ПРЕСС-ОБЗОР 

Во вторник законопроект по новым санкциям против России, Ирана и Северной Кореи, уже согласованный палатой представителей, был поставлен на голосование на пленарном заседании палаты и принят большинством голосов. «За» выступили 419 конгрессменов, против – 3. Широкая двухпартийная поддержка практически гарантировала его утверждение нижней палатой Конгресса.

Ранее этот законопроект (он называется «Закон о противодействии российскому влиянию в Европе и Евразии») почти единогласно (97 голосов – «за», 2 – против) одобрил Сенат. Теперь утвержденный нижней палатой документ должен снова пройти через Сенат и поступить затем на подпись президенту. 

Пакет новых санкций включает в себя как усиление действующих ограничений, так и введение новых, в том числе в отношении лиц, причастных – по мнению сенаторов – к кибератакам, а также к нарушениям прав человека и поставкам оружия президенту Сирии Башару Асаду. 

В случае принятия закона, американским компаниям и частным лицам будет запрещено кредитовать российские банки дольше 14 дней. Сейчас этот срок составляет 90 дней. Также предлагается ограничить сроки финансирования российских компаний нефтегазового сектора – для них будет установлен срок кредитования в 30 дней. 

Новые секторальные санкции затронут горнодобывающую промышленность, морские и железнодорожные перевозки. 

Президенту США предстоит оценить, насколько законопроект о санкциях в отношении Ирана, России и КНДР соответствует американским интересам, сообщила пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс. 

Дональд Трамп «намерен изучить этот законопроект и сделать вывод о том, как документ будет выглядеть в финале», цитирует Reuters. 

Сандерс пояснила, что Трамп хотел бы понять, окажутся ли антироссийские санкции «лучшей сделкой» для США. 

Накануне пресс-секретарь с уверенностью заявляла, что Белый дом поддержит законопроект. 

Директор по коммуникациям Энтони Скарамуччи тогда же оговаривался, что Трамп еще не решил, поддержит ли санкции, но позже в интервью New York Times предлагал ориентироваться на заявление Сандерс, поскольку он сам неверно интерпретировал слова президента. 

Каким документ окажется на выходе из Конгресса действительно, пока не очевидно, отмечали «Ведомости». Так, влиятельный сенатор-республиканец, председатель Комитета по международным отношениям Боб Кокер заявлял, что сделки по антироссийским санкциям пока нет. 

Заявление о согласовании документа оказалось, по словам Кокера, «несколько преждевременным», и законодателям «еще предстоит проделать небольшую работу», приводит слова сенатора Reuters. При этом сенатор отмечал, что согласование уже «очень-очень близко». 

Законопроект раскритиковал госсекретарь США Рекс Тиллерсон. По его мнению, США не должны принимать такие меры с учетом того, что Вашингтон и Москва пытаются нормализовать отношения, «добиться какого-то прогресса». 

Кроме того, с требованием пересмотреть пакет ограничений выступили представители американских фирм, сообщает CNN. 

В список тех, кто недоволен новым законопроектом о санкциях, входят: аэрокосмическая корпорация Boeing, финансовый конгломерат Citigroup, операторы платежных систем MasterCard и Visa, нефтегазовая корпорация ExxonMobil, энергетическая компания General Electric, автопроизводитель Ford, химическая корпорация Dow Chemical, Procter & Gamble, а также International Paper, Caterpillar и другие компании. 

По информации телеканала, представители компаний обсуждали законопроект с конгрессменами, пытаясь добиться внесения изменений в проект документа. 

Ранее новые санкции встретили недовольство в Европе. Канцлер Австрии Кристиан Керн и глава МИД ФРГ Зигмар Габриэль резко раскритиковали проект закона, одобренный накануне Сенатом США. По словам представителей двух стран, европейские партнеры всегда последовательно поддерживали «верные и необходимые» меры в отношении России, но новый пакет «противоречит нормам международного права», затрагивая интересы европейских энергетических компаний,− и это в Германии и Австрии сочли неприемлемым. 

Совместное заявление главы МИД ФРГ Зигмара Габриэля и канцлера Австрии Кристиана Керна опубликовано на сайте МИД ФРГ и содержит непривычно много для обыкновенно сухих дипломатических нот восклицательных знаков, отмечает «Коммерсантъ». 

Сначала политики делают «реверанс» в адрес американских партнеров и напоминают: с 2014 года Европа «рука об руку» с США реагировала на «противоправную агрессию Крыма», а затем на российские действия «на востоке Украины». «Это была верная и необходимая реакция на поведение России». 

Однако новый проект расширения санкций, одобренный Сенатом США, вызвал у европейцев куда меньше понимания. «Мы не можем допустить, чтобы европейским предприятиям угрожали противоречащие нормам международного права экстерриториальные санкции!». 

