ПРЕСС-ОБЗОР 

С 1 по 3 июня проходил Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ). Его посетили более 14 тысяч человек из 143 стран мира. Подписано 475 инвестиционных меморандумов и соглашений на сумму 1,8 трлн руб. При этом форум оказался более международным, чем внутрироссийским, и более политическим, чем экономическим.

1 июня президент Владимир Путин встретился с руководителями международных информационных агентств. Такие встречи обычно происходят во время ПМЭФ ежегодно, и обычно в ночи, когда сил у участников не остается даже на ожидание. В этом году встреча состоялась в первой половине дня. Но состав участников не впечатлял. 

Да, среди них, в отличие от прошлого года, появился, например, гендиректор немецкого информационного агентства DPA Питер Кропш. Но кроме него, не считая Сергея Михайлова, генерального директора ТАСС, участвовало только девять агентств. Причем такие монстры информации, как AP, Bloomberg, «Синьхуа» и Kyodo News, были представлены замами. Правда, Швеция прислала президента Европейского альянса информационных агентств. Первые лица представляли Испанию, Индию, Турцию и Италию. 

Стоит вспомнить хотя бы прошлогодний уровень представительства, чтобы понять, насколько иначе все в этом году. За столом сидели абсолютные звезды западной журналистики, для которых Пулитцеровские премии, что они в разное время получали, были наградой не для них, а и для тех, кто эти награды вручал. То ли устали ребята от воспоминаний, сколько им пришлось ждать Владимира Путина, то ли вообще от него уже ничего не ждут, но вот не было их теперь, отмечает «Коммерсантъ»

Путина это, естественно, не смущало, по крайней мере, на первый взгляд. Российский лидер был намерен высказаться о причинах развившейся в западных СМИ русофобии. Причины её оказались комплиментарными: «Утверждается многополярный мир, а это неприятно монополистам! Монополия, как известно, плоха, но монополисты всегда за нее борются во всех сферах!». 

Вторая причина русофобии, по мнению Путина, в том, что партнеры России пытаются сдерживать Россию, инициируя «всякие не вписывающиеся в рамки международного права действия, в том числе экономического характера, а теперь видят, что это не работает!». 

Президент хотел донести констатацию очевидного факта с некоторым торжеством, но эмоций, похоже, не нашел: «И это вызывает внутреннее раздражение. Это вызывает стремление обострить ситуацию. К сожалению тех, кто это делает, – мы повода не даем. Повод стараются найти на пустом месте… Но все это не будет продолжаться бесконечно, хотя бы потому, что должно прийти осознание, что это вредит всем!». 

Слово дали Питеру Кропшу, которому Владимир Путин долго растолковывал, что его отношения с канцлером Германии Ангелой Меркель не так уж безнадежны, как может показаться на первый взгляд. По большому счету, ему всё равно, с кем работать после выборов в парламент Германии – с ней или с Мартином Шульцем. 

Потом президент, в очередной раз, теперь уже по просьбе Питера Кропша, прокомментировал разговоры «о возможных хакерских взломах со стороны России». Может быть, российские хакеры захотят запустить какую-то ложную информацию в избирательный процесс в Германии. 

Немецкий журналист сказал об этом, как о чем-то маловероятном – Путин разделил опасения. «Хакеры – это же люди свободные, как художники: настроение у них хорошее, и занимаются тем, что картины рисуют! Они проснулись, прочитали, что там происходит в межгосударственных отношениях, и, если настроены патриотически, начинают вносить свою лепту, как они считают, правильную, в борьбу с теми, кто плохо отзывается о России! Возможно? Теоретически возможно!». 

Столь романтической версии вмешательства в размеренную, скучноватую, да что там, рутинную жизнь западного сообщества, от российского лидера вряд ли кто ожидал. «На государственном уровне мы этим никогда не занимаемся! Вот что самое важное!» – заключил Путин. 

Политика господствовала над экономикой и во второй день форума. Утром 2 июня президент принял участие в заседании «Бизнес-диалог Россия – США», организованном AmCham, с участием топ-менеджмента Boeing, ВЭБа, «Реновы» и Правительства РФ. 

В небольшое помещение, где велся диалог «Россия – США», допускали строго по приглашениям, трансляция не велась. Мелькать на телеэкране, если тебя могут ожидать неприятности от властей, желающих мало. Вот бы где пригодилась квалификация пишущих журналистов, но где их взять? Отечественную журналистику благополучно кончили в нулевые годы – она не вписывалась в концепцию рупора, когда транслируются даже не мысли, а слова властей; а американская, как правило, демократического толка, те самые пулитцеровские лауреаты, приехать отказалась. 

Между тем представители бизнеса называли неожиданно высокие цифры прямых инвестиций США в Россию: 82 миллиарда долларов. Не удивляйтесь, что на официальном уровне цифры другие – сотрудничество идет не напрямую, а через третьи страны. Тут же выяснилось, что американская делегация стала одной из самых представительных на форуме: почти четверть всех иностранных компаний – из США, 144 из 511. «Это, кстати говоря, рекордное число», − заметил Путин. При этом он отметил: российско- американские отношения находятся в низшей точке со времен холодной войны. «Это не могло не отразиться и на экономике, и на нашем деловом партнерстве», передает «ТАСС»

Американцы предлагали российскому президенту заняться наладкой диалога с властями США. Путин вернул шайбу: «Я вас прошу от имени президента России и от имени моей страны донести это до администрации президента США и до самого президента США: помогите наладить нормальный политический диалог!». 

