В одном из номеров «Тюменской правды» был опубликован материал «Тайны кладов и мистические знаки». Краевед, полковник КГБ-ФСБ в отставке Александр Петрушин рассказал свою версию о легендарной «Золотой бабе». Публикация вызвала большой читательский резонанс. Сегодня мы решили поговорить о загадках истории.

– Легенды всегда вместе с фактами живут. В 1942 году Ильинский храм перепрофилировали в водочный завод. Спустя шестьдесят лет здание вернули Тобольско-Тюменской епархии. Когда его начали чистить, то пары спирта из чана поднялись, приняв образ черта, вырвались из помещения. Закружились, как вихрь, над территорией и унеслись в сторону Туры.

По вашему мнению, о чем такие знамения говорят? Над чем надо задуматься?

– Осквернять святое нельзя, то, во что тысячелетиями верил наш народ. Сейчас идет бурный рост Тюмени. Но прежде чем что-то строить, надо посоветоваться с историками, краеведами, а не только подсчитывать будущую выгоду. Место энергетически неблагоприятное – окраина бывшего Затюменского кладбища. Это территория захоронения жертв массового террора 37 года, но там запроектировали торговый центр «На Ямской». А недалеко от того места, на Полевой, 105, произошел взрыв. После долгого расследования выяснилась причина – утечка газа. Но случайно ли это?

Поговорим о кладах. Что удалось отыскать? Где? Как?

– У нас, кладоискателей, не принято об этом говорить – удачи не будет. Клады – они закрытые, заклятые. На Руси вокруг них сложилась целая мифология. Например, человек отдыхает где-то на природе, вдруг ему показалась… курочка, навязчивая такая, не отступает от него. Когда у кладов проходит определенный период, они превращаются в животных, птиц, людей. Курочку надо прутиком щелкнуть, она денежкой рассыплется...

Просто какая-то дивная сказочка

– Это такое народное поверие, которое тоже своего рода может быть подсказкой. В каждой деревне – своя легенда, я внимательно слушаю их. Охотовед из Курганской области рассказывает: «В деревне Кособродское есть озеро. Мы, когда были пацанами, плавали в нем, на середине озера дыхание у нас заканчивалось, и мы стояли на большом металлическом ящике. Старые люди сказывали, что, когда белые отступали, то этот ящик утонул, наверное, в нем какие-то ценности». Я засел за документы. Упомянутая деревня как раз на пути отступления белого движения в июле 1919 года. Нашел одно дело, второе, третье. Все сходится. Может, денежный ящик полка утоплен? Поехали искать…

И!?...

– Клады отыскать не так-то просто. Меня спрашивают, почему я тайно не ищу? До меня клады искали спецслужбы, целые экспедиции отправляли, такие страсти кипели! Гитлеровская разведка искала ценности сибирского белого движения. В июне 1943 года был высажен десант из 12 парашютистов, но не повезло им. Ничего они не нашли. Я точно знаю.

В давние времена ремесло кладоискателей называлось «бугрованием», раскапывали курганы, я тоже на поиски приглашаю археологов. В одной экспедиции мы золото не нашли, зато курган оказался ценным. А дело было так. Один охотник отдыхал на кургане, смотрел, как лесные птицы, избавляясь от паразитов, купались в песке. И вдруг птицы вырыли монеты! Да золотые! А накануне охотник прочитал мой очерк о сокровищах белого движения. Он подумал, вот оно, тайное место! Мы, конечно, направились туда. Оказалось, что это самый древний археологический памятник народа манси – капище, где исполнялись религиозные обряды. Найденные монеты мы передали в Хантымансийский музей.

Александр Антонович, все же, как дела обстоят с сокровищами белого движения? Вы уже столько документов изучили. Кажется, вот-вот удача улыбнется

– Маршрут, по которому везли сокровища, такой. Тобольск – начальная точка. На пароход погрузили ящики с орденами временного Сибирского правительства. Ордена не были вручены, потому что Колчак восстановил царскую наградную систему. Отчеканены ордена временного Сибирского правительства из драгметаллов и усыпаны драгоценными каменьями. И лежали они в кладовых Тобольска. Но когда красные стали подступать к городу, было решено эвакуировать ценности в Томск. В ящики с орденами добавили часть ценностей императора Николая II и церковные реликвии. Например, только рака из-под мощей Иоанна Тобольского, сделанная из золота и серебра, вес имела 32 пуда.

Пароход возглавил штабс-капитан Киселев, в документах его еще называют полковником, он был комендантом Тобольска. И вот этот пароход направился к Томску, но в то время зима случилась очень ранняя, и пароход вмерз примерно в районе Сургута. Ценности конвой разгрузил, спрятал их, надеясь за ними вернуться. Но не судьба. Красные довольно быстро отыскали припрятанное. Однако потом началось крестьянское восстание 1921 года, и сокровища стали менять хозяев. В конечном итоге одна часть сокровищ затерялась на территории нынешнего Нижневартовского района, вторая, наиболее интересная, – на Приполярном Урале.

