ПРЕСС-ОБЗОР 

«ДЕКАН МИРОВОЙ ГЕОПОЛИТИКИ» ЭКЗАМЕНОВАЛ МОЛОДОГО ФРАНЦУЗСКОГО ЛИДЕРА 

В понедельник, 29 мая, президент России Владимир Путин прибыл в Париж на встречу с новым французским лидером Эммануэлем Макроном. Повод для срочного визита был более чем занимательный. Поездка, подготовленная в рекордные сроки, совпадала с трехсотлетним юбилеем вояжа во Францию Петра Великого.

В мае 1717 года царь Петр, привыкший к власти, прибыл в Версаль, где изумил французскую знать. Он подхватил на руки семилетнего короля Людовика XV и расцеловал. Три столетия спустя эту сцену обыграли на выставке, организованной при помощи Эрмитажа, открывает тему «Lenta. ru». 

Французская пресса с готовностью проводила аналогии: сейчас Эммануэль Макрон, самый молодой европейский лидер, встречается с «деканом мировой геополитики». Пройдет ли он «тест Путиным», задавалась вопросом Libération. 

Покажет ли Эммануэль Макрон американскому союзнику, что Париж сохраняет свободу маневра, зримо повышала ставки Le Figaro

Словом, молодому французкому лидеру нужен был то ли достойный спарринг-партнер, то ли выездной учитель, и эту роль предложили Путину. 

Дело в том, что буквально на днях состоялся саммит «G-7», где «Большая семерка» на глазах превращалась в «большую тройку» с явным лидерством США и важной ролью ключевых экономик Европы и Азии – Германии и Японии. А Франция отдельно как- то не просматривалась, хотя могла бы: все-таки ядерная держава, да и во Второй мировой войне она была не побежденной стороной, как Япония или Германия (с ними американцы ведут себя соответствующим образом), а в числе победителей. 

На память приходит, как США беззастенчиво сдерживали Тoyota, обременяя внушительными штрафами. Маневр удался, компанию «притопили», затея понравилась. Следом пошли немецкие автопроизводители: Барак Обама разорил Volkswagen на несколько миллиардов долларов, а Дональд Трамп заявил, что не потерпит на территории Соединенных Штатов немецких автомобилей всех марок, произведенных на заводах в Мексике (ввозная пошлина – 35% от цены, «можете ввозить, если хотите!»). 

При этом Германия остается ключевым партнером США, напоминает «Газета.ru». Причины очевидны. Во-первых, кто-то должен что-то делать с увядающей на фоне Юго-Восточной Азии Европой. Хотя бы держать этот процесс под контролем и не позволять европейским странам вываливаться из «оркестра». А во-вторых, с уходом Великобритании США в ЕС больше не на кого положиться. 

Так что Германия, как недвусмысленно поведал американский президент, «должна». И тем больше, чем больше в ней будет нуждаться Америка, – таков принцип ведения дел республиканской администрации. 

Канцлер ФРГ Ангела Меркель, выступая по итогам G-7, отметила: «Мы, европейцы, должны взять собственную судьбу в свои руки – конечно, в дружбе с Соединенными Штатами Америки, в дружбе с Великобританией и как добрые соседи со всеми другими странами, с которыми это возможно, даже с Россией» (цитата по Reuters). 

Налаживать связи взялся Эммануэль Макрон, который очень хотел проявить себя как уже состоявшийся политик, оформив инициативу желанием «Семерки». 

Накануне в интервью Le Journal du Dimanche Макрон заявил: «У меня есть уважение к России, и я приглашаю Владимира Путина в рамках трехсотлетних дипломатических отношений. У меня будет требовательный диалог с ним, и я буду обсуждать все проблемы». 

«Требовательный диалог» болтался на просторах Интернета несколько дней, порядком позабавив наблюдателей. Многие сходились в том, что мальчик-то, в принципе, перспективный – может, из него что-то и выйдет, если будет самостоятельным. Но будет ли? 

В Les Echos опубликовано небольшое интервью с «политическим отцом» Макрона Жаком Аттали – одним из архитекторов единой Европы, бывшим главой Европейского банка реконструкции и развития, советником ряда французских президентов. Именно Аттали десять лет назад заметил сотрудника министерства экономики Макрона, привлек к работе в своей комиссии по экономической реформе, потом привел на работу в банк к Ротшильдам, а позже познакомил с Франсуа Олландом. 

И в 2014 году, после назначения своего протеже министром, первым сказал, что «у него есть все таланты, чтобы стать президентом». В этом же году он представил Макрона на ежегодном заседании Бильдербергского клуба. И хотя тогда речь шла скорее о нем как о кандидате в президенты на будущее, карты легли так, что Макрон сыграл уже в 2017-м. На него поставила атлантическая элита. 

Владимир Путин, у которого были хорошие отношения с изначальным фаворитом выборной гонки Франсуа Фийоном, поняв, что шансов у того нет, демонстративно, перед первым туром, принял в Кремле Марин Ле Пен. Той прочили второй круг и проигрыш в финале, напоминает «Деловая газета»

И теперь журналисты, коротая время, гадали, помешает ли это «хорошим отношениям» Путина и Макрона. А телевизионные кадры (за последние десять лет в бывшей королевской резиденции прошло всего три встречи на высшем уровне) наглядно демонстрировали размах приема. 

