ПРЕСС-ОБЗОР 

И УДАРИЛ ПО ДЕМОКРАТАМ, В ТОМ ЧИСЛЕ ПО РОССИЙСКОМУ ЛИБЕРАЛЬНОМУ КРЫЛУ 

Министерство финансов США обнародовало ожидаемый «кремлевский доклад» – документ о чиновниках и бизнесменах, «близких к Президенту России Владимиру Путину». Всего в списке 210 имен: 96 бизнесменов, имеющих состояние более $1 млрд, и 114 российских политиков. Попадание в список не означает автоматического введения санкций, но люди оказались в подвешенном состоянии – их бизнес, недвижимость и другие активы вполне могут отобрать.

В конгрессе на публикацию «кремлевского доклада» Минфина США отреагировали скептически. Судя по публичным заявлениям, законодатели ожидали увидеть более компактный список. Многие из них также рассчитывали, что одновременно с обнародованием документа будет объявлено и о введении санкций в отношении некоторых из его фигурантов. 

Выступая на слушаниях в банковском комитете сената, министр финансов Стивен Мнучин поспешил заверить: на основе доклада будут приниматься решения о санкциях. В ходе открытой части он не уточнил, когда могут последовать рестрикции и кого именно они затронут. 

Критически настроенные по отношению к Москве конгрессмены сомневаются, что новые санкции вообще последуют, после того как госдепартамент США объявил, что рестрикций в отношении иностранных компаний или людей «за значительные транзакции с организациями из российского оборонного или разведывательного сектора» пока не будет. 

Закон «О противодействии противникам США посредством санкций» (CAATSA), на основании которого подготовлен «кремлевский доклад», позволяет властям США с 29 января наказывать ключевых иностранных партнеров российских оборонщиков и разведслужб, просвещает нас «Коммерсантъ». 

В госдепе пояснили: сама угроза введения подобных «вторичных санкций» является «сдерживающим фактором», более жесткие меры пока не нужны, но могут последовать. 

Конгрессмены восприняли это как попытку саботажа со стороны администрации Трампа. Президент изначально критически отнесся к CAATSA. Конгресс, по сути, навязал ему этот закон, не оставив пространства для маневра. Приняв документ абсолютным большинством голосов, законодатели сделали бессмысленным президентское вето. Но, подписывая закон, президент раскритиковал конгрессменов за вмешательство в его конституционные полномочия по формированию и реализации внешней политики, в том числе санкционной. 

Основная претензия сторонников CAATSA к открытой части «кремлевского доклада»: они убеждены, что администрация предоставила Конгрессу «отписку», формально удовлетворив требования CAATSA, но сделав публикацию списка, по сути, бессмысленной. Изначально конгрессмены настаивали на обнародовании точечного «списка друзей Владимира Путина», рассчитывая, что угроза новых персональных санкций заставит этих людей отвернуться от Кремля. CAATSA позволял опубликовать не только имена, но и обнаруженные спецслужбами США источники доходов, возможные нелегальные схемы, к которым эти лица могли быть причастны, сведения о состоянии членов их семей, бизнес- интересы на Западе. Но администрация Трампа пошла по другому пути, включив в досье 210 имен российских чиновников, политиков и предпринимателей. В итоге получилась «компиляция телефонного справочника Кремля, правительства и списка журнала Forbes»». 

Пока нет информации о том, что вошло в секретную часть доклада. Министр финансов Стивен Мнучин сообщил, что она насчитывает «сотни страниц» и составлена на основе «огромной работы, проделанной спецслужбами». 

Бывший посол США в России Майкл Макфол заявил, что не ожидает и от секретной части сенсаций. «Нет никаких оснований полагать, что секретная часть была составлена более тщательно». 

Тем не менее санкции могут затронуть всех. И уже затрагивают. Причем не в США, а в Великобритании, что стала излюбленным местом для беглых бизнесменов. Через неделю после публикации «кремлевского списка» российские предприниматели признавались, что оказались под давлением со стороны деловых партнеров и властей, сообщает «Lenta.ru». 

Дополнительное давление начали оказывать европейские банки: они ужесточили контроль за счетами россиян. Кроме того, в Великобритании анонсировали масштабную чистку своего банковского рынка и рынка недвижимости. Министр безопасности Бен Уоллес пообещал, что в Соединенном Королевстве будут отслеживать российские активы, искать бенефициаров и требовать объяснить происхождение денег. В противном случае британские власти обещают россиянам «значительно усложнить жизнь». 

Российский бизнес заволновался. Бизнес-омбудсмен Борис Титов организовал встречу с опальными бизнесменами в Лондоне. Аудитория собралась разношерстная – от бывшего совладельца банка «Траст» Ильи Юрова до бывшего владельца «Евросети» Евгения Чичваркина. В общей сложности пришли 25-30 человек. 

Идея помочь опальным бизнесменам возникла еще в 2017 году. В декабре Титов говорил: «Они нормальные ребята, но многие находятся в розыске через Интерпол, потому что на них возбуждено уголовное дело в России». Пообщавшись с бизнесменами вживую, Титов составил список тех, кто изъявил желание вернуться на родину. Омбудсмен считает, что часть дел была заведена с целью захвата бизнеса, подобного рода преследования необходимо прекратить. 