Думаю, когда начнутся работы по реализации мега-проекта «Урал полярный – Урал промышленный», а это как раз та самая территория, может, строители, изыскатели случайно и наткнутся на тайник.

После революции из всех храмов изымались реликвии. Священники, монахи пытались хоть что-то спасти. В Иоанно-Введенском монастыре, что находится в Тобольске, были спрятаны ценности, и часть сокровищ где-то скрыта вблизи обители.

– Чекисты там много искали и кое-что нашли. Монахиня Марфа Уженцева сокровища сначала прятала в монастыре, потом, когда его закрыли, – в колодце. Она хотела их утопить в Иртыше, но, посоветовавшись со своим знакомым, потомком рыботорговца Корнильевым, решила их спрятать в подполье. Там их и обнаружили. Правда, часть сокровищ где-то еще скрыта, я предупредил о том архиепископа Тобольского и Тюменского Димитрия.

В свое время мы искали сокровища Сибирского белого движения в Тобольске. Когда белогвардейцы покидали Тобольск, то боялись осквернения мощей Иоанна Тобольского и епископа Гермогена, спрятали их на территории Кремля.

В 33-м году чекисты Урала вели дело против церковников, в том числе и против Иринарха Синеокова, он в то время был епископом. Его с дотошностью допрашивали о событиях 1918 года. Где прятал сокровища Гермоген? Священник отвечал уклончиво, он так и погиб в застенках НКВД. Но по всем этим документальным показаниям удалось определить примерное место. Мы туда и направились. Материальные ценности не нашли, зато вышли на нетленные мощи Гермогена, в 2005 году его объявили святым великомучеником.

А в Тюмени вы отыскали загадочные дома?

– В историческом центре города каждый дом – загадка, жили ведь в Сибири небедно. В августе 1919 года богатые люди покидали Тюмень в надежде вернуться, но мало кто рискнул возвратиться. А спрятанные ценности остались. С 22-го по 32 год основным направлением в работе чекистов было кладоискательство. Документы свидетельствуют, что примерно каждую неделю особо ценные пакеты, опечатанные сургучом, уходили из Тюмени на Лубянку. Нужны были ценности для мировой революции.

Так они все выгребли

– Как это! Припрятано было надежно! Я всегда говорю, если вынуждены сносить дом, то его надо разбирать осторожно: по кирпичику, по бревнышку, и наверняка будет удача. Клад обычно прячут на чердаке, в различного рода перекрытиях, подоконниках, паркете, печах. На улице Ванцетти разбирали старый дом, нашли в нем советские деньги 30-х годов, больше миллиона. Я предполагаю, что тюменского Корейку мобилизовали на войну, он не вернулся, а его сбережения остались.

И куда вы отдаете находки?

– Конечно, в краеведческий музей, чтобы люди свободно могли на них смотреть. Чаще всего клады прятали в лихие времена, их в истории предостаточно. В Тобольске за 5 лет – с 1917-го по 1922-й – власть менялась 10 раз. Мы в этом смысле на втором месте, после Одессы.

На улице Сакко строители перекрывали крышу на купеческом доме. Я по привычке разведчика слушаю разговор рабочих: «А вдруг че найдем?», «Да тут уже чекисты все выгребли». Я думаю: «Та-ак, интересный домик». И ведь нашли строители припрятанную старинную саблю.

Другая история. На территории Ильинского монастыря находится двухэтажный каменный бывший дом священника. Батюшку либо расстреляли, либо он ушел вместе с белыми. В его доме располагалось чекистское общежитие. А ГубЧК 15 сентября 1919 года заняла соседнее здание тюменского миллионера Жернакова (ул. Орджоникидзе, 1). Все чекисты пришлые, из Казани, Перми, т.е. в Тюмени у них не было ни родных, ни знакомых. А уже через месяц стало известно, что первый состав ГубЧК проворовался. Факт присвоения довольно больших ценностей дошел до самого Феликса Дзержинского. Он их вместе с председателем ГубЧК приговорил к расстрелу, но чекисты попали под амнистию. А где ценности, которые они присвоили? В допросе нашел запись, что из награбленного найдено не все. Я задумался: чекисты пришлые, семей у них не было, жили в общежитии, значит, там могли спрятать. Владыка Димитрий – человек пытливого ума, хорошо знает историю, он разрешил обследовать бывший дом священника Ильинского храма. За 70 лет кто только не жил в этом особняке, все перестроено, хорошо хоть паркет не разобрали, просто линолеумом покрыли. Походили мы с металлодетектором, кое что из старинной посуды нашли.

Я проходил по улице Водопроводной, там дом старинный двух-этажный горел, и рядом интересные домики стоят. Купеческие особняки обычно перестраивались, там все уже осмотрено, а на флигели, как правило, принадлежащие прислуге, внимание не обращают. Документы свидетельствуют, что хозяева на сохранение накопленное добро давали своим приближенным. Так что соседние с богатыми особняками дома победнее еще такие сюрпризы могут преподнести…