Ильинская церковь – единственная в регионе, где читают Неусыпаемую Псалтырь. Круглые сутки монахини молятся за каждого, кто обратился за помощью к Господу.

Дорога к храму

Давно мне снился странный сон. Маленькая улочка, храм, толпа. Люди смотрят на купол, откуда обрывается и летит на землю золоченый крест. Он падает на меня, я в ужасе просыпаюсь. Отчетливо видела во сне тот небольшой каменный храм, но не могла определить, где же он.

Вскоре ноги будто сами привели к нему. После концерта в ДК «Нефтяник» решила пройтись по улице 25-е Октября. Дай, думаю, посмотрю, что за улица ведет к берегу Туры. Иду-иду и вот… Обезглавленная церковь, что видела я во сне, стояла за высокой оградой.

В ней разместился водочный завод. На календаре был январь 1995 года. Администрация предприятия беспрепятственно пустила меня на свою территорию, и я увидела, как в храме производят водку. Поговорила с рабочими, у каждого в памяти осталась какая-то яркая деталь из прошлого.

– Колокола сняли, когда уже вовсю работал завод.

– Была лошадь Майка, она возила бочки со спиртом, а вот какой краской была выкрашена церковь – поди ж ты, вспомни, сколько раз ее перекрашивали.

– После пожара золотистые звездочки на потолке забелили.

– Когда рыли траншею, то наткнулись на гроб. В гробу, видимо, священник большого чина лежал. В голубой бархат одет, борода длиннущая, а в руках – серебряные украшения наподобие рюмочек. А вообще, костей много находили, ведь при церкви погост был.

В истории Ильинского храма было все: и горесть безбожия, и радость возрождения.

Каменная церковь была заложена в 1836 году. Ее перестраивали, меняли названия: Покровская, Пророко-Ильинская. Проект разработан тобольским зодчим Праманом. В 1894-1897 годы храм реконструировали по проекту епархиального архитектора Богдана Цинке. На средства советника Ивана Ивановича Игнатова, дяди писателя Михаила Пришвина, построили новый придел Покрова Богородицы.

В Ильинской церкви находились древности: напрестольный крест серебряный, пятипудовый колокол, отлитый в Амстердаме в 1639 году. Внутри храма был устроен изящной работы иконостас, стены украшала живопись.

Церковь получала пожертвования от многих состоятельных тюменцев. Например, 966 рублей от мещанской вдовы Куликовой, 100 рублей – от чиновника Носкова, 200 рублей от купца Колокольникова. В пользу храма внесены вклады на вечные времена от Тюменского государственного банка. При церкви было создано попечительство, открывшееся в 1879 году и располагающее капиталом в 1187 руб. 20 коп.

Существовал приход, в котором имелась церковно-приходская школа. В ней законоучителем был протоиерей Дмитрий Космаков, личность для тех лет легендарная. Он неустанно занимался педагогической деятельностью. Был законоучителем в Знаменском городском приходском и уездном училищах. Потом утвержден председателем уездного тюменского отделения Тобольского епархиального училищного совета. За усердную и ревностную службу по епархиальному ведомству много раз награждали его ценными подарками, благодарностями, самые дорогие – два ордена св. Анны.

Информация уходит в небо

После революции свершились события, вполне закономерные. Улочку Ильинскую, носящую имя храма, в 1922 году переименовали в 25-е Октября. В помощь голодающим Поволжья постановлением ВЦИК из Ильинского храма изъяли ценности: 28 позолоченных и серебряных окладов, а также серебряные ризы, сосуды и кресты. Забирали ценности революционеры Лутошин, Балуев, Хохряков, Боярцев.

В 1929 году представители культурных ведомств надумали приспособить церковь под школу или клуб. А через год президиум Тюменского городского Совета (за подписью тов. Щекотурова) постановил: храм и все находящееся в нем имущество из ведения религиозной общины изъять. Шестого мая 1933 года Тюменский горисполком принял решение открыть в церкви ломбард.

В 1942 году Ильинский храм перепрофилировали в водочный завод. Фронту нужна была водка. Вначале горькую производили вручную, затем объемы увеличились, так как спрос на этот продукт не спадал. Лишь в 2002 году закончилась алкогольная история, началась духовная.

Началась необычно, с «десанта». Водочный завод никак не освобождал помещение, и тогда монахиня Нина с пятью сподвижницами пробрались на его территорию и устроились спать на полу! Под забором пролезли! Чтобы их выгнать, администрация вызывала милицию.

