В ночь с 13 на 14 июня 1932 года был взорван Благовещенский собор. Двенадцать верующих своими телами пытались защитить святыню и погибли вместе с ней.

Когда звонят колокола

Весной 1700 года на берегу Туры по Указу Петра I начали строить каменную церковь. Сам царь пожаловал из казны тысячу рублей. А Сибирский приказ срочно потребовал прислать из Тобольска Федора Чайку и Кирилла Шадрина. (Чайку специально направили из Москвы в Тобольск для участия в работах по сооружению Софийского двора и кафедрального собора. Он слыл лучшим мастером, умел составлять смету. О Шадрине известно, что это был опытный каменщик).

В Тюмени сначала построили каменные амбары, и «казачьи дети», мастеровые, ссыльные приступили к возведению храма. В 1703 году митрополит Тобольский и Сибирский Филофей (Лещинский) взял под контроль стройку. Из своего архиерейского двора распорядился прислать опытного мастера, позаботился, чтобы изготовили великолепный иконостас и чудесно расписали его. В 1704 году собор освятили, хотя и был он незавершенным, и во имя праздника назвали Благовещенским.

Мастеровых отозвали обратно в Тобольск. Заканчивал строительство каменных дел подмастерье ссыльный Яков Афанасьев. Стены собора украсили изразцами, а изнутри – евангельской виноградной лозой из керамики. Карниз имел зеленую окраску. Чудо-храм величественно возвышался среди одноэтажных домов города. В 1834 году напротив его построили красивое здание городской Думы. Творения зодчих стали символизировать врата Тюмени. Единый архитектурный ансамбль оставлял самые приятные впечатления о площади, которая называлась Соборной. Колокольный звон плыл над городом, радуя сердца православных.

Антирелигиозный музей

В 1929 году Благовещенскую церковь передали окружному музею. Директором его был общественный деятель, художник, историк Павел Афанасьевич Россомахин. По всей стране ударными темпами шла атеистическая пропаганда. Вот и тюменцы 30 апреля 1930 года увидели в храме экспозицию, вывеска которой извещала: «Без Бога – шире дорога». Были представлены экспонаты по темам «Православие», «Мусульманство», «Сектанство», «Тотемизм», выставлены предметы буддийского, католического, иудейского культов, подобраны материалы о религиях античности, Древнего Востока, Японии, Африки, Новой Зеландии и острова Пасхи. Церковь превратилась в антирелигиозный музей. Он завоевал симпатии посетителей, потому что экспозиция получилась интересной. Над ее созданием много работал Россомахин. Интересно, что сотрудником музея назначили бывшего священника Страхова. Ведь кто лучше духовного лица поведает о тонкостях религиозного культа, об истории христианства? Однако из докладной записки инспектора по музейно-краеведческой работе Шваненберга следует: «…пояснения, даваемые посетителям т. Страховым, примитивны, религиозные культы рисуются как нечто отвлеченное, безобидное. Совершенно не подчеркнута роль религии как средства угнетения трудящихся. Нет показа массового отхода трудящихся СССР от религии и роста числа членов Союза воинствующих безбожников».

Антирелигиозный музей существовал недолго. Горсовет отказался его финансировать, здание передали пединституту. В 1932 году городские власти решили и вовсе его снести. Товарищу Россомахину предложили срочно свернуть экспозицию.

15 мая 1932 года здание перешло страховой кассе «для разборки и слома на кирпич». В ночь с 13 на 14 июня 1932 года Благовещенскую церковь взорвали. Репортер Шустер успел сделать снимки ее интерьера, возможно, именно он зафиксировал взорванный Благовещенский храм с участниками злодеяния. Стоят они на обломках, позируют для истории, считают себя героями. Двенадцать верующих своими телами пытались защитить святыню от уничтожения и погибли вместе с ней. После взрыва в Туру обвалился довольно большой участок с жилыми домами, и народ стал поговаривать, что Бог наказал людей за то, что они не противостояли святотатству.

Так не стало первого каменного здания Тюмени, считавшегося одним из самых старых в Сибири. Сейчас о былом величии храма напоминают фотографии. Смотришь на его изображение и понимаешь: зодчие – связующее звено между землей и небом. Создать божественную красоту на земле – дар редчайший.

Директор музея Павел Россомахин выступил против варварского уничтожения памятника истории и культуры. Он направил в центральную газету «Правда» письмо, которое озаглавил весьма характерно: «Тюменские головотяпы ликвидировали антирелигиозный музей». С группой сотрудников краеведческого музея Россомахин обратился в суд с требованием рассмотреть дело по факту уничтожения здания собора. Конечно, виновных в злодеяниях не осудили, нашли «стрелочника» – заместителя председателя горсовета Савина. Осужденный получил год принудительных работ с вычетом из зарплаты 25 процентов. Зампред пытался защититься. Писал, что на момент взрыва находился в Москве, возмущался: «…почему-то никто больше из членов горсовета к ответу не привлекался».

