Англосаксы испытывают на прочность английское (прецедентное), а заодно и континентальное право

Не успели в России с облегчением вздохнуть после завершения активной фазы скандала вокруг олимпийской сборной, как началась новая война. Международный паралимпийский комитет (IPC) принял решение отстранить Россию от Паралимпиады‑2016, что выходит не только за границы правового поля, но и элементарной логики.

«Совет IPC был единодушен при принятии этого решения. Считаем, что Паралимпийский комитет России не смог обеспечить соблюдение допинговых правил. Следовательно, IPC немедленно приостановил членство ПКР. Российские паралимпийцы не могут быть заявлены на Игры‑2016.

Мне тяжело передать, насколько мы все опечалены тем фактом, что существовавшая в России допинговая система, контролируемая государством, распространилась и на паралимпийский спорт. Антидопинговая система в России разрушена и полностью скомпрометирована. Поэтому у нас не было выбора при принятии этого решения. Считаю, что российское правительство ужасно подвело своих паралимпийцев. Их жажда добиться результата любой ценой серьезно навредила всему спорту.

Речь о системе применения допинга с поддержкой на государственном уровне. Я не был уверен в ее существовании до вчерашнего дня, но факты подтверждают это. Продолжающееся расследование Макларена выявило еще десять подмененных допинг-проб. Я не говорю, что это только начало, но это точно еще не конец», – заявил президент IPC Филип Крэйвен.

В IPC пообещали в ближайшее время перепроверить все допинг-пробы россиян с Паралимпиады‑2014 в Сочи.

IPC поддержало Всемирное антидопинговое агентство:

«WADA поддерживает решение по российским паралимпийцам, принятое IPC, которое, по нашему мнению, защищает интересы «чистых» атлетов и очищает спорт. Решение IPC полностью соответствует рекомендациям, вынесенным WADA 18 июля на основании расследования независимой комиссии во главе с Ричардом Маклареном».

Решение IPC одобрили национальные паралимпийские ассоциации Британии, Германии и Украины.

Нашлись и те, кто занял сторону России. Международная федерация стрельбы из лука (WA) назвала отстранение российских паралимпийцев нечестным: «Мы категорически не согласны с запретом, который идет вразрез с принципами честной игры, и считаем, что решение было принято на основе доклада, который является незавершенным и должен дорабатываться до тех пор, пока не будет завершен, как заявляли в WADA и МОК, – приводит заявление WA Inside the Games. – WA обсудила отстранение паралимпийской сборной России от Игр‑2016 с другими федерациями. Все мы пришли к выводу, что решение IPC было принято без каких-либо надлежащих консультаций с соответствующими федерациями, а также в противовес их интересам. Решение IPC ставит под сомнение репутацию WA и всех международных федераций».

У Паралимпийского комитета России есть еще 21 день, чтобы обжаловать решение.

«Наша реакция будет правовой, мы подадим иск на Международный паралимпийский комитет в Спортивный арбитражный суд в Лозанне, – ответил президент ПКР Владимир Лукин. – Мы в докладе Макларена вообще не упоминаемся, помимо одной диаграммы, где говорится, что исчезли то ли 35, то ли 20 проб. Причем здесь Российский паралимпийский комитет? Почему они считают, что сами виноваты в этом меньше, хотя у них возможность доступа к хранению была больше, чем у нас. Если они обвиняют Российский паралимпийский комитет в чем-то, пусть сформулируют обвинения ясно и конкретно. Исключают не за общие обвинения в том, что мы часть системы, а за то, что такой-то виноват в том-то».

Первый вице-президент Паралимпийского комитета РФ Олег Смолин, депутат Госдумы РФ, пошел дальше, разместив в «Известиях» развернутый материал под названием: «Наказали невиновных»:

«Решение Международного паралимпийского комитета об отстранении российских спортсменов от участия в Паралимпийских играх в Рио-де-Жанейро, на мой взгляд, абсурдно и неправомерно. Оно откровенно политизировано и стало грубым попранием не только основного принципа олимпийского движения, по которому спорт должен быть вне политики, но и нарушением элементарных норм европейского права и прав человека в целом.

МПК допустил целый ряд грубейших нарушений. Нарушен краеугольный юридический принцип – презумпция невиновности. Факты применения допинга российскими паралимпийцами не доказаны, а наказание уже вынесено. Конечно, если кто-то из российских паралимпийцев виновен в применении допинга, он должен понести наказание. Но не все остальные! Фактически Международный паралимпийский комитет использует принцип коллективной ответственности.