– Есть постановление Правительства Российской Федерации о передаче храмов епархии. Священный синод Русской Православной церкви принял решение об открытии в Тюмени женского Ильинского монастыря. Мы на чужое не покушаемся, – отвечала матушка Нина.

Милиция уезжала. Монахини не уходили. Молились и молились (во время молитвы не отвлекались, на вопросы не отвечали). Не будешь же силой выдворять! Последовали долгие юридические разбирательства. И вот «30 июня 2002 года начался демонтаж завода. Вокруг – тонны железа, в огромных цилиндрах – спирт. Моментально все вывезли», – сделает запись в дневнике монахиня Нина.

Родом из Грузии, обладающая южным темпераментом и бойцовским духом, матушка Нина неустанно решала проблемы восстановления оскверненной святыни. «Монах – это радист, он дает информацию на небо, и Господь посылает армию», – говорил старец с горы Афон. «Радистка» Нина старалась наладить здесь духовную жизнь.

Неусыпаемая Псалтырь

Десять лет назад территория монастыря была захламлена. Ильинская церковь, памятник архитектуры, находилась в ужасающем состоянии. От старинных росписей не осталось и следа. Святыня, выкрашенная ядовитой желтой краской, напрочь лишилась своей красоты. Впечатления от увиденного были удручающими.

В морозный день 2013 года дорога привела меня к Ильинскому храму. Уже издали замечаю, как он прекрасен. Здание церкви отреставрировали по проекту архитектора Григория Дубоноса. Сияет золоченый крест на ее куполе, обновились древние стены. Правительство Тюменской области, благотворители, простые люди помогли восстановить православную святыню. Разве это не чудо? Достаю фотоаппарат и делаю на память снимки. Минус 25, а руки почему-то не мерзнут.

Кругом сейчас чистота и порядок. Мне рассказывали, что монахиням самим пришлось выгребать мусор, оставшийся от водочного завода, выносить за территорию обители пластиковые бутылки с пивом и выливать содержимое. Когда начали чистить храм, то пары спирта из чана вдруг поднялись, приняв образ черта, и вырвались из помещения. Закружились, как вихрь, над территорией и унеслись в сторону Туры.

Как сейчас выглядит храм изнутри? Двери его открыты для всех. Убранство церкви великолепно: белоснежные стены, лики святых, горят свечи. Светлым чувством наполняется душа.

Ильинский храм – единственный в регионе, где читают Неусыпаемую Псалтырь. Круглые сутки, сменяя друг друга, монахини молятся за каждого, кто обратился за помощью.

Когда святыня еще не была восстановлена, приходила женщина специальным электроприбором измерять ее ширину и высоту. Возле алтаря прибор показал бесконечность. Она глазам своим не поверила. Трясла прибор, а он все равно бесконечность показывал. Как объяснить явление? Православные говорят: алтарь доходит до неба, до престола Божьего, поэтому он неизмеряемый.

Я выхожу во двор, направляюсь в сторону реки. С берега прекрасно просматривается район Царской пристани. Металлическая узкая лестница ведет к Поклонному Кресту и мраморной плите, установленных в честь православных святых Царственных Страстотерпцев, бывших в Тюмени в ночь с 4(17) на 5(18) августа 1917 года. Летом монахини высаживают цветы возле памятных знаков, зимой очищают их от снега.

В монастыре организована «Царская комната», в которой поместили фотографии, рассказывающие о последних днях жизни Романовых в ссылке.

021-12-2Возрожденный храм живет и помогает жить тюменцам. Православные знают, что монастырская молитва – самая сильная, поэтому в горести и в радости идут сюда. Интересно, что Ильинский храм до революции никогда не занимал девичий монастырь. Обитель находилась на берегу Туры, «юго-восточнее острога» – между современными улицами Челюскинцев – Кирова – Хохрякова. Это возле гостиницы «Нефтяник». На территории монастыря в 1765 году была заложена Успенская церковь. Ее уничтожили большевики в 1932 году, на фундаменте святыни выстроены два дома барачного типа.

Ильинская обитель, что открыли в начале 21-го века, расположена удачно: вроде бы центральная часть Тюмени, но нет тут городской суеты, монастырь удален от шумных магистралей и вместе с тем до него легко добраться. При монастыре открыт приют для девочек, кроме того, близ Тюмени имеются скиты (особые места, где монахини могут уединиться).