Имя Героя Советского Союза Марите Мельникайте хорошо известно тюменцам. В память об этой отважной партизанке названа одна из центральных улиц города.

О Героине написано немало проникновенных строк школьных сочинений и краеведческих статей.  В старой подшивке «Тюменской правды» за 1968 год мне попалась публикация «Дочь трудового народа», автор ее – А. Мельникене, мать Марите. Нет сомнений, что воспоминания матери обладают ценностью. Некоторые фрагменты из этой статьи хочется передать современному читателю.

«Мама, расскажи про Советский Союз…»

«Из пятерых детей Марите была у нас второй, – пишет мама Героини, – Марите родилась в городе Зарасай в 1923 году. С ранних лет закалялся ее характер. Во всем ей приходилось в детстве отказывать, всего недоставало, всего не хватало. Обувь и ту носила совместно с сестрой  Яниной на двоих. Но она не жаловалась. Училась очень хорошо. Всегда была прилежной, аккуратной. Читала безудержу, до поздней ночи.

Как-то раз, размахивая книжкой над головой, сказала:

– А я буду такой, как Гражина…

Оказалось, что знаменитая поэма польского писателя Адама Мицкевича вызвала у нее такую реакцию.

Когда Марите исполнилось 13 лет, она пошла в няньки к кулакам. В 1937 году устроилась на Рокишскую конфетную фабрику. Примерно в это же время муж мой Иозас познакомился с людьми, которые имели связь с борющейся Испанией, и начал вносить деньги в фонд МОПРа. (Международное общество помощи революционерам, – прим. Е.Д.).

Марите часто расспрашивала меня про Советский Союз, про жизнь в стране, в которой искоренена эксплуатация человека человеком и изгнаны капиталисты и буржуи. (Мама Марите родом из Воронежа, вышла замуж за слесаря Иозаса, литовца по национальности, молодые уехали в Литву, – прим. Е.Д.).

Долгие часы по вечерам я делилась воспоминаниями о своей Родине. Любила Марите слушать радиопередачи из Москвы. Как ей они нравились! Особенно была восхищена первомайской передачей, демонстрирующей трудящихся на Красной площади.

– Как мне хотелось бы там побывать…, – говорила она.

И вот наступило 21 июня 1940 года. Свергнуто буржуазное правительство, и первый, истинно народный Сейм провозглашает Литву  Советской Социалистической Республикой.

Счастье Марите безгранично:

– Вот, мама, я и смогу поехать в Москву… Значит, мечты мои исполняются!

В том же месяце она вступила в комсомол. Когда ей вручили комсомольский билет, она торжествовала.

– Смотри, мамочка, смотри! Ведь я уже настоящая комсомолка!

Сшив холстяной мешочек, спрятала в него красную книжку и бережно хранила на груди. С задором юношеских лет отдавалась она учебе, труду и общественной жизни. Поступила в вечернюю школу, работала на строительстве дороги и посадке леса. Находила время участвовать в художественной самодеятельности. Всегда веселая. Любимая ее песня – «Катюша».

«Я еду на Восток!».

Неожиданно грянула война… 24 июня Марите вбежала в избу, запыхавшись, скороговоркой обратилась ко мне:

– Мамочка, я из уездного комитета комсомола… Прощай… Я еду на Восток!

А у меня и слова застряли в горле, и слезы полились рекой…

Тысячи километров преодолела Марите, пока оказалась в конце июля 1941 года в далеком сибирском городе Тюмени. Приняли ее там очень радушно, как и многих эвакуировавшихся жителей Советской Литвы. Здесь нашла она свою вторую родину. На заводе «Механик», который в то время выпускал мины и снаряды, Марите, благодаря своей настойчивости, прилежанию и трудолюбию, а также помощи своих старших товарищей (Ведза и Дорфман), быстро изучила специальность токаря и заняла очень ответственный пост – контролера продукции.

В тяжелых условиях войны Марите не расставалась с книгой. Она самостоятельно повышала свои знания. Вскоре ее избрали секретарем комсомольской организации. 

Недолго задержалась Марите на заводе «Механик». Она рвалась в бой. В то время на сибирской земле организуется литовское соединение. Марите одна из первых вступает в Красную Армию. В письмах к родным она писала: «Дорогая тетя Фаня! Я живу хорошо и рада, что нахожусь в рядах нашей любимой Красной Армии. Я сейчас многому научилась и многое узнала…  Все будет хорошо. Мы вернемся обратно, тогда заживем и отстроим Зарасай…». Дальше была учеба в спецшколе партизанского движения.

