Современная Тюмень застраивается новыми высотками, уходят отжившие свой век старые особняки. Один из таких стоял на улице Чехова, 8, бывшей Туринской, над логом. Его изобразил на картине известный художник Александр Павлович Митинский. Чем был интересен дом? Кто в нем жил? И почему здание снесли?

Родовое гнездо

Уважаемый в городе печатник Павел Митинский приобрел этот особняк в 1907 году. Сохранилась купчая, засвидетельствованная известным тюменским нотариусом Албычевым. Хозяин дома работал по 12-14 часов в сутки в частных типографиях Брюханова, Глускина.

Жена его хлопотала по хозяйству, в семье подрастало семеро детей. «Если Мишка кричал, а остальные учили уроки, чертили или рисовали, то мать прибегала и шлепала всех подряд. Позднее, когда дети повзрослели, она объясняла: «Некогда было выяснять, кто виноват, надо на всю ораву готовить, чинить, стирать одежду». Ели за столом из большой хлебальной миски, недовольных высаживали. Спали все на полу вповалку на столетней кошме, укрывались общим одеялом. В семье не принято было жаловаться, на это никто не обращал внимания, а ябедника мать или отец пороли в первую очередь.

Семья жила дружно. Отец пользовался в своем околотке и городе большим уважением. В кинотеатры (их было семь до революции) на старших сыновей владельцы давали контрамарки. В цирке дети любили смотреть сеансы борцов. Отец участвовал в уличных сценах французской борьбы, которую устраивали рабочие по вечерам на Малом городище. Ковры расстилали прямо на землю. Несколько раз в гостях у Павла Петровича бывали прославленные борцы Поддубный, Заикин и другие, приезжавшие в город, выпивали 026-4-1в садике», – такие воспоминания о своем детстве оставил художник Александр Митинский. В прошлом веке он был самым известным в городе учителем рисования и черчения, основателем Тюменского отделения Союза художников СССР.

Курит бабушка моя

Дочь Митинского, Евгения Александровна, хорошо помнит мать отца, рассказывает: «Бабушка была немногословная, гордая, с черной косой вокруг головы и обязательно в платочке, в длинном фартуке вокруг талии. Худощавая, деловая. Курила «козью ножку», которую крутила из сложенной затертой газеты. Кисет с табаком носила на поясе или в кармане фартука. В годы войны она садила в огороде табак, вялила, сушила, измельчала сечкой в корытце. И дымила, считала, что от дыма лучше цветы цветут в комнате.

После войны возле дома появлялись пленные немцы, их привезли в Тюмень на работы. Кормили фрицев плохо, а ничего ценного, что можно выменять на еду, у них не было. Наша бабушка увидит их в окно, бросит картошки, немцы в ответ кланяются, открытки взять просят. Так у нас появились старинные германские открытки, папа этим «трофеям» радовался: они красивые, типографские цвета сочные, печать изумительная. Папа рисовал на маленьких листочках пейзажи, надеялся, может, удастся по его рисункам издать открытки.

...Родительский дом украшали голубые ставни, а подоконники – герань и фуксия. В шкафу у бабушки всегда стояли бутылочки с льняным, горчичным и еще каким-то растительным маслом для стряпни. И обязательно имелась чекушка водки. Бабушка, как и все Митинские, была остра на язык. Меня в детстве называла «золота копеечка», наверное, потому, что я белобрысой была».

026-4-2Летели годы, обитателей родового гнезда Митинских становилось все меньше. В 2000 году на ул. Чехова, 8 проживала лишь Мария Павловна, сестра художника, ветеран войны. На фронте она была санитаркой поезда, получила контузию, что сказалось на ее здоровье. В Тюмени Мария работала фельдшером скорой помощи, первый этаж особняка сдавала квартирантам. Власти Тюмени предоставили ей как фронтовичке квартиру на ул. Горького, но Мария не покидала родительский дом, считала его важным для истории города, гордилась братом-художником.

5 апреля 2000 года случилась трагедия: из-за пожара в доме погибли три человека, среди них оказалась Мария. Обгоревший дом снесли, а судьба земельного участка до сих пор не ясна. Правнучка художника Наталья Гичкина вынашивает хорошую идею организовать Дом-музей Митинского, устроить салон для встреч живописцев и выставок.