Более того, процедура любого суда, будь он государственный или общественный, должна выглядеть вполне определенным образом: предъявление обвинения, расследование, приговор. А нам предъявляют обвинение и сразу же выносят приговор со словами: «После этого будем проводить расследование».

Господа сторонники европейских ценностей, если мы пойдем и дальше в этом направлении, то станем «отрубать головы невиновным и награждать непричастных».

Представляется необходимым указать еще на один аспект проблемы, на который в общей суматохе просто не обратили внимания: исчезновение допинговых проб ни в коей мере не является сферой ответственности Российского паралимпийского комитета! Хочу напомнить, что пробами занималось РУСАДА – структурное подразделение WADA. И ни Владимир Лукин, ни Павел Рожков, ни кто-то другой никакого отношения к допинг-пробам паралимпийцев ни в Сочи, ни где бы то ни было еще никогда не имели.

Вообще, хотел бы обратить внимание и на то, что Паралимпийский комитет России уже неоднократно подвергался сугубо политическим нападкам.

Нас обвиняли, например, в том, что якобы мы – часть единой «государственной машины». Но ведь это смешно. Президент ПКР Владимир Лукин, один из основателей «Яблока», – это правая оппозиция. Я – беспартийный член фракции КПРФ – это левая оппозиция. Член исполкома ПКР Михаил Терентьев, паралимпийский чемпион-колясочник, лидер Всероссийского общества инвалидов, представляет «Единую Россию». Как мы можем быть частью единой государственной машины, когда мы на выборах боремся друг с другом, а по части паралимпийского спорта сотрудничаем?

Еще один важный момент. До сих пор мы старались не говорить это публично, но теперь у нас нет причин скрывать этот факт. После успеха российских паралимпийцев в Лондоне наши коллеги из Международного паралимпийского комитета стали заменять виды спорта и дистанции, на которых мы выступали наиболее успешно, другими, в которых мы не показывали высоких результатов. Тем не менее Паралимпийский комитет России и в особенности Федерация спортсменов с поражением опорно-двигательного аппарата (СПОДА) сумели быстро перестроиться. И на этой Паралимпиаде у нас были абсолютно реальные шансы войти в тройку лидеров.

Я считаю, что именно наш прогресс является главной причиной попытки не пустить российскую паралимпийскую сборную на Игры в Рио. В российской паралимпийской сборной 265 лицензий, которые завоевываются на международных турнирах и дают право на участие в Паралимпиаде. Естественно, мы намерены защищать своих паралимпийцев и немедленно обратимся в Лозаннский суд, который недавно уже выносил решение в пользу пострадавших российских спорт­сменов.

Еще раз подчеркну: решение МПК принято с многочисленными нарушениями юридических норм и прав человека. Поэтому я надеюсь, что суды вынесут решение в пользу российской паралимпийской сборной. Если еще и суды пойдут по этой же линии, значит, Шпенглер был прав, и мы наблюдаем не что иное, как закат Европы».

Президент ОКР Александр Жуков отметил, что с паралимпийцами разыгрывается тот же сценарий, что ранее и с основной российской командой. «Мы видим примерно ту же историю, что и с олимпийцами. Только в этом случае вердикт выносит IPC. Это самостоятельная организация, которая никак не зависит от МОК. Но я считаю, что Международный олимпийский комитет показал, как нужно правильно решать вопрос с отстранением целой страны. Будут перепроверены все пробы наших паралимпийцев с Игр в Лондоне и Сочи? Имеют право. Просто возникает вопрос: почему не реанализировать вообще все пробы, а не только российские? Мы всегда за равный подход», – приводит слова Жукова «Спорт-Экспресс».

Рассуждения о «коллективной ответственности», возникающей вследствие решения МПК о недопуске сборной России, в свете недавнего решения Суда спортивного арбитража по иску Олимпийского комитета России, выглядит безумием. Кроме всего прочего, тема допинга в инвалидном спорте воспринимается крайне неоднозначно, замечает культуролог Алексей Кыласов в газете «Аргументы и факты». В соревнованиях участвуют люди, превозмогающие себя, их главная цель именно в том и состоит – показать всем, что они могут заставить себя делать то, что посильно не всем здоровым.

Понятно, что они используют особую фармакологию и зачем делать из этого допинг-шоу? Зачем вообще нужно было распространять действие Кодекса WADA на инвалидный спорт?

Ответ следует искать не в области права, а в области философии, и он очевиден: Zeit Geist («дух времени»). Пытаются навязать концепцию неполноценности существующей российской государственной власти, а все другое отметается.

Сергей ШИЛЬНИКОВ

Евгений КРАН /рис./