В Батальном зале дворца хватило места и для пресс-центра, и для пресс-конференции. Правда, подвело электропитание, на такие нагрузки не рассчитанное (многие лишись возможности поработать на ноутбуках: они к тому времени разрядились). Телевизионщики, чертыхаясь, отчаянно налаживали связь. Буфет, устроенный в соседнем зале, «1830», не радовал. Красное вино в этом зале, как и во всех остальных, было только на полотнах живописцев. 

«Президент въехал в ворота французских королей на Renault Espace: на таком у нас кое-кто постыдился бы выехать из ворот паркинга многоквартирного дома. Но зато машина просторная и, главное, своя», – ерничает «Коммерсантъ». А что вы хотели – чай, не Россия! 

Переговоры лидеров продолжались почти три часа, вдвое дольше запланированного. Все это время пресса томилась не только в ожидании, но и в невыносимой духоте: кондиционеры не справлялись, окна наглухо закрыты. Открыть их – повредило бы картинам. Среди журналистов царило раздражение. 

Между тем французские журналисты обсуждали, каким было рукопожатие Путина и Макрона. Одни утверждали, что очевидно вялым, и это не предвещало ничего хорошего двусторонним отношениям России и Франции. Другие, наоборот, настаивали, что «они сразу начали мериться рукопожатиями, это же видно!». И что переговоры, конечно, тоже будут как минимум ожесточенными… 

Просто пока далеко идущие выводы делать было не из чего, а уже необходимо. Наконец, ожидание закончилась. «Да у вас тут и так жара!» – выдохнул Макрон, когда его спросили, потеплели ли отношения России и Франции. 

Молодой лидер лицедейс твовал, демонстрируя, что умеет быть и обаятельным, и строгим. «Оглянитесь вокруг, – призывал он, – ровно 300 лет назад, практически день в день, русский царь приехал во Францию и изменился навсегда, впитав дух Просвещения!». 

Кто-то в Интернете метко заметил: этот парень напоминает юнца, который учится играть на скрипке! 

Макрон тем временем без стеснения манипулировал историческими фактами. «Петр Первый был символом России, которая хочет открыться миру», – вещал он, давая понять, что и нынешний визит русского правителя может иметь такое же значение. 

Французский президент обстоятельно и четко (и здесь он действительно выглядит нетипичным политиком, отмечает «Lenta.ru») рассказал о переговорах с Путиным. Первое – Сирия. Для Франции главный приоритет – искоренение «Исламского государства». Красная линия – использование химического оружия (на такое вопиющее преступление Париж тут же ответит). Смена власти, на его взгляд, в Дамаске должна пройти демократическим путем и при сохранении государственности. 

Второе – Украина. Встречу в нормандском формате необходимо организовать как можно скорее. «В ближайшие часы сообщу канцлеру, что хотим провести четверку», – торопился молодой лидер. 

И третье – двусторонние отношения. Они немыслимы без развития в России гражданского общества и уважения прав меньшинств. 

Меньшинствами при этом были названы «ЛГБТ в Чечне и НКО в России». 

Макрон добавил, что Владимир Путин, похоже, разделяет его опасения, и рассказал ему, Макрону, что «несколько раз принимал меры, чтобы выяснить, что там происходит, и урегулировать деликатную ситуацию, и это соответствует нашим ценностям». 

Надо сказать, что Владимир Путин вообще словом не обмолвился по этому поводу. В ответном слове он благодарил за новые впечатления: в Версале никогда прежде не бывал. И напомнил, что Петр I был не первым связующим мостом между Россией и Парижем. Задолго до него Европа узнала Анну Французскую, дочь князя Ярослава Мудрого, жену Генриха Первого и родоначальницу двух монархических династий – Бурбонов и Валуа. 

Российский президент также заметил, что в окружении Макрона много помощников, говорящих на русском языке: «Надеюсь, они специалисты не по Советскому Союзу, а по современной России». 

Прессу в основном интересовало, обсуждали ли лидеры щекотливый вопрос о предполагаемом вмешательстве Москвы в президентские выборы во Франции, а также о том, что главная соперница Макрона Марин Ле Пен была тепло принята в Кремле. 

«Я прагматик и повторять уже сказанное не намерен», – отрезал Макрон, имея в виду, что он перечислил все темы, которые стоит выносить на публику. Остальное предпочел оставить при себе, не комментируя «термодинамику и личную химию». 

И даже не пытаясь быть дипломатичным, назвал работу телеканала RT и агентства «Спутник» «лживой пропагандой», которая зримо влияет на слабые французские души. Корреспондентов этих СМИ не пустили в штаб Макрона в день второго тура выборов, потому что «таким не место среди аккредитованной прессы». 

Российский президент строгую отповедь Макрона выслушивал с заметной улыбкой. О корреспондентах RT и «Спутника» он ничего не сказал – похоже, молодому лидеру надо еще учиться и учиться. 

Сергей ШИЛЬНИКОВ 

Евгений КРАН /рис./