ПРЕСС-ОБЗОР 

На третий день работы Валдайского клуба ждали Владимира Путина. Обстановка подогревалась сообщениями о том, что президент обязательно «скажет что-то очень важное», – например, объявит об участии в выборах.

Разумеется, ничего подобного не произошло, да и не могло произойти: говорить о таких вещах перед преимущественно иностранной аудиторией – признак неуважения к аудитории отечественной. К тому же накануне не то с подачи аффилированных с Кремлем структур, не то, наоборот, структур враждебных, кандидатом в президенты выпала Ксюша Собчак – Интернет откликнулся фотосессией с её похождениями. 

Весьма красноречива, к примеру, фотография, где Ксюша с широко раздвинутыми ногами, в крохотных плавках позирует на лестничном марше перед стоящим ниже фотографом. Теперь представьте, что две фотографии – эту и какую-нибудь путинскую, как наиболее яркие в предвыборной проблематике, – соединяет программа в Googl! 

В Валдайском клубе, пока не приехал Владимир Путин, успели обсудить много чего. Весьма интересным новостные СМИ признали выступление главы Сбербанка Германа Грефа. Он рассказывал о том, как в Сбербанке решили заменить одну цифровую технологию, где мгновенно определялась благонадежность клиента, на другую – производства американца Михаила Косинского. Там на основе громадной выборки фотоизображений клиента (надо полагать, в соцсетях Googl) определяется его психотип, и сотрудник банка, как только клиент вошел в банк, уже имеет в распоряжении рекомендации, как себя с ним вести и, главное, выдавать ли кредит. Точность прогноза, по словам Грефа, достигает 80%! 

За разговорами время шло быстро. Пленарная сессия, в которой принял участие Владимир Путин, носила название «Мир будущего: через столкновение к гармонии». Модератором дискуссии был главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. Он напомнил про смысл дискуссии: «cозидательное разрушение», «из которого рождается целый мир», и признался, что третий день пытается понять, на каком из двух словосочетаний делать акцент. 

Сопредседатель Валдайского клуба Андрей Быстрицкий сравнил ситуацию с партитурами Ференца Листа. Там, как известно, были пометки: «Играть быстрее. Еще быстрее. Быстро, как только возможно. И еще быстрее». «Нынешний мир, – говорил Быстрицкий, – не столько производит безопасность, сколько тратит прежнюю!». 

– Когда собираются эксперты, – резюмировал Лукьянов, – они могут позволить себе со страхом смотреть в будущее. Политики себе этого позволить не могут. Поэтому для оптимизма хочу дать слово Президенту России Владимиру Путину. 

Выступление Путина было в такой же мере ярким, в какой и откровенным, отмечает «Коммерсантъ». Президент сказал: конкуренция за место в мировой иерархии обострилась, некоторые государства (а вернее, конечно, одно) поставили под сомнение наличие правил вообще. Это приводит к жесткой конфронтации и ввергает мир «в архаику и варварство». 

Путин обвинил Европу в потакании «старшему брату» в истории с бомбардировками Сербии, в истории с независимостью Косово, в том, что Европа должна была помнить о «веками длящихся противоречиях в самой Европе». «Помнила, разумеется, не могла не знать, а все равно получила Каталонию» и «серьезнейший политический кризис». Тут возникли и Крым, и Курдистан, и «правильные борцы», и «сепаратисты». 

Владимир Путин естественным образом перешел к отношениям с США. Он рассказал («данные несекретные, просто мало кто об этом знает»), как в 1990-х годах американские специалисты «совершили 620 проверочных визитов на предприятия российского оружейного комплекса»: 

– На все совершенно секретные объекты!.. Потом еще 170 визитов на обогатительные комбинаты… Прямо в цехах были созданы постоянные рабочие места, куда американские специалисты ходили, как на работу. Да просто на работу! И там стояли американские флаги! И все это продолжалось десять лет! 

Российская сторона, по словам Путина, получила за все это только одно: полное пренебрежение российскими национальными интересами, поддержку сепаратистов на Кавказе и так далее. 

– Конечно, – вздохнул Путин, – посмотрели, в каком состоянии наш оружейный комплекс… 

Самое сильное впечатление на Владимира Путина произвело то, что Россия выполнила все обязательства по уничтожению химического оружия, построила для этого восемь огромных заводов, с которыми «надо было решать, что потом делать…», а Соединенные Штаты отложили утилизацию своего химического оружия до 2023 года: денег нет! 

То же самое произошло и с оружейным плутонием, который договорились превратить в «обедненный»: 

– США построили один такой завод, довели его готовность до 70%, а в этом году попросили заложить в бюджет деньги на консервацию! Где деньги? – спрашивал Путин. – Украли. Но нас интересует: что с плутонием?! 

