На высоком крутом берегу Туры стоит Свято-Троицкий монастырь. Всякий путешественник поражался его величию и красоте. Это одно из самых древних в Сибири каменных строений является памятником архитектуры республиканского значения.

Грамота Петра I

В 1616 году монахом Нифонтом был заложен деревянный Спасо-Преображенский мужской монастырь. Обитатели его исправно несли службу, занимались хозяйством. Но в июле 1705 года большой пожар уничтожил 729 дворов Тюмени. Сгорела и церковь монастыря.

Филофей (Лещинский), митрополит Сибирский и Тобольский, пишет Петру I доносительную статью с просьбой разрешить построить в городе «небольшую каменную подаянием мирских людей церковь». Это был смелый шаг. Россия вела Северную войну, и заниматься «расточительным каменным строительством» воспрещалось. Вскоре из Петербурга пришла грамота, в которой Петр I дает разрешение и приказывает «в качестве основной рабочей силы использовать ссыльных людей, а для доставки леса и дров – пригородных крестьян». Из Тобольской казны, по велению царя, надлежало «выдать тысячу рублей, а из Верхотурского уезда пашенными и оброчными крестьянами доставить на строительство четыре струга белого камня».

Но выяснилось, что в Тюмени ссыльных всего шесть человек. А посему воевода приказал собрать по уезду «казачьих детей» для копания рвов и каменных работ. Кирпич решено было делать подрядным способом. Обжиг требовал непрерывной доставки дров, поэтому из Тобольска приехал пятисотенный Иконников, наделенный большими полномочиями. К середине 1708 года около ста тысяч штук самодельного кирпича, известь и бутовый камень были заготовлены.

Митрополит Филофей заключил договор с каменных дел подмастерьем Матвеем Максимовым и заказал в Киеве изготовить пять иконостасов. 3 июля 1715 года собор освятили, назвали Троицким. Так же стал именоваться и монастырь.

…В этой истории привлекательна сама личность Филофея, воспитанника Киевской духовной академии. В 1702 году его назначили митрополитом Сибирским и Тобольским. Он приезжает в этот далекий край и разворачивает широкую просветительскую деятельность: открывает школу, пишет пьесы, которые разыгрываются его учениками. Выписывает из Киева ученых-монахов. Его стараниями на территории монастыря в 1717 году возвели небольшую двуглавую церковь Сорока мучеников. В это же время сибирский губернатор Гагарин поддерживает предложение митрополита о сооружении из камня гражданских зданий. И Тюмень понемногу начинает обновляться. Строить каменные дома было трудно, так как по царскому указу 1710 года предписывалось из Сибирской губернии вывозить в Петербург 299 мастеровых, а к 1712 году эта цифра увеличилась до трех тысяч!

На территории монастыря (с 1726 по 1755 годы) на деньги из монастырской казны и пожертвований тюменцев строится еще одна церковь – Петра и Павла. Увидеть же этот красивейший храм митрополиту не пришлось. Уже без него построили настоятельский корпус и обнесли территорию монастыря каменной оградой, а вдоль берегового обрыва, опасаясь оползня, поставили деревянный забор. Так в середине XVIII века в уездном городе Тюмени возвели Троицкий мужской монастырь.

Монастыри на Руси славились не только своей красотой, но и неприступностью. В 1773 году поднялось восстание Пугачёва. Дошло оно до Урала. Приближалось к Тюмени. И тогда в каменной ограде монастыря срочно сделали бойницы. Со всех окрестных деревень пришли крестьяне с рогатинами, чтобы дать достойный отпор смутьянам.

...Размеренно текла жизнь в тихой обители. Монахи, кроме служения Богу, обучали грамоте детей в церковной школе, пекли хлеб, держали скотину – полностью обеспечивали себя.

Шли годы, денег в монастырской казне не хватало, и каждый раз капитальный ремонт откладывался. В 1801 году игумен Маргарей пишет рапорт в Тобольскую епархию: «Каменной ограды вычинено и выбелено с обеих сторон три части, а четвертая – ветха, от которой часть под гору и со рву упала. А у настоящей от ветхости зубцы свалились и требуют великой починки или оной перекладки». В дополнение к сему в 1864 году на территории монастыря вспыхнул пожар… Тюменский купец-меценат Семен Михайлович Трусов жаловал монастырю большие деньги, а также подарил новый иконостас. Монастырская братия серьезно обеспокоились судьбой своей обители. Коварная Тура сильно подмыла берег – пришло время заняться строительными работами.