Кремль неоднозначно отреагировал на инициативу Титова. Главный аргумент, который тот использовал при общении с опальными предпринимателями, это возможность показать список президенту: глава государства может повлиять на их судьбу. Титов утверждал, что передал список еще в воскресенье, 4 февраля, однако 5 февраля пресс- секретарь президента Дмитрий Песков информацию о получении списка опроверг и исключил возможность амнистии по уголовным делам. Позднее список все же дошел до Кремля. 

Судя по реакции сторон, оптимизм бизнес-омбудсмена касательно собственной инициативы оказался несколько преувеличенным. Например, вошедший в список Титова пензенский бизнесмен, экс-сотрудник госкомпании «Газпром» Алексей Шматко признался, что возвращаться в Россию не хочет. «Участники списка Титова просят прекратить незаконные уголовные преследования. Мы просим перестать кошмарить бизнес», – заявил Шматко. По его словам, желающих вернуться в Россию не очень много: из тех, кто присутствовал на встрече в Лондоне, – только двое. Это бывший владелец холдинга «Авиачартер» Михаил Шаманов и бывший вице-президент «Роснефти» Анатолий Локтионов. Большинство пришедших на встречу предпринимателей просто хотят, чтобы на родине закрыли возбужденные против них уголовные дела. 

По всей видимости идет торг. Кроме беглых бизнесменов «кремлевский список» задел прежде всего либеральную часть российской элиты, которая, зарабатывая в России, живет за рубежом. Патриотически настроенная элита, «друзья Путина», на поблажки со стороны американского законодательства вряд ли рассчитывали. 

Как бы там ни было, а состоятельные россияне стали переводить деньги из-за рубежа в Sberbank Private Banking (подразделение корпоративно- инвестиционного бизнеса Группы Сбербанк, занимающееся обслуживанием премиальных клиентов) в ожидании новых американских санкций. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на главу структуры Евгению Тюрикову. 

По ее словам, в январе 2018 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года был зафиксирован почти трехкратный рост активов Sberbank Private Banking – приток составил «сотни миллионов долларов». При этом порог входа в Sberbank Private Banking составляет 100 миллионов рублей. В основном капитал шел из Швейцарии, Великобритании и Австрии. «Причина – в ожидании санкций США. Конец декабря и январь все прожили с ощущением, что будут санкции», – пояснила Тюрикова. 

Она добавила, что богатые россияне стали чаще инвестировать в акции – тренд был зафиксирован в конце третьего квартала 2017 года: если раньше в акциях в среднем хранилось 2-3 процента инвестиционного портфеля, то теперь этот показатель увеличился до 12-15 процентов. 

На самом деле CAATSA требует описания в докладе Минфина США роли компаний с госучастием в российской экономике и анализа потенциальных эффектов введения дополнительных ограничений на операции с их долями и долговыми инструментами, напоминает «Коммерсантъ». 

В открытой части финансовое ведомство США кратко описывает этот сектор как наследие СССР, прошедшее приватизацию 1990-х годов, сменившуюся частичной реприватизацией крупных компаний в начале 2000-х годов. Формулировки Минфина США практически повторяют текст доклада о развитии конкуренции российской антимонопольной службы: государство ответило на кризисы 2008-го и 2014 годов наращиванием своей доли в экономике, и, по данным 2016 года, на окологосударственные компании в РФ приходилась треть всех занятых и около 70% произведенного ВВП. 

По данным ФАС, общее число компаний с акционерным участием государства на 2017 год составляло 1356 (из них 128 АО – с долей государства от 25% до 50%, 575 АО – с долей свыше 50%). Однако для нужд CAATSA доклад Минфина США определяет российские компании с госучастием как предприятия, «в которых государство владеет 25% или более и выручка которых превышает $2 млрд». Список таких активов и анализ последствий возможного расширения ограничений операций с их долями и долгом составляет закрытую часть доклада. 

В топ-500 российских компаний по объему выручки входит около 40, удовлетворяющих этой формулировке, – начиная с «Газпрома» (6 трлн руб. выручки), «Роснефти» (4,1 трлн) и Сбербанка (3 трлн) и заканчивая санируемым Промсвязьбанком (будущим агрегатором гособоронзаказа, выручка 127 млрд руб.) и концерном «Радиоэлектронные технологии» (124 млрд руб.). 

При этом даже перечень, ограниченный объемом выручки в 120 млрд руб., затрагивает многие крупные отрасли российской промышленности: ТЭК («Газпром», «Роснефть», «Транснефть», «Зарубежнефть» и др.), энергетику («Росатом», «Россети», «Интер РАО»), транспорт («Аэрофлот» и РЖД), добычу (АЛРОСА), связь («Ростелеком» и «Почта России»), финансы (Сбербанк, ВЭБ, Россельхозбанк), судо- и авиастроение (ОАК, «Вертолеты России», ОСК) и оборонную промышленность («Ростех», Уралвагонзавод, НПО «Высокоточные комплексы» и т. п.). 

Причем речь идет о законе, действие которого растянется на годы, если не на десятилетия, будет зависеть от конкретного президента США. Россия должна на это как-то реагировать: собирать заграничные капиталы и т.д., тем более что российских бизнесменов впрямую к этому подталкивают. Но этим, скорей всего, дело не ограничится: видимо, президенту придется менять правительственную конфигурацию, поскольку под ударом оказалось и так ослабленное, расписавшееся в собственном бессилии либеральное крыло. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./