционные западные ценности. При этом ситуация деградирует все быстрее и осложняется поставленными на поток фейковыми новостями, из-за которых обыватели теряют связь с реальностью. 

Под фейковыми новостями на Западе понимают интерпретацию событий в соцсетях и СМИ на основе отличной от западной точки зрения. 

Показательно, что «слом эпох» на Мюнхенской конференции констатировали именно в 2017 году, отмечает Lenta.ru. Десять лет назад с этой же трибуны Владимир Путин произнес знаменитую «мюнхенскую речь». 

«Для современного мира однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна», – утверждал он. 

Выступление Путина на Западе расценили чуть ли не как Фултонскую речь Черчилля, которая стала объявлением холодной войны. Американский сенатор Линдси Грэм заявил, что российский лидер сделал для объединения Запада больше, чем сами западные политики смогли бы сделать за десятилетие. 

Спустя десять лет стало понятно, что Путин оказался прав: «момент однополярности» (абсолютной гегемонии США на мировой арене) остался в прошлом. Россия успела доказать, что может проводить независимую политику и жестко отстаивать свои интересы; Евросоюз находится в глубоком кризисе; а к власти в Соединенных Штатах пришел человек, считающий решение внутренних проблем задачей более важной, чем насаждение американской модели демократии по всему миру. 

Нет той активности. Успокаивать европейцев из-за океана прилетели вице-президент США Майк Пенс и глава Пентагона Джеймс Мэттис по прозвищу Бешеный пес. 

Речь Пенса на конференции была яркой. Он сообщил, что США стоят за партнерами по НАТО несокрушимой стеной, что Америку и Европу связывают долгие годы сотрудничества. Пенс напомнил, что США вступили в Первую мировую войну ровно сто лет назад. В немецкой земле уже лежат десять тысяч американских солдат, а десятки тысяч ныне живущих охраняют спокойный сон ФРГ. 

«Судьбы США и Европы переплетены. Ваши страдания – наши страдания. Ваши успехи – наши успехи. Мы идем в будущее вместе», – провозгласил Пенс под гром аплодисментов. 

Однако последовавший за этим призыв к членам Североатлантического альянса соблюдать взятые на себя обязательства и тратить два процента ВВП на военные нужды зал встретил с куда меньшим энтузиазмом. 

Джеймс Мэттис, в свою очередь, тоже заверял европейцев, что НАТО их не оставит, и подчеркнул важность увеличения трат на оборону. «Мы видим, что общность наших наций подвергается опасности из-за дуги нестабильности, формирующейся на границе НАТО», – поведал он. 

И то сказать, Россия обнаглела до невозможности – отбросив стыд и всякие там условности, уже напрямую граничит с НАТО. 

«Дугу нестабильности» разглядели и в Берлине: министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле пообещал, что Германия исполнит свои обязательства и нарастит военные расходы. Позже это подтвердила и федеральный канцлер Германии Ангела Меркель. 

Никто не скрывал, почему Запад вынужден тратить больше денег на армию и от кого нужно беречь спокойный сон европейского обывателя. Пенс завершил выступление заверением: «Знайте, США будут продолжать призывать Россию к ответу, пусть мы и ищем пути для взаимодействия, в существование которых верит Дональд Трамп». 

За день до приезда в Мюнхен Мэттис заявил о невозможности военного сотрудничества с Россией, а его британский коллега Майкл Фэллон уже на конференции ужаснулся российским успехам в деле «военной агрессии, пропаганды, дезинформации, атак на демократию и вмешательства в выборы». 

Сенатор Джон Маккейн напомнил, что трамповский советник по национальной безопасности Майкл Флинн вынужден был подать в отставку из-за связей с Россией, что, по мнению сенатора, свидетельствует о хаосе и раздрае в правящей администрации. «Друзья, времена сейчас опасные, но не сомневайтесь: вы можете положиться на Америку, нам вообще следует полагаться друг на друга». 

Однако там, где одни увидели угрозу, другие увидели возможность: китайский министр иностранных дел Ван И выразил уверенность, что именно отношения Москвы и Пекина в изменившихся условиях стали базисом международной стабильности, и теперь задачей двух сторон стало их укрепление. 

Во второй день конференции слово дали Сергею Лаврову. До него выступали главы МИД Франции и Германии, оба превысили регламент на десять минут. Когда подошла очередь российского министра, оказалось, что в зале его нет. 

«Возможно, вы видели Сергея Лаврова в зале час назад, он здесь, но сейчас мы не можем его найти», – посетовал было Ишингер. Спустя пару минут глава российской дипломатии уже поднимался на трибуну. 

В отличие от 2014 года, когда речь Лаврова сопровождалась улюлюканьем и смешками, организаторы и публика слушали российского министра крайне внимательно. 

Сергей Лавров начал с упоминания мюнхенской речи Путина. Он напомнил, что российский лидер тогда предостерегал от препятствования созданию полицентричного мира, и его прогнозы сбылись. «Мир не стал ни «западоцентричным», ни более безопасным и стабильным. Достаточно посмотреть на результаты «демократизаторства» в регионе Ближнего Востока и Северной Африке. Но не только там». 

Министр заверил, что в Москве хотят конструктивных и прагматичных отношений с США. Он подчеркнул, что Россия готова постоять за себя, но не ищет конфликтов и выступает за полноценный диалог по любым вопросам: «Уместно привести указания канцлера Российской империи Горчакова, которые он направил в июле 1861-го посланнику России в США Стеклю: «Нет таких расходящихся интересов, которые нельзя было бы примирить, ревностно и упорно работая… в духе справедливости и умеренности»». 

По словам Лаврова, если бы все подписались под таким подходом, период постправды был бы быстро преодолен, мир отбросил бы навязываемые ему «истеричные информационные войны» и перешел бы к честной работе, не отвлекаясь на ложь и вымыслы. «Пусть это будет эпоха post-fake». 

Директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин заметил, что новое мироустройство вряд ли может быть утверждено на какой-либо конференции: «Новый мировой порядок выковывается в борьбе. Борьба только начинается и продолжается, мы там не главные, но активно участвуем». 

По мнению председателя комитета Совета Федерации по международным делам Константина Косачева, к России стали прислушиваться, но это обусловлено не успехами Москвы, а кризисом Запада. «Они растерялись и не понимают, как им жить дальше. Этим моментом, безусловно, надо пользоваться». 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./