«Энергоснабжение Европы – это дело Европы, а не Соединенных Штатов Америки! «Нет» смешиванию внешнеполитических интересов с экономическими! Еще есть время и возможность этому помешать!» − взывали разуму конгрессменов европейцы. 

Расширение санкций прокомментировал и Президент РФ Владимир Путин. «В этом нет ничего удивительного,– пояснил он.– Мы знаем, что в Сенате Соединенных Штатов опять возник законопроект по поводу ужесточения санкций. Кстати, почему? Ведь ничего не происходит экстраординарного. В связи с чем на голом месте опять начали говорить об этих санкциях?». 

«Это свидетельство продолжающейся внутриполитической борьбы в Штатах,– объяснил Путин, – не было бы Крыма, придумали бы что-нибудь еще для сдерживания России». 

По данным Financial Times, в Брюсселе уже в среду готовились в срочном порядке рассмотреть возможный ответ на решение Вашингтона: 

«Брюссель готов принять ответные меры против США, если Вашингтон продолжит процесс расширения санкций в отношении России, новый пакет которых ударит по европейским компаниям». 

Газета ссылается на подготовленную для участников встречи аналитическую записку, где говорится, что Брюссель «должен быть готов отреагировать (на ужесточение санкций) в течение нескольких дней». 

Это означает, что, как только США ужесточают санкции в отношении России (затрагивающие интересы европейского бизнеса), Евросоюз будет готов ввести ответные меры, например, ограничив юрисдикцию соответствующих американских документов. 

Как пояснил один из источников в структурах ЕС, подобная практика подготовки последующих шагов на случай негативного сценария активно используется в Брюсселе: например, каждое последующее расширение европейских санкций в отношении РФ было спланировано заранее. Это позволяло ускорить процедуру реализации политических мер, учитывая всю неповоротливость европейской бюрократической системы. Только теперь в Брюсселе рассматривают возможность таким образом отреагировать уже не на политику Москвы, а на политику Вашингтона. 

В этих условиях после голосования в Конгрессе президент Дональд Трамп еще может наложить вето на расширение санкций в отношении России (а также Ирана и КНДР), но вето легко преодолевается 2/3 голосов (а в Сенате по этому вопросу практически консенсус), так что эксперты оценивают его как маловероятный. 

К тому же масштабы медийного шума при ветировании подобного закона даже сложно представить – чай, не Россия. Американские СМИ, если и служат рупором, то, в том числе, собственных взглядов. Не говоря уже о прессе, которая демонстрирует завидную самодостаточность. 

Включение антироссийского пакета в большой иранский пакет ставит перед Белым домом простой вопрос, поясняют «Ведомости»: хотите усилить давление на Тегеран – а администрация Трампа со времен выборов горячо этого желает, – будьте добры, господин президент, аналогично поступить и с Москвой. 

Американским законодателям от данной инициативы пока одни плюсы: действенный рычаг давления на Дональда Трампа и ресурс для торга с конкретными компаниями (затея весьма прибыльная). А также политического торга с европейцами (которые начали поговаривать о том, что пора им взять свою судьбу в свои руки) и странами Азии (в общем, приветствовавшими российский поворот на Восток). 

Дело в том, что, во-первых, вопрос о санкциях переводится из исключительной компетенции президента в практически полную компетенцию Конгресса – без его одобрения большинство санкций снять теперь нельзя. А американские конгрессмены куда менее склонны к перезагрузкам отношений с Россией, чем американские президенты. 38-летняя история действия поправки Джексона-Вэника (отменили в отношении России только в 2012 году) тому наглядное подтверждение. 

Более того, конкретные формулировки закона делают его практически неотменяемым. Так, совершенно неясно, как конгрессменам удастся когда-либо признать, что Россия больше не оказывает «влияния в Европе и Евразии» ( это точная цитата из обоснования нового закона). А без такого признания санкции не отменить. 

Во-вторых, неформальные санкции, действовавшие против ряда российских компаний еще с 2014-го, превращаются в формальные и расширяются. Отныне действует не только фиксированный черный санкционный список лиц и компаний, но и подсанкционные «категории»: например, госкомпании в сфере металлургии или газовой промышленности. 

Правда, закон описывает возможности применения санкций, но не делает конкретные виды наказания обязательными. Судьбу лиц и компаний будет определять президент – именно в его компетенции выбор конкретных мер наказания. В законе это элегантно отражено с помощью модального глагола «мочь». 

Вот за эту модальность и будут после принятия закона вестись вязкие переговоры между США и другими странами. Американский президент может издать исполнительный указ и отключить европейского партнера «Газпрома» по проекту «Северный поток» от американской финансовой системы (то есть от 96 процентов долларовых транзакций). А может и не отключить. Эти возможности могут сделать новый закон привлекательным и в глазах Трампа – открывается широкий простор для столь любимых им сделок. Хотя здесь можно заиграться и попасть под импичмент. 

Но главный вопрос заключается в том, на что готовы партнеры США ради того, чтобы Вашингтон был милостив. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./