ПРЕСС-ОБЗОР 

ОТЕЧЕСТВЕННУЮ ЖУРНАЛИСТИКУ ПОПРОБОВАЛИ НА ЗУБ 

На ежегодной пресс-конференции Владимира Путина случился казус: один из самых ярких вопросов: «Курица стоит 100 рублей, а треска – 300 рублей. Чего мы издеваемся над людьми?!» – задал вовсе не журналист, а мурманский рыбопереработчик Михаил Зуб. 

Случай сам по себе любопытный. Обычно журналисты так попадают на интересующие их мероприятия. Усилий для этого особых не требуется, нужна самая малость, можно сказать, пустяк: не отличаться от публики, говорить с ней на одном языке. 

А теперь по порядку. 

АНТУРАЖ 

Тринадцатая встреча президента России Владимира Путина с журналистами в рамках ежегодной пресс-конференции собрала без малого 1700 представителей СМИ. Они стали подтягиваться в Центр международной торговли с 8 утра – за четыре часа до начала. К десяти холл был полон, собравшиеся атаковали вход в зал. 

Журналисты кремлевского пула коротали время в буфете. «Я с трудом протиснулся в просторный и за полчаса до начала пресс- конференции полупустой буфет, где блистали своим наличием осетинские пироги с мясом и хачапури с сыром. Немного странно, что и то, и другое уже стало верным признаком этой пресс- конференции, входит в подробности специальный корреспондент «Коммерсанта». В конце концов, почему не расстегай: пресс- конференция все-таки президента России, а не Грузии или Абхазии. Через минуту тут оказалась и Ксения Собчак. Странно, что журналисты проявляли к ней интерес только до того момента, пока не вошла в буфет, и теперь она стояла с кофе в компании журналиста «Дождя». 

Да уж чего тут странного: относиться к Ксюше как к коллеге – смешно. Как к «кандидату в кандидаты» – еще смешнее. Мутные ребята создали проект под названием «Ксения Собчак», и теперь над этим потешается вся страна. 

Тем не менее один из коротающих время поинтересовался, надеется ли она на дебаты с президентом, о недопустимости которых на пресс-конференции уже предупредил пресс-секретарь Дмитрий Песков, и она ответила, что «готова, а вот готов ли он?..». 

Цирк, конечно. В зале между тем шли ожесточенные бои за место. 

– Кубань себе сразу шесть мест заняла! Подряд! 

Это был стон журналиста, которому не досталось места. 

– Кто из фотографов сидит на стуле?! – зловеще шептали организаторы. – Встаньте и выйдите! Уважайте труд коллег! 

– Вот он, фотограф! Сидит! – с восторгом кричали рядом. 

Фотограф отбивался на безупречном английском: 

– Что вам не нравится, я не понимаю?! Да, у меня фотоаппарат! Но он здесь ни при чем! Не обращайте на него внимания! 

И надо же, перестали! Тогда как некоторым англоязычным ребятам не досталось места. 

МИССИЯ И ВЫБОРЫ 

«Ждем президента», – официальный представитель Кремля Дмитрий Песков объявил минутную готовность. Первого вопроса традиционно ждали от кого- то из старожилов кремлевского пула. Однако пресс-секретарь объявил: давайте сменим традицию и дадим слово радиостанции «Говорит Москва». Журналистка дежурно спросила: почему Владимир Путин решил снова выдвигаться, и каким он видит будущее России? 

– Чтобы обострить еще ваш вопрос… – Путин вгляделся в зал, – я видел, девушка плакат поднимала, на котором написано: «Путин, бай-бай!». 

Было слышно, как девушка взволнованно поправила президента: 

– Путин – бабай! Дедушка по- татарски! 

Стало быть, был дедушка Ленин, а теперь дедушка Путин. Родной и обожаемый человек – бабай! 

– А, бабай… – вздохнул Путин. – Мартышка к старости слаба глазами стала… Извините. 

Без сомнения, Владимир Путин ожидал увидеть в зале плакаты и с «бай-бай…» или услышать что- то в этом роде. 

– Я уже много раз говорил о том, какой хотел бы видеть Россию, – привычно начал он. – Но могу вам сказать главное, на чем, я считаю, необходимо сосредоточить внимание и власти, и всего общества. Это такие вопросы, если говорить конкретно, как развитие инфраструктуры, здравоохранения, образования. Это высокие технологии, повышение производительности труда. И всё это, без всяких сомнений, должно быть нацелено на то, чтобы повысить доходы граждан, повысить доходы наших людей. 