Гора из кирпичей, оставшихся от церкви, долгое время «украшала» площадь. Есть версия, что гостиница «Заря», что стояла на улице Первомайской, была выложена из этих камней, и кинотеатр «Темп» тоже делали из кирпичей уничтоженной святыни, балки использовали как топливо.

Таинственный берег

Существует мнение: Благовещенский собор взорвали, потому что берег Туры сильно осыпался. Когда облпрокуратура в 30-х годах сделала запрос о причинах его сноса, горсовет сослался на акт профессора Клера, в котором указывалось на угрозу оползней реки. Сегодня специалисты уверены: храм жил бы еще несколько десятилетий.

Место, где он стоял, особенное. Коренные тюменцы из уст в уста передают удивительные истории о подземном ходе, что шел под Благовещенским собором и где-то вблизи его. Случился, дескать, обвал, и берег обнажил подземелье. Солдаты немедленно в него спустились. Светили фонарями, но припрятанные церковные ценности не нашли. Достоверной же является информация, что возле собора существовал погост.

Факт наличия захоронений был установлен еще в 1925 году, когда укладывали мостовую по улице Ленина. Газета «Трудовой набат» сообщала: «Гробы находятся на весьма незначительной глубине, не более 4-5 сажень от поверхности земли, что объясняется постепенным сносом земли с дороги весенними водами, дождями и ветрами. Музеем местного края приняты меры к дальнейшему обследованию находки, к охране и описанию вещей». Через несколько дней газета известила, что ходатайство музея о проведении раскопок на участке улицы Ленина и перед бывшими казармами отклонено. Только в 1988 году, когда реконструировали проезжую часть улицы Республики, эта работа возобновилась под руководством сотрудницы областного краеведческого музея Валентины Семеновой. Ученым удалось обнаружить остатки фундамента Благовещенского собора, часть территории кладбища, фрагменты городского квартала со следами деревянных сооружений ХVII-XIX веков.

В 2003 и 2008 годах во время берегоукрепительных работ и ремонта дорожного полотна Республики строители также натыкались на погребения. Громких сенсаций не случилось, но археологи смогли обследовать заповедный участок, обнаружить несколько древних бревен, предметы быта. Находки датируются ХVII-XIX веками.

Бог не в брёвнах, а в рёбрах

Лет 12 тому назад тюменские архитекторы предлагали обозначить место, где стоял Благовещенский собор, и с помощью современных технологий воссоздать образ архитектурного шедевра. И парил бы храм над землей, растворяясь в небесах. Идея получила реальное земное воплощение в Депутатском сквере. Был разработан проект, инициативная группа верующих собрала подписи в пользу строительства храма, зарегистрировала местную религиозную организацию «Приход храма в честь Благовещения Пресвятой Богородицы». Начались хлопоты по выделению участка. Трудный путь по воссозданию уничтоженного собора был осенен чудесами.

28 августа 2002 года, в праздник Успения Пресвятой Богородицы, когда читался акафист, в небе, затянутом густыми серыми облаками, появился просвет в виде креста. Значит, верно выбрано место! Но в городской администрации так не считали. В Депутатском сквере планировалось разместить детские аттракционы, спортивные и игровые площадки. Кроме того, депутат Иван Квитка намеревался построить музей военной техники. Узнав о желании верующих, «уступил место». Главный архитектор области Сергей Лесков, ознакомившись с планом земельного участка, пришел к выводу, что хватит места и для храма, и для аттракционов с площадками.

В 2004 году архиепископ Тобольский и Тюменский Димитрий освятил выбранный участок, отмеченный чудесным знаком.

– Радость и утешение будет всем, кто сможет взирать на Благовещенский собор, – сказал он. И добавил: – Бог не в брёвнах, а в рёбрах.

В фундамент церкви положили святыни: пять камней, переданных с набережной Свято-Пантелеимонова монастыря, что находится на горе Афон, и несколько камней от разрушенного Благовещенского собора. Как их добыли? Один прихожанин почтенного возраста рассказывал, что отправился он за ними к берегу реки с обыкновенным ломиком. Стояла осень, грязно, скользко, кирпичи не поддавались. А тут бабушка навстречу, поинтересовалась: «Чем, мил человек, занимаешься?». Он объяснил. «Бог в помощь!» – пожелала ему старушка и пошла своей дорогой. Следующий удар – и отскочили кирпичи.

В 2007 году владыка Димитрий заложил в стены строящегося храма камни от взорванного собора. Так прошлое соединилось с настоящим. Благовещенская церковь воссоздается на народные деньги и пожертвования благотворителей.