Тайная встреча

Апрельской ночью 1943 года Марите приземлилась на парашюте на территории, оккупированной немцами, вблизи литовской границы.

Однажды в июне 1943 года пришла ко мне в дом, в Зарасай, какая-то незнакомая женщина и спрашивает о дочери:

– У вас есть ее фотокарточка?

Меня так и бросило в дрожь, говорю ей:

– Зачем вам нужна фотокарточка? Скажите, кто вы? Откуда?

Незнакомка более уверенно обратилась ко мне:

– Это большая тайна!

Тогда я ей показала тщательно запрятанную фотокарточку Марите. Она приветливо улыбнулась и говорит:

– Эта самая. Вы хотите с ней повидаться?

А у меня в горле пересохло. То в жар, то в холод бросает…

Она продолжает:

– …Идите по Каунасскому шоссе, пройдя 5 километров, где-нибудь присядьте и ждите, пока я подойду.

С этим она ушла. Я так и сделала.

Женщина привела меня в дом, где я увидела мужчину лет около сорока. Когда он встал во весь рост, при свете керосиновой лампы я узнала в нем Василия Атаева, командира партизанского отряда имени «Кестутиса». Оказалось, что привела меня его жена Татьяна, отважная связная этого же партизанского отряда, впоследствии зверски сожженная фашистами вместе со своими тремя детьми. В их усадьбу, стоящую на окраине деревни, постоянно заходили литовские и белорусские партизаны.

В этом же домике состоялась моя встреча с Марите. Здесь я очутилась в объятиях моей дорогой дочери.

– Не плачь, мамочка. Плакать не надо. Вот разобьем врага, и я вернусь… Заживем тогда по-новому, – успокаивала она меня.
Всю ночь напролет разговаривала я с Марите, кажется, ничего недосказанного не осталось. Она мне призналась:

– А знаешь, я о вас еще в апреле у Атаева спрашивала. Как только ему впервые представилась, так и говорю: мои родители живы? А он на это: Мельникас, что напильники делает? Живы, живы. Вот и прислал к тебе связную. Золотой человек, правда?

А потом по-взрослому давала мне наставления:

– Смори, мамочка, если будут повестки нашим на работу в Германию, то приведи ко мне, я их отведу, куда надо (она имела в виду старшего брата Ионаса и сестру Янину). Да, еще мои фотокарточки хорошо запрячь, чтобы никто не нашел, и смотри, чтобы о нашей встрече никто не узнал. Никому ни слова!
Она расспросила об обстановке в Зарасае, о фашистских заправилах и пособниках оккупантов. На рассвете мы расстались.

Не чувствовало материнское сердце, какие тяжелые испытания и нечеловеческие муки  суждено было вскоре перенести Марите...

Подвиг

8 июля 1943 года в бою с полицаями и гитлеровской жандармерией у деревни Гарджюнай Марите Мельникайте сражалась до последнего патрона. Неравный бой продолжался весь день. Подкравшийся сзади фашист оглушил Марите прикладом. Пять дней издавались над ней в Дукштайской жандармерии фашисты и их подручные – литовские националисты. Были испробованы средневековые пытки, но безрезультатно. Она молчала.

Не добившись ничего, каратели 13 июля 1943 года расстреляли ее около кладбища у деревни Канюки. 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 октября 1944 года Марите Мельникайте за героический подвиг, проявленный при выполнении боевых заданий командования в борьбе против немецко-фашистских захватчиков в тылу противника, присвоено посмертно звание Героя Советского Союза. В 1945 году прах ее был перевезен в родной Зарасай. Здесь же на берегу красивого озера возвысился памятник борцу-герою».

Через год после этой газетной публикации, в мае 1969-го, в Тюмень приезжал командир партизанского отряда (в котором воевала отважная Марите) Бронюс Урбанавичюс. Он благодарил тюменцев за то, что чтят светлую память о литовской девушке, встречался со школьниками во Дворце Пионеров.

С тех пор выросла и похорошела современная улица Марите Мельникайте. На доме №155 а установлен барельеф Героини. Ее имя увековечено и на стеле, что находится на улице Станкостроителей, 1. Там когда-то был завод «Механик».

Тюменцы приносят Марите живые цветы, ее подвиг бессмертен…

НА СНИМКАХ: барельеф Марите Мельникайте на улице, носящей ее имя.

Елена ДУБОВСКАЯ /фото автора/