Выступили коллеги Владимира Путина, сидящие в креслах на сцене. Основатель Alibaba Group Джек Ма недоумевал, почему его до сих пор не приглашали в Валдайский клуб. 

– Я чувствую, – говорил Ма, – все большую уверенность в России! 

Джек Ма рассказывал о том, что «мы делали машины для людей, а теперь людей пытаются делать наподобие машин, а надо делать машины наподобие машин, а людей – наподобие людей…» 

Бывший президент Афганистана Хамид Карзай настаивал, что афганская демократия – это афганская демократия, а не американская, и не надо, как делал бывший госсекретарь США Джон Керри, «приезжать и считать наши голоса…» 

– Да Джон считать-то не умеет…– успокаивал его Путин. – С арифметикой у него не очень… 

Российского президента спрашивали, возможно ли сейчас полное ядерное разоружение – тема по-прежнему интересовала западных экспертов. 

Да, возможно, отвечал тот и переспрашивал: 

– Хочет ли Россия этого? Да, хочет и стремится к этому. Но есть вопросы… 

И снова вопрос был про ядерный контроль: Дмитрий Суслов из Высшей школы экономики предположил, что «мы возвращаемся в 50-е годы прошлого века, которые закончились Карибским кризисом…» 

– Мы не возвращаемся в 50-е…– качал головой Путин. – Нас пытаются вернуть в 50-е годы!.. 

И опять он говорил про химическое оружие: 

– Американская сторона ничего не делает!.. «У нас на химическое разоружение денег нет!» – передразнивал Путин партнеров. – У них печатный станок работает, и у них денег нет! А у нас есть!.. Теперь их СНВ-3 не очень устраивает!.. Но мы не собираемся из него выходить!.. Что касается договоров о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД)… Если бы у нас не появились, как и у США, ракеты морского и авиационного базирования, может, у нас и было бы искушение выйти из этого договора… Когда СССР в свое время уничтожил в соответствии с договором наземные ракеты, у США другие остались… И у нас в России они появились!.. 

Президент добавил, что не только «Калибры», чья эффективность на виду, – 1,4 тыс. км, а и ракеты 4,5 тыс. км дальности… 

– Мы просто выровняли ситуацию! – пожимал плечами Путин. – Если кто-то захочет выйти, наш ответ будет мгновенным! 

Похоже, политологи услышали по этому поводу всё, что хотели, и перешли к другим вопросам. На большинство Путин отвечал так же, как много раз до этого: про дело Магнитского, про ситуацию с КНДР и Украиной. Здесь не было никаких новостей. 

Вдруг один из членов Валдайского клуба вспомнил, как бывший министр иностранных дел России Андрей Козырев, разговаривая с бывшим президентом США Ричардом Никсоном, сказал, что у России нет национальных интересов, а есть только общечеловеческие, а Никсон в ответ покачал головой. 

И тут Путин обезоруживающе, так сказать, честно проявил отношение и к Андрею Козыреву лично, а особенно к тому, что тот сказал: 

– Это говорит о том, что у господина Никсона есть голова, а у господина Козырева – только черепная коробка… 

Главный редактор Russia Today Маргарита Симоньян спрашивала, как президент относится к тому, что эту телекомпанию и радио Sputnik пытаются сделать в США иностранными агентами. И надо ли бороться с этим или «подставить другую щеку». 

Владимир Путин отвечал, что «у России и США, конечно, несопоставимые мощности, просто несопоставимые, у нас нет мировых СМИ!.. А то, что происходит… Это просто не знаю, как назвать! Недоумение – это слишком мягко сказано!.. Их СМИ влияют на политику чуть не во всех странах!..» 

И наши могли бы влиять, особенно сейчас, когда мировые СМИ, скатившись в борьбе с Дональдом Трампом на оголтелую пропаганду, зримо поиздержались в доверии. Но в свое время НТВ сломали хребет – и вместо Леонида Парфенова мы теперь имеем Ксюшу Собчак, а некогда влиятельная федеральная и региональная пресса пребывает на уровне стран Африки (есть соответствующие рейтинги). 

Ну да что есть, то есть. Путин заявил, что он снимает шляпу перед талантом и бесстрашием сотрудников Russia Today, «и в данном случае мы будем действовать зеркально! Тут же последует ответ!». 

Федор Лукьянов «с глубоким прискорбием» сообщил, что клуб работает уже два с половиной часа, и, обращаясь к президенту, сочувственно поинтересовался: «Вы как?». Путин пожал плечами: «Хорошо…» – и вопросы продолжились. И про Дональда Трампа (президент оборвал участника клуба, который стал неаккуратно выражаться о президенте США), про учения НАТО вблизи российских границ («Пусть тренируются, у нас все под контролем»). Даме из США Путин признался: «Мы вам слишком доверяли! И это была наша ошибка. Ваша ошибка – в том, что вы злоупотребили этим доверием!». 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./