Власть большевистская

Символично, что улица, на которой стоит монастырь, ранее звалась Большой Монастырской. в 1922 году ее переименовали в Коммунистическую. В монастыре открыли комсомольское общежитие.

Большевики задумались: «Все-таки памятник зодчества, не разместить ли в нем музей атеизма?». Но музей не имел средств, чтобы заняться ремонтом и реставрацией строений. Поэтому в 1925 году заведующий секцией музеев и охраны памятников Л. Щульц предложил Тюменскому окрисполкому вернуть храм верующим. Власти отказали. В 30-е годы началась борьба с религией. Был уничтожен погост, где похоронены Филофей и почетный гражданин города Семен Трусов, построивший в Тюмени cиропитательное заведение. Есть версия, что мраморные надгробия пустили на крошку, которой затем облицевали крупнопанельные дома Тюмени. Настоятельские покои передали санаторию, для лечения туберкулезных детей; церковь Петра и Павла занял окрархив; а храм Сорока мучеников – актохранилище. В начале войны монастырь перешел в распоряжение коммунально-эксплуатационной части военного гарнизона Тюмени.

В марте 1945 года тюменские власти получили директивное письмо управления по делам архитектуры при СНК РСФСР, в котором указывалось, что здания бывшего монастыря являются памятниками архитектуры. Известные академики Грабарь и Шуров подписали соответствующее заключение. Но… въехали на территорию монастыря многотонные машины «Водоканала». Настоятельские покои занял главный его начальник. Был построен резервуар, оказавшийся непригодным, в результате чего вода потекла под фундамент собора. И с другой стороны Тура подмывала неукрепленный берег. К тому же из-за тяжелой техники началась вибрация грунта. Трещины на стенах собора увеличивались… Патриоты города в 60-х годах добились благоразумного решения властей, и через 30 лет «Водоканал» сдался.

Программа «Наследие»

В 80-е годы прошлого столетия формируется общественное мнение. Много говорится о спасении исторических памятников и многое делается. В 1988 году церковь Петра и Павла полностью реставрировали, в ней открылся филиал краеведческого музея. По крупицам собирались материалы. С Дальнего Востока пришло письмо. Моряки сообщали, что в их воинской части есть колокол, отлитый в 1911 году на заводе Гилёва. Музейщики привезли этот колокол на родину и установили на колокольне.

В Министерстве культуры разработали программу «Наследие». В нее включили и тюменский монастырь. Московский институт Роспроектреставрация занимался проектно-сметной документацией обители. Не обошлось без курьезов. В столице приняли программу по улучшению обслуживания населения Тюменской области. Руководствуясь названным документом, чиновники от культуры задумали в 13-й пятилетке установить в православном храме... орган. В прессе развернулись бурные дебаты. Победили историки. Решено было в храме разместить музей, а по великим духовным праздникам Тобольско-Тюменской епархии вести службу.

В конце 1980-х Тюменский реставрационный участок – ХРПУ – вел необходимые работы по спасению святыни. Архитекторы Томского института Сибспецпроектреставрация изучили архивные документы и на основе натурных изысканий определили, как выглядели зубцы на крепостных стенах, что представляла из себя башенка с ангелочком. Но финансирование работ шло тяжело.

За советский период разрушили церковь Сорока мучеников, довели до полного обветшания монастырскую школу, настоятельский корпус, уничтожили фрески, расписанные киевскими живописцами XVIII века.

Кто знает, как сложилась бы дальнейшая судьба древнейшей постройки, если бы…

Богоугодное дело

11 декабря 1996 года Троицкий собор официально передали Тобольско-Тюменской епархии. На торжестве присутствовали тогдашний министр культуры РФ Евгений Сидоров и архиепископ Тобольско-Тюменский Димитрий. Летом 2003 года епархии передали Петропавловскую церковь. Ныне это действующий мужской монастырь. Большую помощь в восстановлении святыни уже не один год оказывает правительство Тюменской области. На часто звучащий вопрос: почему власти уделяют внимание религиозным объектам, тогда как церковь отделена от государства, есть простой ответ: это имущество государства, казна российская, а православные общины – пользователи.

Каждый, кто бывал в Троицком соборе, восхищается его красотой. В воссоздании древних фресок участвовал Сергей Филатов, кандидат искусствоведения из Москвы, потомственный реставратор с мировым именем. Отрадно, что храм Божий живет. Он помогает всякому, кто приходит сюда за помощью: монастырская молитва имеет великую силу.