Конечно, совсем молодые люди не помнят, даже не знают, что происходило в 90-х и в начале 2000-х годов, и не могут сравнить с тем, что стало теперь... Мы жили в условиях гражданской войны в течение долгого периода времени, практически шесть лет, больше – почти 10, когда пацанов 18-19 лет, неготовых, необученных, под пули вынуждена была направлять страна. Сейчас, посмотрите, какая у нас армия… У нас сегодня много проблем, и мы собрались прежде всего для того, чтобы говорить о них, и будем говорить без всякой лакировки, но все-таки у нас ВВП вырос на 75 процентов с 2000 года... У нас реальная заработная плата, она все- таки припала – и мы об этом поговорим – в результате кризисных явлений последних трех лет. Но, начиная с начала 2000-х, реальная заработная плата выросла в 3,5 раза… Пенсия реальная – в 3,6 раза, смертность младенческая сократилась в 2,6 раза, материнская – в 4 раза… Россия сокращалась на миллион граждан в год, мы переломили демографическую ситуацию, здесь тоже есть проблемы. Но тем не менее – мы переломили, – цитирует президента Lenta.ru. 

– Теперь, – продолжил Путин, – по поводу оппозиции, почему она не появляется такая, которая была бы конкурентоспособной… Самое простое для меня было бы сказать, что не мне же самому для себя конкурентов воспитывать… 

Тут Владимир Путин посмотрел на Ксению Собчак, сидящую почти напротив него в пятом ряду с табличкой с надписью «Против всех!» на одной стороне и надписью «Ксения Собчак» – на другой: 

– Когда мы говорим об оппозиции, важно ведь не только шуметь на площадях или в более кулуарной обстановке говорить об антинародном режиме. Важно что-то предложить, для того чтобы сделать лучше. В этом, мне кажется, самая главная проблема тех, кто хотел бы быть конкурентоспособной оппозицией: нужно предложить реальную, не эфемерную, не крикливую, а реальную повестку дня! Такую, в которую люди бы поверили! Надеюсь, что это все-таки у нас возникнет, и чем раньше, тем лучше, на самом деле! 

ЕСЛИ БУДЕМ ГОВОРИТЬ, НАС НЕ ПОЙМУТ 

Одно из новшеств нынешней пресс-конференции – объединение вопросов, Если кто-то спрашивал про экономику или ЖКХ, глава государства уточнял у зала: есть ли еще интересующиеся этой темой? Выслушав нескольких журналистов, президент давал развернутый ответ. 

Присутствующих волновали рост ВВП, инфляция, развитие отраслей, работа правительства. Глава государства отвечал подробно, с цифрами. Экономика, без сомнений, растет. Рост ВВП – 1,6 процента, рост промышленного производства – 1,6 процента, хорошие темпы развития у фармацевтики и сельского хозяйства, развивается автопром. Растет и экспорт – Россия вышла на первое место по экспорту зерновых. 

Вместе с тем инфляция в стране рекордно низкая за всю новейшую историю. И все это несмотря на то, что Россия перенесла два экономических шока – санкции и снижение цен на нефть. «Однако удалось выйти на показатели роста», – резюмировал Путин. 

Ответы неслись по новостным лентам – СМИ исправно выполняли привычную роль рупора. С обратной связью, тем более «с приводными ремнями», которыми, как утверждали классики, власть связана с населением, оказалось куда сложнее. 

Первый раз «ремни» сработали, когда провинциальный журналист рассказал о фермере. Тот купил датчик, фиксирующий местоположение движущегося объекта, нацепил его на корову – оказалось, нельзя. «Платить, что ли, надо?» – допытывался Путин. «Дело не в оплате – шпионское оборудование!». Фермеру грозит реальный срок, а некоторые уже сидят. Выходца из спецслужб такой поворот событий, мягко говоря, удивил, он обещал разобраться.

От интернет-ресурса «Потребитель.ru» вопрос задал Михаил Зуб. И это был даже не вопрос, а выступление. 

– Я вас обманул! Я никакой не журналист, я случайный журналист. Я председатель совета директоров Мурманского рыбокомбината! 

– Это плохо, – заметил Дмитрий Песков, отвечающий за организацию пресс-конференции. 

– Плохо, согласен… – расстроенно согласился Михаил Зуб. – Потому что мы три с половиной года землю жуем зубами! Мы рвемся, для того чтобы выжить, и мы знаем, как выжить! Мы знаем, как поймать дальневосточную рыбу; что рыба по 52 рубля с Дальнего Востока будет по 80 рублей продаваться, а не по 300! У нас же 300 рублей рыба стоит! А мы должны продавать её так же, как курицу, – по 100 рублей. Делайте со мной, что хотите! Да, я сюда пришел незаконно: сделался журналистом и прочее!.. 

– Я на вашей стороне, – живо откликнулся президент. – Мы сейчас говорить об этом не будем: нас не поймут. Я приглашу вас на совещание. 

Михаил Зуб сделал ровно то, чем должна заниматься так называемая обозревательская журналистика. Когда-то она у нас была, да, видно, вся вышла. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./