Главное событие форума – пленарное заседание. Вместе с Владимиром Путиным в нем приняли участие премьер-министр Индии Нарендры Моди, федеральный канцлер Австрии Кристиан Керн, президент Молдавии Игорь Додон, а также глава «Роснефти» Игорь Сечин. 

Об экономике говорили мало и как-то вскользь. На взгляд Путина, России необходимо внедрять цифровые технологии во все сферы жизни, оказывать господдержку компаниям, которые занимаются передовыми технологиями, и увеличивать число специалистов, добившись «всеобщей цифровизации и цифровой грамотности». 

Россия будет формировать инновационные научно- технологичные центры на базе вузов, объявил Путин. Он обратился к руководству крупнейших компаний – «Ростех», «Роскосмос», «Росатом» и других – с просьбой создавать подразделения, которые будут предметно работать со стартапами и малым бизнесом, продолжает тему «Lenta.ru»

Федеральный канцлер Австрии Кристиан Керн, говоря о проблемах миграции и внутриевропейской целостности, предупреждал: «Слухи о смерти Европы сильно преувеличены». Он признал негативные последствия антироссийских санкций для Австрии (0,3 процента ВВП), сказал, что позиция Евросоюза в отношении целостности государственных границ Украины не подлежит сомнению, но слово «Крым» не произнес. 

Некоторые фразы президента Молдавии Игоря Додона претендовали на то, чтобы стать крылатыми. «Ушли времена, когда считалось, что если делать в квартире ремонт, то евроремонт». «Кабальное» соглашение об ассоциации с ЕС молдавский президент называл большой ошибкой: страну наводнили европейские продукты, а российский рынок ушел! 

С появлением модератора пленарной дискуссии, ведущей американского телеканала NBC Мегин Келли, ставшей известной благодаря резким критическим выпадам в адрес Дональда Трампа, присутствующим окончательно стало ясно, что на серьезную экономическую дискуссию рассчитывать не приходится. 

46-летняя журналистка раньше была политическим комментатором телеканала Fox и не сходила со страниц американских газет во время предвыборной гонки в США. Келли не скрывала, что считает Трампа женоненавистником; республиканец отвечал ей грубостью, игнорировал, отказавшись идти на дебаты с её участием. 

«Постараетесь нас помучить?» – шутливо обратился к ней Путин, когда пришел знакомиться вечером 1 июня. «Вот уж точно! А вы готовы?» − отвечала она. Американская телеведущая мало интересовалась Сирией и еще меньше – Украиной. Ее вниманием почти полностью владел новый президент США. Первый вопрос был о том, как европейские лидеры оценивают очередной громкий шаг Трампа – выход из Парижского соглашения по климату. 

«Я не отношусь к числу европейских лидеров. Ну, они так считают, – отшутился Путин. – Вот сегодня в Москве снег, говорят, был, а здесь [в Санкт-Петербурге] – дождь и холодина. Можно теперь свалить на него и на американский империализм, что это все они виноваты». И, обращаясь к ведущей, перешел на английский: «Меган, это [Парижское] соглашение даже еще не вступило в силу. Don't worry, be happy». Трамп вовсе не отказывался продолжать работу по вопросу климата, напомнил он. 

Далее дискуссия стала напоминать перепалку ведущей и главного гостя. Раз за разом Келли спрашивала Путина о предполагаемом влиянии русских на победу Трампа. «Все разведки США сошлись в едином мнении, неужели все они не правы?». 

«А вы читали все эти отчеты? – в свою очередь интересовался Путин, имея в виду их секретную, а не публичную часть. – Вижу: не читали! А я читал! И не увидел там ничего интересного или содержательного. Как говорили в одном месте, где я работал: адреса, явки, фамилии давайте. Где это все?». Но ведущая проявляла настойчивость. «Есть же доказательства причастности к кибератакам!» − напирала она. «Какие? Отпечатки пальцев? Отпечатки копыт, рогов?! – вопрошал Путин. – IP-адреса можно вообще придумать – знаете, сколько таких специалистов?». 

Российский президент заметил, что и сам, наблюдая за тем, как Трамп ведет предвыборную кампанию, думал: «Ну, перебирает мужик, честное слово!» Но народ выбрал его, а другая команда просчиталась и теперь ищет, на кого проигрыш списать. «Это вообще мне антисемитизм напоминает: во всем евреи виноваты. Сами придурки, а виноваты евреи!» – в зале раздался хохот. 

«Ну, такой бред несут... Откуда взялись эти люди, которые распространяют эту информацию? Какая-то катастрофа! – говорил Путин уже о ситуации вокруг российского посла в Вашингтоне Сергея Кисляка. – Просто истерия какая-то! И никак не можете прекратить. Ну, таблетку, что ли, надо дать вам...». Он обернулся к залу: «Есть таблетка? Дайте таблетку!». 

Однако кончилось всё благополучно. Мегин Келли в третий раз встретилась с Владимиром Путиным и взяла развернутое интервью, на которое, видимо, уже не надеялась. Встреча с Путиным стала первой в её новом шоу «Воскресный вечер» – для раскрутки лучше не придумать. Рейтинг зашкаливал, передачу посмотрели более 6 миллионов человек. Коллеги Келли полагают, что у них появилась программа, которая заставит Белый дом переключиться с телеканала Fox News, где Мегин Келли работала до ссоры с Дональдом Трампом, на телеканал NBC. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./